«Лишние траты»: почему не было врачей на матче, где погиб юный футболист

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Лишние траты»: почему не было врачей на матче, где погиб юный футболист

Максим Богодвид/РИА «Новости»

Скоропостижная смерть 17-летнего игрока от остановки сердца на матче Любительской футбольной лиги (ЛФЛ) всколыхнула все футбольное сообщество. Отсутствие на поле медицинской бригады с реанимационным оборудованием стало роковым в вопросе жизни и смерти. Основатель клуба ЛФЛ «Легион», в настоящий момент — игрок команды «Кила» Александр Седов, который выступает в соревнованиях этой лиги с 2001 года, объяснил «Газете.Ru», почему на матчах не дежурят медицинские бригады и почему организаторы ЛФЛ мало что могут поделать с этой проблемой.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

«Лишние траты»: почему не было врачей на матче, где погиб юный футболист

Лиге угрожают прокуратурой

26 июня на матче Любительской футбольной лиги (ЛФЛ) в Москве произошла трагедия — 17-летний игрок Максим Добровольский скончался от внезапной остановки сердца, успев сыграть всего пять минут. Парень неожиданно упал на газон, хотя не участвовал ни в каких единоборствах с соперником.

Президент ЛФЛ Дмитрий Смирнов заявил Sport24, что первую помощь игроку оказали медики на футбольном поле, а затем прибыла и карета скорой помощи. При этом врач из реанимобиля по телефону давал указания тем специалистам, которые находились рядом с юношей.

Однако, по словам свидетелей, в действительности на игре не дежурил ни один врач, и футболисты попытались самостоятельно оказать ему первую помощь. Скорая помощь прибыла через 30 минут, когда было уже слишком поздно, и реанимационные действия не возымели эффекта.

Член Российского футбольного союза (РФС) и президент Московской федерации футбола Сергей Анохин жестко раскритиковал ЛФЛ и пригрозил лиге разбирательствами с прокуратурой.

«Я дал поручение исполнительному директору Московской федерации футбола написать заявление в прокуратуру от моего имени с просьбой проверить деятельность любительской футбольной лиги.

«ЛФЛ Юго-Запад» — это коммерческая организация, которую не контролирует Московская федерация футбола. Более того: ее не контролирует ни Москомспорт, ни Российский футбольный союз», — посетовал функционер.

«У ЛФЛ нет скорой помощи, нет техники обеспечения безопасности на соревнованиях, карточек игроков, медицинских справок, они не проходят УМО (углубленное медицинское обследование).

Они просто зарабатывают деньги на этих турнирах. И рискуют здоровьем детей, футболистов. Вот такие случаи происходят, в них будет очень сложно разобраться», — заявил Анохин.

Также чиновник заверил, что будет принимать активное участие в расследовании смерти игрока и попытается надавить на коммерческие лиги, чтобы они начали следовать тем регламентам, которые прописаны в департаменте спорта Москвы.

«У Анохина — конфликт интересов с ЛФЛ»

Стоит отметить, что при более глубоком рассмотрении ситуация начинает казаться не столь однозначной. Основатель клуба ЛФЛ «Легион», в настоящий момент — игрок команды «Кила» Александр Седов, который выступает в соревнованиях этой лиги с 2001 года, объяснил «Газете.Ru», почему на матчах не дежурят медицинские бригады, а также подробно прокомментировал слова Анохина.

«Заявление Анохина о том, что ЛФЛ — это коммерческая организация, которая непонятно как проводит соревнования, немножко забавно слышать, потому что господин Анохин прекрасно знает, на каком уровне ЛФЛ проводит свои турниры.

Но у него давний конфликт с братьями Дмитрием и Артемом Смирновыми — основателями ЛФЛ. В том числе конфликт интересов. Однако, поскольку в последнее время ЛФЛ много сотрудничала с Российским футбольным союзом, видимо, у президента Московской федерации футбола раньше не было рычагов давления на эту организацию.

ЛФЛ — это действительно коммерческая лига, но она подарила многим людям возможность играть в футбол. Смирновы создали ее еще в 1996 году. Все началось с Западной лиги, а теперь распространилось по всей Москве.

Я сам играю с 2001-го — как только Северная лига образовалась. Безусловно, этот проект принес Смирновым хорошие деньги, но я бы отметил, что у него есть и большая социальная значимость, потому что очень много людей были объединены возможностью играть в футбол. Раньше этого очень не хватало.

Сейчас стали появляться другие лиги. В каких-то моментах они выигрывают у ЛФЛ, но все равно именно эта лига остается для всех (особенно для более-менее серьезных игроков) главной, самой интересной и престижной.

Там очень конкурентная среда. Ну и вообще, победить в Лиге чемпионов Москвы — это, наверное, главное достижение в столице для футболиста-любителя», — отметил Седов.

«Плата за дежурство медбригады существенно поднимет цену за матч»

«Вообще в регламенте ЛФЛ не прописана необходимость присутствия медицинского работника на стадионе, — рассказал игрок. — Но, когда идут любительские соревнования большого масштаба — типа Континентальной футбольной лиги, чемпионатов и Кубков России, общероссийской Лиги чемпионов, — тогда, безусловно, медицинская бригада присутствует.

Так, на крупных матчах ЛФЛ давно работает знаменитый врач Юрий Васильков (экс-врач сборной России и московского «Спартака». — «Газета.Ru»). И не только он: на любительских турнирах такого уровня медики есть всегда.

Что же касается отсутствия медицинской бригады на обычных регулярных соревнованиях ЛФЛ, то давайте будем честными: здесь вопрос в том, что это влияет на цену. И в этом, наверное, не только вина ЛФЛ, потому что команды платят за участие в матче.

Оплачивается аренда стадиона, судейство, и получается, что цена варьируется где-то от 2,5 тысяч до 5 тысяч рублей за игру. Плюс команды платят ежеквартальные взносы — 9 тысяч, которые идут основателям лиги братьям Смирновым.

Если к этим тратам добавить еще и плату за дежурство медицинской бригады, обладающей всем необходимым оборудованием для реанимационных действий, то это существенно поднимет цену за матч.

Сколько раз это бы ни выносилось на обсуждение, команды отвечали, что предпочитают платить по имеющимся тарифам и играть без медработников на стадионе. И уже давно вопрос медицинской бригады не поднимался.

Сама ЛФЛ тоже не может позволить себе платить за бригаду скорой помощи на каждом матче, насколько я понимаю.

Если же говорить о менее дорогостоящем варианте — например, нанять какого-то одного условного фельдшера, — то на матчах любительской лиги такая помощь в принципе не нужна. При ушибах и растяжениях помощь могут оказать сами игроки. Если же человек порвал крестообразную связку, то это очень неприятно, но обычный фельдшер на поле все равно ничего не сделает — в такой ситуации вызывается бригада скорой помощи.

Только в тех редких случаях, если человека сильно ударили в голову или случился сердечный приступ, может понадобится настоящая дежурная бригада на поле. Но от этого, как уже говорилось выше, сами команды отказываются из-за дороговизны.

Также я хотел бы прокомментировать слова о том, что люди якобы постоянно умирают на матчах ЛФЛ, — примерно так сказал господин Анохин. Это неправда.

Нет такого, что в ЛФЛ кто-то каждую неделю умирает или даже раз в год. Я играю с 2001 года и не припомню раньше случаев летального исхода. Это какие-то исключительные моменты, и если что-то и было, то очень давно».

«Игроки часто не следят за своим здоровьем»

«Есть еще один важный момент. Наверное, это не относится к погибшему парню, но люди часто не следят за своим здоровьем и не проходят медобследования, — отметил Седов.

— Кроме того, некоторые могут прийти на утренний матч после того, как они провели бурный вечер, а то и ночь. От них исходит запах перегара, и понятно, что все это не способствует лучшей работе сердца. И так делают вполне себе взрослые люди.

Здесь многие сами делают выбор. Я не говорю о том, что отсутствие врача на стадионе — это хорошо. Но я не вижу сейчас, как эту проблему безболезненно решить.

В других лигах, которые, в частности, сотрудничают с Московской федерацией футбола, возглавляемой Анохиным, — Amateur, АФЛ, — не могу сказать, что тоже присутствует врач на поле. Возможно, кто-то есть номинально. Но даже если врач там и присутствует, не уверен, что он сможет помочь человеку с сердечным приступом.

Я говорю это объективно, потому что квалифицированной медицинской помощи, которая может спасти человека реанимационными процедурами, нет ни на каких любительских турнирах — в том числе и на тех, которые работают под патронажем господина Анохина.

Проверять деятельность ЛФЛ, конечно, можно, и какие-то нарушения, наверное, найдутся. Закрыть ЛФЛ — это просто мечта для некоторых людей. Но станет ли от этого лучше, я сильно сомневаюсь», — подытожил Седов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *