Эффект Саакашвили: «Грузинская мечта» остается у власти

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Эффект Саакашвили: «Грузинская мечта» остается у власти

Irakli Gedenidze/Reuters

Парламентские выборы в Грузии завершились победой правящей партии «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили. Триумфальное возвращение Михаила Саакашвили, на которое рассчитывал оппозиционный блок «Единое национальное движение», не состоялось. Сама же избирательная кампания стала выражением мнения грузин о доверии или недоверии к конкретным политикам, а не программам партий.

Эффект Саакашвили: «Грузинская мечта» остается у власти

В Грузии подводят итоги парламентских выборов, прошедших 31 октября. После подсчета 99,77% голосов лидирует правящая партия «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили — она набирает 48,16%. На определенных этапах обработки избирательных бюллетеней партия преодолевала рубеж в 50%, однако позже этот показатель устойчиво скорректировался в сторону уменьшения.

Оппозиционный блок «Единое национальное движение — Объединенная оппозиция» набирает 27,12%. Всего же в парламент проходят семь партий и два блока.

Среди них также «Европейская Грузия Давида Бакрадзе, «Лело для Грузии» Мамуи Хазарадзе, «Альянс патриотов» Ирмы Инашвили, «Георгий Вашадзе — Стратегия Агмашенебели», «Гирчи» Зураба Джапаридзе, «Граждане» Алеко Элисашвили, Лейбористская партия Шалвы Нателашвили. Каждая из них набрала не более 4%.

Оппозиция уже заявила о фальсификации результатов голосования, и почву для этого еще до начала голосования давали различные социологические опросы, которые показывали очень разные рейтинги политических сил. В частности, разные институты давали «Грузинской мечте» от 17 до 55%, однако и эти показатели демонстрировали явное преимущество правящей партии на фоне следующего вторым блока «Единое национальное движение» (5-22%).

Дело в том, что в Грузии традиционно до выборов присутствовало достаточно большое число неопределившихся избирателей или тех, кто не хотел рассказывать социологам о своих предпочтениях. Долю таких избирателей в эту кампанию разные источники оценивали в 28 — 64%. Соответственно, именно от их активности во многом зависели результаты голосования.

В этот раз на 150 мест в парламенте претендовали 48 партий и 2 избирательных блока. Еще до начала избирательной кампании оппозиция могла заявлять о первой своеобразной победе. Нынешние выборы прошли по новым правилам: 120 депутатов избирались по партийным спискам, 30 — по одномандантным округам. Проходной барьер был снижен до 1%, что существенно увеличило шансы небольших партий пройти в парламент, а, соответственно, повысило уровень конкуренции при голосовании. Ранее переход на такую систему планировался лишь в следующую парламентскую кампанию.

Однако главной интригой было даже не количество партий, которые сумеют преодолеть минимальный заградительный барьер, а сможет ли «Грузинская мечта» набрать 40% голосов.

В целом, большинство опросов не ставило под сомнение лидерство правящей партии, но ей было необходимо набрать именно столько голосов поддержки.

В этом году в Грузии впервые был применен так называемый механизм замка, подразумевающий, что партия, не сумевшая набрать 40% голосов избирателей, не сможет сформировать однопартийное большинство. В этом случае «Грузинской мечте» предстояло бы создавать блок с меньшими партиями, чтобы создать коалиционное правительство. И именно в этом смысле у оппозиции, по оценке представителей этих партий и блоков, было больше шансов собрать собственный кабинет министров.

Это принципиально важно, поскольку Грузия в настоящий момент является парламентской республикой, где ведущую роль в политической жизни страны занимают именно правительство и премьер-министр.

Поэтому оппозиционные политики довольно резко восприняли объявленные председателем ЦИК Грузии Тамар Жвания первые предварительные результаты.

«Что ты объявляешь, Тамар! Тебе не стыдно? Это фальшивые результаты», — возмутился член ЦИК от «Единого национального движения» Давид Киртадзе.

Позже он добавил: «Эти проценты, которые сейчас объявляет госпожа Тамар Жвания, написаны в штабе «Грузинской мечты». Это не отражает реальность. Вот, который уже час? Они целенаправленно до сих пор не показывали протоколы, чтобы были реальные результаты. Посчитали только те протоколы, в которых только результаты «Грузинской мечты». В них не отражаются реальные проценты».

Несмотря на то что первые данные, в общем и целом, соответствуют итогам экзитполов, опубликованных после выборов (по разным оценкам, «Грузинская мечта» набирала от 46 до 55%), оппозиция проводит акции протеста. Первые стычки между сторонниками разных политических партий произошли буквально сразу после закрытия избирательных участков 31 октября. Несколько человек по итогам потасовки были задержаны.

1 ноября оппозиция проводит митинг в центре Тбилиси у здания парламента. В нем принимают участие несколько тысяч человек.

«С сегодняшнего дня мы будем собираться ежедневно, пока не добьемся новых выборов», — сказала с трибуны член партии «Единое национальное движение» Саломе Самадашвили.

По ее словам, ЕНД отказывается признавать итоги голосования.

Программы без различий

Тем не менее экс-президент Грузии, а ныне лидер «Единого национального движения» Михаил Саакашвили заявил, что текущие итоги выборов можно назвать большим триумфом оппозиционных сил. «Сейчас наша главная задача сформировать правительство национального единства с другими оппозиционными партиями», — уточнил он. При этом Саакашвили предупредил, что откажется от поста премьер-министра в этом правительстве.

Ранее в ЕНД сообщали, что в случае победы объявят главой правительства именно Саакашвили, правда, как это можно было сделать в действительности, остается не до конца ясным — против политика в Грузии заведено сразу несколько уголовных дел, а суд Тбилиси ранее заочно приговорил политика к трем годам лишения свободы за превышение полномочий из-за помилования полицейских, осужденных по делу об убийстве сотрудника «Объединенного банка Грузии» Сандро Гиргвлиани.

Так или иначе, выборы в Грузии продемонстрировали наличие серьезной поляризации в обществе, считает профессор Грузинского института общественных дел Торнике Шарашенидзе. По его словам,

оппозиция, особенно что касается малых партий, потерпела поражение, однако тот факт, что на второе место с достаточно солидным результатом выходит «Единое национальное движение», говорит, что грузины, в целом, делали выбор между Бидзиной Иванишвили и Михаилом Саакашвили.

Такой расклад привел к тому, что в этой избирательной кампании борьба шла не вокруг политических программ, а вокруг определенных политиков, которым избиратели высказывали доверие или недоверие.

«В программах не было принципиальных различий. Большинство партий обозначили проевропейский курс Грузии: страна, по мнению партий, должна вступить в НАТО и в ЕС. Хотя это все лишь на словах, поскольку никто Грузию в этих структурах не ждет», — говорит «Газете.Ru» Паата Закареишвили, эксперт по региональной, внешней и внутренней политике Грузии, экс-министр по вопросам примирения и гражданского равноправия Грузии (2012-2016 годы).

По словам собеседника издания, многие, отдавая голоса за Иванишвили («Грузинскую мечту»), вовсе не поддерживали политика, однако для них триггером поддержать «мечту» сработал лозунг «Саакашвили возвращается». Для лагеря оппонентов обратные наблюдения вполне справедливы.

Тема России в дискурсе текущих выборов практически не звучала, а политика в отношении Москвы не выходила на первый план в дискуссиях между политическими партиями. Тем не менее, и среди нынешних партий можно выделить две силы, которые с натяжкой можно назвать пророссийскими. Эксперты среди таких называют «Альянс патриотов», который, вероятно, получат четыре места в парламенте.

Также за сдержанный диалог с Москвой выступала ранее Нино Бурджанадзе, которую Торнике Шарашенидзе называет, скорее, не пророссийским политиком, а реалистом. Однако ее партия не сумела преодолеть заградительный барьер в 1%.

Сейчас же главная интрига остается лишь по вопросу, признает ли оппозиция в конце концов итоги выборов или перейдет к тактике бойкотирования и требования досрочных выборов.

Паата Закареишвили указывает, что возможны и тот, и другой вариант развития событий, хотя для оппозиции, вероятно, предпочтительным может стать сценарий признания итогов и выход на второй тур в одномандатных округах, где у оппозиции есть реальные шансы провести своих кандидатов в парламент (сейчас второй тур предстоит организовать в 15 из 30 округах).

В то же время Торнике Шарашенидзе обращает внимание, что международные наблюдатели оценили выборы как состоявшиеся. «Так что, если оппозиция не признает итогов выборов, то поставит себя в неудобное положение», — считает политолог.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *