Делайте что хотите: во что превращают бывшие тюрьмы

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Делайте что хотите: во что превращают бывшие тюрьмы

Петр Ковалев/ТАСС

Министерство юстиции Украины начало продавать с молотка неиспользуемые тюрьмы. Один из первых лотов — Ирпенский исправительный центр в трех километрах от Киева. «Газета.Ru» выяснила, что может появиться на месте бывшей тюрьмы и что с ними делают в других странах, в том числе в России.

Делайте что хотите: во что превращают бывшие тюрьмы

Украинский Минюст на прошлой неделе запустил продажу исправительных учреждений, которые в данный момент не используются. Первый лот — Ирпенский исправительный центр, расположенный в трех километрах от Киева. Общая площадь зданий центра, расположенных на участке 8 га — 24 тыс. кв. м. К ним подведены все коммуникации: канализация, вода и электричество.

Выступая на мероприятии, посвященном старту программы, глава ведомства Денис Малюська сообщил, что

ведомству все равно, что будет построено на месте бывших тюрем — заводы, жилые здания или торговые комплексы — это будет утверждаться на местном уровне через компетентные органы, выдвигающие градостроительные условия и ограничения.

При этом часть средств от продажи таких объектов пойдет на содержание остальных, а часть будет переводиться в государственный бюджет. И это не значит, что заключенных выпустят на свободу: существующая система будет перераспределена,

заключенных переселят в учреждения, находящиеся за пределами городов, в результате чего еще около десятка действующих тюрем тоже будут проданы. Причем особое внимание будет уделяться местам заключения, находящимся в черте города.

Тюрьмы больше не нужны

Что делать с освободившимися тюрьмами, возможно, скоро придется задуматься и российской ФСИН. В пресс-службе ведомства «Газете.Ru» рассказали, что

за последнее десятилетие число постояльцев в местах лишения свободы сократилось вдвое.

Причем среди потенциальных новых заключенных растет чисто тех, кого приговаривают к альтернативному наказанию — принудительным работам.

Из-за этого ФСИН постепенно закрывает тюрьмы, в которых находится гораздо меньше заключенных, чем по установленному лимиту наполнения. В первую очередь под «сокращение» попадают тюрьмы со значительным износом основного фонда, а также те, где нет условий для трудоустройства заключенных, и расположенные в подтопляемых зонах.

Планирует ли ФСИН продавать такие тюрьмы через аукционы, как это делают на Украине, представители ведомства не стали уточнять. Но рассказали, что часть учреждений используется как постоянно действующие экспозиции по истории уголовно-исправительной системы. Статуса музеев они не имеют, хотя в целом функционал у них схожий, ведь в заведениях проводится учебная и просветительная работа с сотрудниками в виде лекций, экскурсий и других тематических мероприятий.

Одно из таких учреждений находится в Москве на Новослободской улице и называется «Центральная постоянно действующая экспозиция по истории уголовно-исполнительной системы».

Туда водят организованные экскурсии по предварительной заявке в рамках программы столичного департамента образования «Исторические субботы».

При этом на территории некоторых учреждений расположены объекты культурного наследия, которые тоже могут представлять интерес для туристов. В их числе — комплекс Санкт-Петербургской одиночной тюрьмы (Кресты), Городской Арестный дом с двумя служебными флигелями (сейчас там находится Областная больница имени Ф.П. Гааза), тюремный замок «Тапиау» XIII века в Калининградской области, Елецкая тюрьма в Липецкой области, а также небезызвестный Бутырский тюремный замок в Москве.

Что с ними делать

В беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» соучредитель фонда «Городские проекты» Максим Кац поддержал стремление украинских властей распродавать пустующие тюрьмы, особенно после всех случившихся там в последние годы перемен. «Это очень хороший знак», — сказал Кац.

Что касается тюрем, которые имеют историческое значение, по мнению эксперта, они больше всего подходят для создания памятников эпохи, особенно если там содержались известные заключенные, особенно — политические.

В качестве одного из самых ярких примеров Максим Кац привел знаменитую американскую тюрьму Алькатрас. Сейчас там проводятся экскурсии, а раньше, когда тюрьма работала по своему прямому назначению, ее постояльцами были такие известные личности, как Аль Капоне, «Птицелов» Роберт Страуд и Джордж «Пулемет».

С мнением урбаниста согласился гендиректор НКО Svobodnoe Prostranstvo Михаил Климовский.

«Это может быть какой-нибудь музей, связанный с человечностью, с пацифизмом, с такими вещами. Поэтому, мне кажется, чем больше тюрем будет превращаться в культурные объекты, говорящих о том, что такое культура, что она выше разных низменных качеств человека, тем лучше»,

— отметил Климовский.

При этом эксперт добавил, что главное — сохранять идентичность места. Это не значит, что такие места не могут трансформироваться, но превращать их в «многоэтажную бургерную» точно не стоит.

Но если бывшая тюрьма не является частью культурного наследия и при этом находится внутри города, ее вполне можно превратить в какое-то коммерчески выгодное пространство, считает Максим Кац.

В этом смысле он провел аналогию с превращением бывших заводов и мануфактур в новые пространства в Москве. Самые яркие примеры — «Красный Октябрь», дизайн-квартал «Флакон» и «Даниловская мануфактура».

«Заводы и мануфактуры — это суперизвестная тема и во всем мире происходящая, потому что идет деиндустриализация во многих развитых странах и освобождается много территорий заводов, которые больше не нужны, — пояснил Максим Кац. — И эти заводы занимают огромные площади в городах, иногда в центрах, и их надо регенерировать. Надо это пространство как-то возвращать к жизни».

Такая трансформация может принести значительную экономическую выгоду. Кац рассказал, что когда в такие места первыми заезжают художники, коворкинги или небольшие офисы, то такая недвижимость быстро растет в цене. Причем на начальном этапе для запуска этого процесса нужна помощь государства. Но в зависимости от состояния объектов, первоначальные вложения могут взять на себя и девелоперы. Главное, чтобы в итоге такие здания все равно переходили к ним.

«Дело государства — это сделать так, чтобы у него не было заброшенных территорий в центре городов и вообще в городах, и запускать процесс развития этой территории», – подытожил Максим Кац.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *