«Кислородная стрелка упала»: кто виноват в смерти пациентов в Ростове

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Кислородная стрелка упала»: кто виноват в смерти пациентов в Ростове

Сергей Пивоваров/РИА «Новости»

Пятерых пациентов, умерших на ИВЛ в больнице №20 Ростова-на-Дону, можно было бы спасти, если бы в клинике было достаточно запасов кислорода, уверен дежуривший в ту ночь реаниматолог. Его слова опровергли в администрации города – там убеждены, что все системы жизнеобеспечения медучреждения работают стабильно, а резервные средства всегда есть в наличии. Между тем глава минздрава области после происшествия уволилась по собственному желанию.

«Кислородная стрелка упала»: кто виноват в смерти пациентов в Ростове

В городской больнице №20 в Ростове-на-Дону, где 12 октября одновременно скончались пять человек, подключенных к ИВЛ, всегда имеется резервный запас кислорода, заявила в ходе пресс-конференции заместитель главы администрации по социальным вопросам Елена Кожухова.

«Установлено, что в учреждении все системы жизнеобеспечения работают стабильно.

Если имело место снижение давления или даже остановка подачи кислорода, а такое в жизни бывает, на этот случай в больнице имелись резервные средства для действий в таких ситуациях»,

— отметила она.

Кожухова уточнила, что не только данное учреждение, но и остальные медорганизации города оснащены всем необходимым оборудованием. «Ситуация вокруг умерших пациентов искусственно, ради популярности нагнетается», — уверена чиновница.

В то же время Артур Топоров — один из реаниматологов, который дежурил во время трагедии, заявлял, что у врачей ковидного госпиталя был шанс спасти пациентов в реанимации, если бы не перебои с подачей кислорода и отсутствие достаточного резерва. Аудиозапись с его подробным рассказом об инциденте опубликовал на своей странице в Facebook депутат ЛДПР Петр Пятибратов.

Первый заход Топорова в «красную» зону был с 09:00 до 15:00, второй — с 21:00 до 03:00. Коллеги на пересменке передали ему, что есть проблемы с подачей кислорода. Кислород в системе был снижен, периодически падает до звукового сигнала — до 30% от нормативного уровня подачи.

«С 21:10 мы начали испытывать серьезные проблемы, вплоть до реанимационных мероприятий. Ставили в известность кислородную службу, они поднимали кислород — но опять же не до наших классических значений, но чтобы хотя бы не было звукового сигнала. По их словам, выше они поднять не могли», — рассказал медик.

Согласно его словам, в 21:40 кислорода в сети стало недостаточно — все аппараты в отделении начали сигнализировать об этом. Дежурные решили, что нужно подключить кислородный резерв, но он не был рассчитан на ковидные условия. В запасе было всего пять баллонов. Резерв, по словам Топорова, очень старый, но его все же подключили. Подача кислорода ненадолго нормализовалась.

«Но в 22:10 опять начался гул, кислородная стрелка упала на ноль — и тут же гул прекратился.

Дальше было страшно: страдали не только пять человек, страдали и остальные пациенты в отделении — около 25. Это очень много на двух докторов. Кислород возобновили в 22:50, до трех часов ночи проблем с ним не возникало.

Но за это время мы потеряли пятерых больных, которых, возможно, удалось бы спасти. Гарантий не могу давать, но шансы были. Кислород отсутствовал не только у нас — его не было во всей больнице», — заключил Топоров.

По словам же Кожуховой, показания врачей, которые дежурили в ту ночь, постоянно меняются. Замглавы администрации подчеркнула, что в медкартах скончавшихся до сих пор не отражены точные данные об ухудшении состояния больных из-за нехватки кислорода, не установлен и факт подключения резервной рампы – все это будет оценено следствием.

Тем не менее Кожухова считает, что в любом случае можно сделать вывод, что заведующий отделением Борис Розин в неполном объеме организовывал и контролировал работу врачей. Она пояснила, что еще в августе сам медик отказывался принимать пациентов, ведя себя непрофессионально, в момент же происшествия он был в отпуске.

Напомним, что в ночь с 11 на 12 октября несколько пациентов ковидного госпиталя при городской больнице №20 в Ростове-на-Дону одновременно задохнулись, писал портал 161.ru. Два работающих в «красной» зоне сотрудника сразу подтвердили, что пациенты, «которые еще могли продержаться», скончались, когда в перегруженном медучреждении не успели пополнить запасы газа.

Изначально речь шла о 13 пациентах, однако в Росздравнадзоре пояснили, что в одно время умерли только пять человек. Остальные восемь, которые попали в статистику госпиталя за 12 октября, скончались в течение дня.

Однозначного ответа на вопрос об отключении кислорода в 20-й больнице нет, сообщала местным СМИ начальник городского управления здравоохранения Надежда Левицкая. Тем не менее проблем непосредственно с подвозом кислорода со стороны снабжающих организаций выявлено не было, уверяла она.

Между тем министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская после происшествия ушла в отставку. Соответствующий указ подписал глава региона Василий Голубев. В пресс-службе губернатора пояснили, что чиновница уволилась по собственному желанию, в связи с выходом на пенсию.

Напомним, что к исполнению обязанностей министра здравоохранения Быковская вернулась 28 января 2020 года – до этого она находилась под домашним арестом. Ранее министру предъявили обвинение по ч. 2 ст. 286 УК РФ — превышение должностных полномочий. Максимальное наказание по данной части — лишение свободы на срок до семи лет.

Уголовное дело связано с обеспечением победы компании «Центр 100 Ростов-на-Дону» в тендере на утилизацию медицинских отходов класса «Б». Губернатор Ростовской области Василий Голубев заявил, что Быковская останется на посту министра до решения суда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *