Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Петр Ковалев/ТАСС

30 мая в русскоязычном интернете отмечается «международный день феминизма» — неофициальный, если не сказать фейковый праздник, приуроченный ко дню гибели Жанны д’Арк. «Газета.Ru» поговорила с российскими сенаторами и депутатами о том, нужен ли феминизм в политике и почему в России на сегодняшний день нет ни одной женской или профеминистской партии.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов:

«Самые гениальные изобретения природы — это женщина, цветы и пчела. Женщина всем нам подарила жизнь, она всех нас выносила под сердцем, поэтому ей поклон и благодарность. Поэтому у всех народов везде мать особо почитается. Цветы прорастают, дают семена, и прорастают новые растения. А пчела — это главный эколог планеты. Поэтому к женщине надо относиться прежде всего с любовью и уважением.

Что касается феминизма, на мой взгляд это увлечение, которое ничего хорошего женщинам не дает. Женщина сегодня вынуждена дома выращивать своих детей, часто в одиночку. Почему? Потому что сегодня мужик не может прокормить свою семью. У нас такого безобразия никогда не было. У меня по отцу дед, у него восемь детей было, из них шесть — педагоги, всех выносил, всех выкормил, всех вырастил. Конечно, помогала советская власть, и, в целом, женщинам было проще. У меня мать всю жизнь преподавала в начальной школе.

Что касается детского сада, в основном, женские руки обхаживают наших детей, делают из них полноценных граждан, в школе тоже много учителей-женщин, целые производства на руках женщин.

Я не знаю, чем занимаются феминистки, больше языком болтают, а вот что касается реальной власти, если бы женщин было больше во власти, было бы больше порядка, больше совестливости, больше заботы о детях и стариках.

Поэтому я за то, чтобы максимально поддержать женщин, в том числе и выдвигая их на депутатские должности, на работу. Но при этом надо помнить, что природа создала женщину, чтобы продолжать род человеческий и чтобы украшать и облагораживать нашу жизнь. Женщин надо любить, почитать, кланяться и уважать.

Женские партии — это полная ерунда. Главный смысл партии — предложить идею, собрать сильную команду, прийти во власть и реализовать то, что они обещают людям. Разве женская партия способна одна что-то решить? Да это противоестественно и ненормально. У нас в партии очень много женщин, толковых, грамотных, они великолепно трудятся, ребята многие берут с них пример и равняются на них. Партия — это идея. Я против мужских, женских партий, партий пенсионеров, партий любителей пива и так далее».

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Виталий Белоусов/РИА «Новости»

Председатель партии «Справедливая Россия — За правду» Сергей Миронов:

«Если под феминизмом мы понимаем борьбу за равноправие женщин, то день феминизма, как и международный женский день, должен наступать 365 дней в году, в отдельных случаях 366. Особенно для мужчин.

Да, сегодня чисто женских партий действительно нет. Хотя в нашей «Справедливой России» женщин очень много.

А насчет женских партий вопрос надо задавать самим женщинам. У нас в стране много женских союзов, объединений, которые борются за их права. Нужна ли партия? Если женщины считают, что нужна, первый шаг должны сделать именно они.

О феминизме в российской политике скажу так: в политической, равно как экономической и социальной жизни должно быть равенство. Это очевидно и обязательно. С этой точки зрения феминизм совершенно приемлем. Но не нужен «феминизм ради феминизма» — чтобы покрасоваться, чтобы прозвучать, чтобы «быть в тренде». Будет конкретная политическая сила, нацеленная на решение важных для людей вопросов, — многие партии будут с ней сотрудничать. Мы, например, к этому готовы.

Если такие партии появятся, шансы у них есть, я в этом уверен. Я всегда говорил: женщина наделена даром и чувством справедливости, и если такая замечательная черта будет привнесена в политику, это только укрепит наше общество, обострит здоровую конкурентную борьбу.»

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Станислав Красильников/ТАСС

Сопредседатель партии «Справедливая Россия — За правду» Захар Прилепин:

«Все партии в России женские. Феминизм — зло».

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Сергей Фадеичев/ТАСС

Председатель ЛДПР Владимир Жириновский:

«Феминизм — это явление, направленное, может быть, на защиту прав женщин, но будет иметь большие отрицательные последствия. Если по-настоящему раскрутить права женщин, то девочки замуж выходить не будут и рожать не будут. Вот в чем проблема. Они хотят быть равными с мужчинами. И это понятно. Но мужчина не может родить.

Конечно, можно перейти к искусственному оплодотворению. Допустим, брать яйцеклетку у женщины, семя у мужчины и в каком-то специальном инкубаторе будет плод расти — искусственные дети. Но пока это сложно. Хотя мы к этому придем лет через 200-300, и тогда феминистски восторжествуют. Не хочет замуж — не выходи. Не хочешь рожать — не рожай. Не хочешь иметь детей — не имей. Но если хочешь иметь, не рожая, тебе будущая демографическая техника поможет. У тебя возьмут только лишь твою яйцеклетку, и все. Все остальное за тебя сделает медицина.

Сегодня феминистски раздражают многих. Они, конечно, в чем-то правы. Но, с другой стороны, они умаляют достоинства мужчин.

У мужчины главная цель в жизни — это работа, карьера. А если мы его посадим дома, домашними делами заниматься — он погибнет. Он будет хорошо ухаживать за детьми, все будет нормально, но он погибнет. Ибо у него не будет стимула его жизни. А стимул его жизни — его работа. Вы скажете, что дети — тоже работа. Согласен. Но у матери инстинкт материнский помочь детям встать на ноги. У мужчины этого инстинкта нет, этого-то феминистски понять и не могут.

Поэтому у феминизма есть положительные тенденции, но есть и отрицательные.

Очень осторожными нужно быть с феминизмом. Мужское население и так уменьшаться будет. В России оно уже уменьшилось на 10 млн. В России мужчин меньше, чем женщин. Поэтому каждое такое направление — феминизм, ЛГБТ — будет способствовать уменьшению числа рождений детей. В этом проблема».

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

РИА «Новости»

Председатель ЦК партии «Коммунисты России» Максим Сурайкин:

«На самом деле многие партии борются за права женщин, например, мы — коммунисты. В Советском Союзе вопрос о правах женщин ставился очень жестко, всегда боролись за их равноправие, возможности их самореализации, право на материнство и право занимать любые должности.

Мы, как коммунистическая партия, стараемся, чтобы у нас было побольше женщин. Выдвигаем их на различные посты, кандидатами в депутаты или главами районов. К примеру, в Тверской области женщина избрана главой сельского поселения от нашей партии. У нас много депутатов-женщин. Мы стараемся максимально помочь нашим женщинам самореализоваться и защищаем их права. Многие партии стоят на этой позиции, поэтому необходимость отдельной партии, которая будет защищать права женщин, в обществе отсутствует.

Есть феминизм в агрессивной европейской форме, где сумасшедшие бегают в неприглядном виде и стоят на позиции, что женщина не должна рожать, а только как мужик работать с отбойным молотком. Конечно, такой феминизм в российской политике не нужен, но если его понимать в классической форме — защита женщин, создание условий для их самореализации и равноправия в обществе, — то такой нужен.

То есть тут важно разделять, потому что в информационной войне, которая ведется против нашей страны более 30 лет, важна четкость понятий. Под отдельными понятиями люди могут понимать совершенно разные вещи. Поэтому феминизм в лучшем смысле этого слова нужен, а феминизм в подмененном понятии, который нацелен на разрушение наших основ и восприятие традиционной семьи, нет».

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Сергей Савостьянов/ТАСС

Председательница Гендерной фракции партии «Яблоко» Галина Михалева:

«Женские партии, конечно, не нужны, это секторальный вопрос, права женщин зависят и от других институтов, от других прав и свобод. Там, где нет других прав и свобод, не защищаются и права женщин. А там, где существуют демократические институты, обязательно занимаются гендерным равенством тоже.

Женские партии — это исключение. На самом деле задача партии — либо проводить правительственную политику либо предлагать содержательную и персональную альтернативу существующей системе и существующему режиму. Поэтому женская проблематика — это маловато. Это хорошо для НКО, для женских движений, а для партий этого мало. Неслучайно у нас было несколько попыток создать женские партии, но они ничем не закончились. Были «Женщины России». Но потом они стали поддерживать правительственный курс и сошли на нет. Все остальные — это или фейки, или однодневки.

Феминистки наши молодые тоже пытались создать партию. Я тогда им объясняла, что это практически невозможно, особенно сейчас, потому что сейчас надо столько условий выполнить.

Неслучайно у нас оппозиционные партии не регистрируются в последнее время, а женская партия не может быть консервативна, она по определению оппозиционна.

А феминистские организации очень нужны, они сейчас существуют, и довольно много возникает фемгрупп. Но после того, как у нас действующие женские организации, Центр гендерных исследований, объявили иностранными агентами, они или все позакрывались, или просто дышат на ладан и им очень сложно работать. Кому хочется жить с таким клеймом? К тому же это очень сложно, потому что надо взаимодействовать с государственными органами: образовательными, правоохранительными, органами здравоохранения — а они не хотят работать с агентами.

Фемгруппы существуют как незарегистрированные организации, сетевые организации, они отчасти в подполье. Поэтому у них взгляды довольно радикальные, которые обществом плохо воспринимаются. У нас в обществе вообще не понимают, что такое феминизм, и плохо к нему относятся. Но это еще больше выталкивает молодых феминисток, осознающих проблему, в радикализм».

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Илья Питалев/РИА «Новости»

Член комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Виталий Милонов:

«В России женщины не рассматриваются как ущемленная категория людей или как недолюди. Женщины составляют большую часть населения, поэтому по какому принципу женская партия может существовать? Возможно, по форме трусов или ношения бюстгалтеров. Это было бы смешно, и причем тут политика?

В России не может быть женской партии, это смешно и первобытно-общинно — женщины за одним столом, а мужики за другим.

Слава Богу, что Россия как хранительница европейской культуры все-таки политиков-профессионалов делит не по двери в туалет, а по их профессиональным навыкам. Я считаю, что вся эта женская повестка — способ самоустроиться и получать какую-то зарплату у тех, кто ничего не имеет в этой жизни и хочет спекулировать на каких-то половых, гендерных различиях между людьми.

Феминизм — это не про женщин, феминизм — это новая форма марксизма и его продолжения. Он не имеет ничего общего с защитой прав женщин и иметь не будет. Феминизм — это идеология для ушлых лесбиянок, которые не нашли себе счастья в жизни и пытаются найти новые способы самоудовлетворения. Я считаю, что в России феминизм должен быть признан экстремистским течением и запрещен вместе с «Талибаном» (запрещен в РФ) и прочими нехорошими вещами. Тут еще непонятно, что хуже — Талибан или феминизм».

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Максим Блинов/РИА «Новости»

Зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина:

Реализация созидательного потенциала российских женщин может обеспечить нашей стране долгожданный экономический прорыв. Я верю в сильных и независимых россиянок, которые не хотят отправлять своих детей на войну, которые принимают и любят их любыми — иногда особенными, не такими, как все. Я верю в женщин, которые легко могут договориться, забыв про различия в цвете кожи или разрезе глаз. Я верю в женский взгляд на мир, и знаю, что именно нам, женщинам, предстоит сделать Россию более миролюбивой, современной и благополучной.

«Идея профеминистской партии давно назрела. Но это должна быть не женская партия, в ней должно найтись место и мужчинам, профеминистам.

И их достаточно в России — мужчин от 25-55 лет, которые выступают за гендерное равенство во всем: в правах, целях, задачах, возможностях, карьерных устремлениях, оплате и результатах труда, ведении домашнего хозяйства и в самом важном — разделении ответственности за воспитание детей. Такой подход, например, исключает экономическую зависимость супругов и, как следствие, домашнее насилие. А в этом и есть главные семейные ценности».

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Владимир Федоренко/РИА «Новости»

Председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас:

«Партия, сформированная по гендерным признакам, не будет пользоваться популярностью в России, на такую партию нет общественного запроса. Партия — это, прежде всего, определенная идеология, приверженность определенным принципам. Политическая идеология и повестка. Женщины наравне с мужчинами выступают за защиту материнства, детства — это ценности, разделяемые нами вне зависимости от половой принадлежности. В российском обществе нет запроса на так называемые «женские» партии, у нас не стоят остро гендерные противоречия, как в тех странах, где такого рода риторика и повестка популярны. Да и само по себе существование таких партий в отдельных государствах, по сути, констатирует собой фактор глубоких гендерных проблем, которых в России нет.

В России нет конфликта между женской и мужской частями населения, он был преодолен еще во времена Советского Союза, когда вне зависимости от половой принадлежности люди получали равные права, гарантии.

Равное избирательное право, например, реализовывалось у нас раньше, чем в Европе, это достижение советского конституционализма. Поэтому сама постановка вопроса, «нужен ли России феминизм», феминизм в том виде, который существует на Западе, — нерелевантна для нашего общества. Но важно понимать, что уважение прав женщин является необходимым элементом государственной политики. Однако радикализация данного направления грозит обратным эффектом, эскалацией гендерного антагонизма. Тут ведь и заключена суть — почему-то на Западе особенно часто противопоставляют такого рода вещи — если вы против феминизма, значит, против женщин, и т.д. А это ведь в корне неверно. И это часто как раз лишь усугубляет гендерные и другие противоречия, а не решает их».

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Рамиль Ситдиков/РИА «Новости»

Председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков:

«Женских партий нет не только в России, женских партий, которые представляли бы из себя нечто большее, чем клуб по интересам, нет ни во Франции, ни в Германии, ни в США. Я не знаю ни одной страны западного мира, где есть влиятельная именно женская партия. Я знаю про общественные движения, которые уделяют повышенное внимание защите прав женщин, они есть. Но именно политическая женская партия — о таком я не слышал, и если где-то они существуют, то это, скорее, исключение, чем правило. Так что Россия в этом случае, так сказать, находится в общем ряду.

Женская партия в современном мире, где признаются основные права и свободы, содержащиеся в декларации прав человека и документах ООН, скорее всего, не нужны. За пределами отдельных государств, где женщины находятся в угнетенном положении и у них нет равных прав с мужчинами, к примеру, в Саудовской Аравии, они пользуются такими же правами, как и мужчины. Другое дело, правоприменительная практика, иногда получается так, что женщины равноправны де-юре, а де-факто им платят меньшую зарплату и не берут на руководящие должности.

Такое встречается, но это все решается в рамках тех политических партий и движений, которые включают это в свою повестку дня. Конечно, общественные движения иногда перехлестывает за пределы их официальных целей, как с кампанией «Me too» (англ. — «я тоже». — «Газета.Ru») в США. Она начиналась как борьба против сексуальных домогательств со стороны мужчин, но затем участники движения начали фактически преследовать даже тех мужчин, против которых выдвигались голословные обвинения. Это оборотная сторона борьбы за права женщин, что в большей степени характерно для США и Великобритании.

Права женщин защищены на уровне законодательства различных государства, так и международных соглашений. Превращать это в какую-то политическую программу — этого будет недостаточно.

Скорее всего, поэтому и нет женских партий, так как людей занимают вопросы качества жизни, экологии, безработица и нарушение прав женщин лишь один из вопросов. То есть это не тянет на полноценную политическую программу, иначе такие партии бы действовали и получали места в парламенте.

Феминизм довольно сложный феномен, я к нему отношусь достаточно осторожно. На мой взгляд, феминистские движения, которые начинались как борьба за равноправие женщин, вырождаются в нечто иное. Когда роль женщины сводилась к тому, чтобы находится дома, выращивать детей и обслуживать мужа — тогда борьба за женское равноправие была оправдана.

Но начиная с 60-70-х годов прошлого века феминистские движения стали вырождаться в антимужские движения. То есть стали выдвигать в качестве своих программ такие тезисы, что мужчина являются угнетателями по своей природе и стали настраивать часть женского населения против мужчин.

Потом начался крен в сторону борьбы с семьей, говорилось, что семья для женщины — это рабство и они никогда не будут свободны, пока существует традиционная семья. Затем феминисты пошли дальше и заявили, что дети являются инструментом эксплуатации и покуда женщины будут зависеть от воспитания детей, они не могут заняться самореализацией, будут угнетены и обречены на обслуживание мужа и детей».

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

«Комсомольская правда»/Global Look Press

Между пчелами и «Талибаном*»: политики определили место феминизма во власти

Петр Ковалев/ТАСС

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *