«Была бы истерика»: почему Москва не предложила помощь Минску

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Была бы истерика»: почему Москва не предложила помощь Минску

Белорусские силовики и участники протестного митинга около Дома правительства в Минске, 14 августа…

Белорусские силовики и участники протестного митинга около Дома правительства в Минске, 14 августа 2020 года

Vasily Fedosenko/Reuters

Кризис в Белоруссии сосредоточил на себе внимание всего мира. Протесты несогласных с результатами президентских выборов продолжаются только пятый день, однако страны Запада уже активно пытаются стать посредниками в диалоге оппозиции и власти. Россия пока воздерживается от прямых шагов, направленных на урегулирование ситуации в соседнем государстве. Что мешает Москве стать инициатором мирного процесса, разбиралась «Газета.Ru».

«Была бы истерика»: почему Москва не предложила помощь Минску

Белорусский протест несогласных с результатами президентских выборов продолжается меньше недели, однако международное сообщество уже вовсю пытается заняться урегулированием кризисной ситуацией.

Особую активность в этом вопросе демонстрируют Литва и Польша — страны, которые давно пытаются включить Белоруссию в свою сферу влияния, тем самым ослабив связи республики с Россией.

Например, именно в Литву была вынуждена уехать лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская. И именно президент этой страны Гитанас Науседа первым объявил о появлении плана по разрешению ситуации в Белоруссии. Польша же стала первой страной, начавшей бить тревогу по поводу происходящего в соседнем государстве — еще утром, на следующий день после выборов, Варшава призвала Евросоюз провести чрезвычайный саммит по событиям в Белоруссии.

Параллельно из Литвы и Польши звучат призывы к ослаблению связей Минска и Москвы.

В этих странах опасаются, что Россия может воспользоваться моментом и провести углубленную интеграцию в рамках Союзного Государства, которой так отчаянно сопротивлялся в последние годы Александр Лукашенко. Депутат Европейского парламента от Польши Яцек Сариуш-Вольский даже призвал ЕС вводить санкции за жестокий разгон мирных митингов в отношении России, а не белорусского руководства.

Из его слов следует, что именно Москва препятствует «строительству демократии» в Белоруссии. Вводить же санкции против Минска — наказывать меч, а не руку, которая его держит, считает Сариуш-Вольский.

Подобная риторика со стороны стран-членов ЕС грозит созданием вокруг России негативного образа, что в 2014 году можно было наблюдать на примере украинского кризиса. При этом сами европейские страны, продвигая инициативы по урегулированию, зарабатывают симпатии протестующего населения. Несмотря на такую угрозу, пока Москва не предпринимала попыток разрешить конфликт власти и общества.

Политолог Максим Семенов считает, что отличие в российском и западном подходах к ситуации в Белоруссии объясняется разными политическими системами и политическими традициями.

«На Западе любят публичность, в России отдают предпочтение непубличным кулуарным договоренностям»,

— уточняет эксперт. В разговоре с «Газетой.Ru» Семенов отмечает, что в рамках российской политической традиции Москва до последнего работает с руководством страны и не сотрудничает с гражданским обществом.

На это указывает и поздравление Владимира Путина, адресованное Александру Лукашенко на следующий день после публикации ЦИКом предварительных итогов выборов. Как подчеркивает белорусский политолог Дмитрий Болкунец, российское руководство не могло не поздравить Лукашенко.

«Москва исходила из тех данных, которые дала официальная комиссия. Россия не может не доверять ЦИК Белоруссии — такой порядок. В рамках Союзного государства мы доверяем государственным органам друг друга, вот и в этот раз доверились», — поясняет аналитик.

То, что происходит сейчас в Белоруссии, за пределами возможного влияния Москвы. Исходя из официальной российской позиции, которая неоднократно провозглашалась, Россия не вмешивается во внутренние дела других стран. И гражданский протест в Белоруссии — как раз такой случай.

В случае с Белоруссией нарушение этого принципа грозит скандалом, который только ослабит позиции Москвы на белорусском направлении.

«Россия не вмешивается в белорусские политические дела, потому что белорусская сторона не просила об этом вмешательстве. Иначе, если б только российское руководство об этом заявило, начался бы большой, грандиозный международный скандал. Истерика была бы с Запада, что Россия вмешивается в белорусские выборы», — считает Дмитрий Болкунец.

Эксперт отмечает, что антироссийская карта начала разыгрываться еще до начала нынешнего кризиса. Так, незадолго до выборов в Белоруссии были задержаны 33 гражданина России, которых власти республики попытались представить как наемников ЧВК «Вагнер», направленных в Минск для дестабилизации ситуации в республике.

Хотя из-за выборов эта история несколько подзабылась, да и россияне уже вернулись на родину, нарратив «российского вмешательства» никуда не исчез. После начала протестов государственные белорусские СМИ регулярно выпускают сюжеты о поимке неких «координаторов из России». Подобные обвинения звучали в адрес приехавших в Белоруссию в качестве наблюдателей сотрудников правозащитной организации «Открытая Россия» Артема Важенкова и Игоря Рогова, а также в адрес политологов — гражданина Белоруссии Дмитрия Болкунца и доцента факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрея Суздальцева.

«Если российская официальная власть обратится или предложит какую-то помощь свою, то тут же будет обвинена во вмешательстве во внутренние процессы. Лукашенко только этого и ждет», — полагает Дмитрий Болкунец.

В условиях, когда власть не имеет возможности вмешиваться в ситуацию в соседнем государстве, эту функцию берет на себя гражданское общество.

События уже развиваются в соответствии с этим сценарием: 14 августа основной владелец и председатель совета директоров «Уралхима» Дмитрий Мазепин от имени российско-белорусского делового совета призвал белорусский бизнес, интеллигенцию и политиков создать Комитет национального спасения. В его обращении также присутствует и призыв к Александру Лукашенко признать «очевидные факты протестной напряженности в обществе — и, не теряя времени, сесть за стол мирных подробных переговоров».

«Людям не нужны революции, майданы, гражданские войны. Сегодня этот необратимый процесс еще не поздно остановить! Дело только за теми, кто искренне любит Беларусь и Россию», — говорится в обращении Мазепина.

Как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» Андрей Суздальцев, все же нельзя говорить о том, что позиция России в данной ситуации пассивна.

По словам эксперта, Москва не пытается способствовать переговорам, потому что знает об абсолютной недоговороспособности Александра Лукашенко.

«Он не собирается отказываться от власти. Он не будет вступать в переговоры», — утверждает эксперт, добавляя, что препятствия к диалогу существуют и с другой стороны. «Нет кого-то, кто мог бы консолидированно выставить претензии со стороны оппозиции. Да и оппозиции толком нет — она давно разгромлена. Это чисто народный, а не политический протест», — поясняет Суздальцев.

С такой точкой зрения согласен Максим Семенов. При этом политолог указывает, что существующий подход российских властей создает риск того, «что протестующие сочтут Лукашенко пророссийским президентом, который все делает по указке [президента России Владимира] Путина».

«Как было уже в свое время на Украине. Так что в этой части я вижу определенный риск роста антироссийских настроений в обществе. Просто потому, что Россия публично плохо объясняет свою позицию и не коммуницирует с белорусским обществом», — заключает эксперт.

Пока же Россия будет наблюдать за ситуацией, уверен Дмитрий Болкунец. И в случае, если по итогам нынешних событий власть в Белоруссии сменится, Москва незамедлительно начнет с ней диалог: «Это даже без сомнений. Так было в Армении, в Киргизии, в Молдове, в Тбилиси и в других постсоветских странах. Российская позиция более гибкая, чем принято считать».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *