«Дикость и беспредел»: первые слова Устюгова после дисквалификации

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Дикость и беспредел»: первые слова Устюгова после дисквалификации

биатлонист Евгений Устюгов

биатлонист Евгений Устюгов

ТАСС

Евгений Устюгов впервые выступил публично после решения Антидопинговой панели Спортивного арбитражного суда (CAS) наказать его по обвинению в применении запрещенных веществ. Из-за этого российский биатлонист лишился олимпийских наград, завоеванных на Играх 2010 и 2014 годов.

«Дикость и беспредел»: первые слова Устюгова после дисквалификации

В минувший вторник, 27 октября, Антидопинговая панель Спортивного арбитражного суда (CAS ADD) вынесла скандальное решение, наказав российского биатлониста Евгения Устюгова. По обвинению в применении запрещенных препаратов спортсмен был лишен сразу нескольких наград, завоеванных им на Олимпийских играх 2010 и 2014 годов. В Ванкувере Устюгов победил в масс-старте и взял бронзу в мужской эстафете вместе с Иваном Черезовым, Максимом Чудовым и Антоном Шипулиным, а в Сочи также в эстафетной гонке в команде с Алексеем Волковым, Дмитрием Малышко и все тем же Шипулиным вновь стал олимпийским чемпионом.

Столь вопиющий вердикт ожидаемо вызвал острую реакцию у главных людей отечественного биатлона. Высказались все: от именитых спортсменов до депутатов Госдумы и бывших руководителей Союза биатлонистов России. Не обошли стороной эту тему даже на Западе. Чего только стоят высказывания норвежских журналистов и лучших биатлонистов их страны, которые откровенно посмеялись над Россией, в очередной раз пострадавшей из-за допингового скандала. До сих пор молчал только главный фигурант конкретно этой истории — Евгений Устюгов.

«Много лет я буквально умолял Евгения все подробно объяснить, показать, рассказать про свою кровь, здоровье, почему закончил карьеру так рано. Увы, тщетно. Молчание — путь в тупик! Самое печальное — теперь и все наши многочисленные успехи с 2010 по 2014 годы в биатлоне перечеркнуты. Возмущаться сил нет, все надоело. Молчание Устюгова уже не вызывает вопросов. Позиция российских спортсменов «авось пронесет» известна. Они молчат, медали отнимают. Молчат — отнимают. Вспоминаю, как Шипулин был сильно недоволен нашим журналистским шумом в Австрии, где мы вместе с МИД России после обысков фактически спасли нашу команду. Полиция говорила нам молчать, и тогда все обойдется. Молчали? Обошлось?» — возмущался в своем Telegram-канале голос отечественного биатлона Дмитрий Губерниев.

И когда градус напряжения слегка понизился, Устюгов все же выступил перед общественностью. В своем интервью «Спорт-Экспрессу» биатлонист выразил намерение обжаловать решение Антидопинговой панели CAS. С момента вынесения приговора у россиянина на подачу апелляции есть 21 день. Также спортсмен рассматривает вариант с дальнейшим обращением в федеральный трибунал Швейцарии.

«Не знаю, как правильно описать свои чувства, но всех рожденных в СССР учили никогда не сдаваться. Русские не сдаются, будем продолжать свою борьбу. В любой ситуации надо идти до конца, и мы пойдем. Мы будем обжаловать несправедливость любыми возможными способами. Если бы не влиятельные друзья, которые мне помогают в этом деле, можно было отчаяться. Работа адвокатов, экспертизы — это сотни тысяч долларов. Закончившему карьеру спортсмену в России без такой помощи просто не справиться, не удастся отстоять справедливость», — сказал Устюгов.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от rusbiathlon.ru (@rusbiathlon.ru) 29 Окт 2020 в 6:28 PDT

Уроженец Красноярска ушел из профессионального биатлона еще в апреле 2014 года, однако с вопросами о допинге к нему представители иностранных ведомств приставали еще не раз. Через несколько лет после того, как спортсмен завершил карьеру, дисциплинарный орган Международного союза биатлонистов (IBU) взял у него дополнительные тесты на допинг и, обнаружив нестандартные показатели организма, обвинил в употреблении эритропоэтина.

Впрочем, в итоге Устюгов свое имя отстоял и доказал, что никакого допинга он не принимал. Особенность организма Евгения характеризуется наличием в нем крайне редких мутаций, которые определяют повышенный уровень гемоглобина. Именно аномально высокое значение гемоглобина и вызвало у IBU вопросы, но все объяснялось элементарной генетикой — такие особенности организма Устюгову просто передались по наследству от родителей. И это, к слову, в его биологическом паспорте 2010-2014 годов было четко отражено. Когда биатлонист добился оправдания, дело закрыли. Но в 2020-м по какой-то причине IBU возобновило расследование в Антидопинговой панели, не уведомив об этом даже самого Устюгова.

«Первое эхо прилетело в 2016 году, когда мой паспорт крови посчитали подозрительным. После этого мы отправили ряд моих анализов и анализов моих родителей в IBU. В ответ на это IBU предложило сдать дополнительные тесты, на что я согласился, поскольку я ни в чем не виноват и мне скрывать нечего. В 2017-м, спустя три года после завершения карьеры, ко мне дважды приезжали офицеры допинг-контроля IBU, забирали кровь и исследовали ее в своих лабораториях. На основании этих исследований в 2018 году эксперты IBU по биологическому паспорту признали, что у меня есть генетическая мутация и повышенный уровень гемоглобина нормален для моего организма.

После этого IBU перестали предъявлять претензии, закрыли дело и успокоились. Но, к сожалению, в 2020 году IBU вдруг решили под непонятным предлогом возобновить это дело в панели CAS ADD в отсутствие каких-либо новых доказательств. Эксперты IBU по биологическому паспорту взяли и на ровном месте кардинально изменили свое мнение. И вот к чему это привело. На мой взгляд, это беспредел со стороны IBU и CAS ADD. Очень жесткий. Думаю, что все это прекрасно понимают»,

— отметил биатлонист.

Удивление вызывает и тот факт, что Антидопинговая панель CAS в принципе не могла рассматривать дело Устюгова. Как минимум, потому что дело уже было закрыто. Как максимум, из-за нарушения правил IBU, которое союз сам же и допустил.

Что за нарушение? В 2019 году IBU изменил регламент, согласно которому на допинговые расследования распространяется срок давности в десять лет. Однако эти правила не касаются биатлонистов, которые завершили карьеру еще до их принятия. А Устюгов как раз закончил с профессиональным спортом задолго до этого — весной 2014-го. Так что по отношению к Евгению должны были применяться правила, установленные IBU ранее, в 2012 году. Согласно им, допинговые дела обладают сроком давности в восемь лет.

Тем не менее у россиянина все равно отняли медали Ванкувера-2010, хотя официально не имели права даже рассматривать этот вопрос. Если же IBU хотел возобновить расследование, несмотря ни на что, то был обязан уведомить Устюгова и спросить его разрешения на это. Но ничего подобного не произошло.

Получается, что Международный союз биатлонистов совместно с Антидопинговой панелью CAS просто-напросто пошли в обход своих же установок. И это весьма занимательно, учитывая, что IBU изначально согласился, что рассматривать дело россиянина уже нельзя, но затем вдруг сделал рокировку.

«Я был крайне удивлен, когда ознакомился с новыми обвинениями IBU. Помимо того, что я никогда не соглашался на рассмотрение моего дела в CAS ADD, который получил такие полномочия только в сентябре 2019 года, я никогда не давал согласие на применение ко мне новых правил IBU.

Получается, что IBU могут делать все, что захотят, — и все это им сходит с рук. Может быть, в следующий раз они установят столетний срок давности и дисквалифицируют вообще все результаты спортивных соревнований, в которых выиграли русские спортсмены.

Срок давности по моему делу составляет восемь лет, а не десять, как заявлял IBU. Очевидно, что IBU действует недобросовестно в нарушение всех принципов. А решение CAS ADD просто дикость», — возмутился Устюгов.

Все это, на самом деле, печально и очень не вовремя, учитывая, что уже на следующей неделе, со 2 по 5 ноября, в CAS пройдет слушание по делу WADA против РУСАДА, по итогам которого будет определена судьба всего российского спорта на ближайшие годы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *