«Мертвая статья»: какие изменения произойдут в Уголовном кодексе

«Мертвая статья»: какие изменения произойдут в Уголовном кодексе

Сергей Фадеичев/ТАСС

Министерство юстиции разработало изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, которые должны повысить объективность следствия и уравнять права сторон в суде. В то же время юристы, следователи и судьи нашли ряд минусов в возможных реформах. О том, почему обязательные аудиопротоколы мешают судьям, что вынуждает суды избегать оправдательных приговоров и как теперь будут защищать адвокатов — в материале «Газеты.Ru».

«Мертвая статья»: какие изменения произойдут в Уголовном кодексе

«Теперь у них не будет такой лазейки»

В Министерстве юстиции подготовили пакет поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ. Проект Федерального закона о внесении этих изменений находится на стадии общественного обсуждения и проходит антикоррупционную экспертизу.

Самое примечательное из возможных нововведений — снимать на камеру допросы и очные ставки. Если реформа вступит в силу, все записи будут прилагаться к протоколам и храниться в деле.

«Раньше следователь мог это делать, предварительно оповестив всех участников процесса. Если же адвокат заявлял о желании записать процессуальное действие, в ряде случаев ему отказывали, особенно если правоохранители были заинтересованы в определенном направлении движения следствия. Теперь у них не будет такой лазейки», — пояснил «Газете.Ru» руководитель рабочей группы Общественного совета Москвы по взаимодействию с правоохранительными органами и судебной властью Антон Цветков.

По словам экс-судьи и адвоката с 15-летним стажем Евгении Умаровой (имя изменено по просьбе спикера — «Газете.Ru»), нововведение позволит суду чаще занимать сторону обвиняемых, которых в российских судах редко оправдывают.

«В случае оправдательных приговоров прокуратуре дают по шапке, достается и следователям, да и вообще всем. Судью также таскают по кабинетам – у нас ведь в УПК указано, что при вынесении решения он руководствуется не только нормами права, но и «внутренним убеждением». И если «убеждение» судьи не соответствует позиции обвинения, то возникает вопрос – почему? А судье и аргументировать нечем, потому что воспроизвести показания, которые он видел своими глазами и принял как весомые доказательства, нельзя».

Как объяснил «Газете.Ru» судебный юрист Юрий Капштык, в поправке также есть и отрицательный нюанс, который следовало бы скорректировать. По его мнению, адвокатам, юристам и общественным защитникам логично было бы предоставить право записывать следственные действия на свои носители.

«Если это будет изначально предусмотрено или заведено, то прозрачность и законность разбирательства будут обеспечены. Только в протоколе нужно будет указывать серийный номер телефона, чтобы избежать фальсификации», — подчеркнул эксперт.

«Все только усложняют, а не упрощают»

Согласно предложенной реформе, будет организован аудиопротокол любого судебного заседания. Внесенные Минюстом поправки предусматривают необходимость объявления перерыва в судебном заседании или его отложения в том случае, если отсутствует техническая возможность видео или аудио записи всего происходящего в зале.

Отсутствие результатов аудиопротоколирования при этом признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона и является безусловным основанием для отмены приговора.

Как пояснила изданию экс-судья Умарова, аудиопротоколирование обязательно и сейчас, но его отсутствие далеко не всегда служит основанием для отказа от вынесенного приговора. Кроме того, ранее у судов просто не было возможности его вести, заявил бывший следователь прокуратуры, адвокат Вадим Багатурия.

«Эта мера много раз откладывалась, потому что не было оснащения всех судов микрофонами и устройствами для записывания. А сейчас уже эта федеральная программа закончена, все суды имеют необходимое оборудование, и в общем-то настал момент», — отметил он. 

Тем не менее, сами представители суда поправке не очень рады. По словам московского мирового судьи Мирославы Дубровской (имя изменено по просьбе спикера — «Газета.Ru»), ведение аудиопротокола существенно усложняет жизнь самим судьям, а также их секретарям.

«Непонятно до сих пор, зачем ведется аудио и письменный протоколы. Секретари потом ночами с наушниками сидят, слушают и перепечатывают эти протоколы. Хорошо, что он не ведется при неявке сторон. А то было бы вообще на сумасшедший дом похоже: сидит судья, и сам себя на аудио протокол записывает», — заявила она «Газете.Ru».

По словам Дубровской, разумнее было бы вести аудиозапись заседания только в том случае, если об этом просят сами стороны. «Чаще всего они вообще против его ведения, а деваться некуда: сидим часами в процессах, а потом вечерами долгими уже работаем, пишем, отправляем, регистрируем. Все только усложняют, а не упрощают», — подчеркнула она.

«Адвокаты для них потенциальные враги

В УК РФ также планируют предусмотреть уголовную ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвоката. Согласно поправкам, лицам, которые все же на это решатся, будет грозить штраф – до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода нарушителя за период до шести месяцев. В качестве альтернативы статья также предусматривает наказание в виде обязательных работ на срок до 360 часов либо исправительных работ на срок до года.

В том случае, если к защитнику было применено насилие, представители минюста предусмотрели наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет или принудительных работ на тот же срок.

Сейчас деятельность адвокатов защищается только административным штрафом в размере пяти тысяч рублей — его вменяют тем, кто не отвечал на запросы защитников. Тем не менее, зачастую препятствия оказывают сотрудники полиции, которых привлечь к ответственности не так просто. Из-за этого, по словам Багатурии, новая статья в уголовном кодексе скорее всего останется мертвой.

«Следователи никогда не будут привлекать к ответственности своих коллег за то, что те якобы помешали адвокату. Правоохранительные органы и суды воспринимают адвокатов как потенциальных врагов. Не оппонентов, а именно врагов, потому что они считают, что те, кто защищает преступников, являются частью организованной преступности, и отношение к ним должно быть соответствующее». 

«Где тогда равенство и состязательность сторон?»

Разработчики нововведений в УК и УПК РФ также прописали новые правила ознакомления с материалами уголовного дела. В том случае, если поправки примут, защитник и обвиняемый получат право требовать заверенные копии описи материалов дела и документов, которые содержатся в этих материалах.

«Почему речь только об адвокатах одной стороны? Где тогда равенство и состязательность сторон?», — первым делом отметила недочет поправки мировой судья Дубровская в разговоре с «Газетой.Ru».

Антон Цветков в свою очередь поддержал возможную поправку, так как неоднократно сталкивался с жалобами на нарушение закона в этом поле. По его словам, польза от данной поправки в том, что следователь сам будет заверять все копии своей печатью и подписью. На этом основании его можно привлечь к ответственности в случае выявления каких-либо нарушений.

«В ряде случаев следователи начинают торопить защитника. Например, начинают давить на него, рассказывая, что нужно все сделать здесь и сейчас, потому что сроки расследования на исходе и немедленно требуется подпись об окончании ознакомления с материалами уголовного дела. Иногда это происходит в тот момент, когда нет еще даже описи этих самых материалов», — подчеркнул он.

Вадим Багатурия также отмечает – подобное нововведение сможет положить конец разногласиям, которые возникли вследствие отсутствия в УПК права сторон снимать копии материалов в нужный момент.

«Сейчас этот нюанс уже существует «де юро», осталось его только «де факто» в УПК прописать. Потому что любимая отговорка следователей: «В УПК этого нет, поэтому ничего я вам не дам». Они знают, что существует мнение Конституционного суда: раз могут делать выписки, значит нет никакой проблемы, чтобы это дело сфотографировать или снять копию. Но следствие почему-то все равно злоупотребляет, играет в плохих копов, так скажем», — подчеркнул собеседник издания.

Минюст также предложил закрепить право любого участника следственного действия выписывать из протокола сведения в нужном объеме. С протокола можно будет снимать за свой счет копии.

Как отметила экс-судья Умарова, изюминка поправки заключается в том, что сейчас делать подобные выписки могут только адвокаты, обвиняемая и потерпевшая стороны. Остальным приходится просто надеяться на то, что их показания не будут искажены.

«Сейчас далеко не все участники следственного действия имеют на это право. И свидетель, и законный представитель, и эксперт, например, лишены такой возможности законодательно. А сколько бывает случаев в громких делах, когда показания тех же экспертов искажаются. Теперь они смогут предотвратить это, имея заверенные копии», — подчеркнула Умарова.

После того, как проект Федерального закона о внесении поправок в УПК и УК РФ пройдет стадию общественного обсуждения, он сможет вступить в силу не ранее чем через несколько месяцев. «Если они сейчас проходят только обсуждения и экспертизу, то в лучшем случае через несколько месяцев, а может и существенно дольше. Все будет зависеть от позиции ряда ведомств, которых эта поправка касается», — заявил Цветков.

Сами ведомства пока не склонны комментировать новшества, которые, возможно, будут вписаны в УК и УПК РФ в ближайшие годы. «Мы не комментируем законопроекты, которые находятся в стадии обсуждения. По судебным заседаниям тем более нам комментировать неправильно», — заявили «Газете.Ru» в пресс-службе Следственного управления СК РФ. Из Генпрокуратуры на момент публикации заметки ответа не последовало.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *