«Хочется жить, а не бояться»: россияне во Франции — о терактах и карантине

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Хочется жить, а не бояться»: россияне во Франции — о терактах и карантине

Raphael Lafargue/ABACAPRESS.COM/Reuters

После серии нападений, прокатившихся по Франции 29 октября, обстановка остается напряженной — жители страны признаются, что им трудно избавиться от чувства страха. По их словам, отношения с мусульманской общиной начали портиться еще много лет назад. О том, как живется в закрытой на локдаун Франции, «Газете.Ru» рассказали россияне, осевшие за рубежом.

«Хочется жить, а не бояться»: россияне во Франции — о терактах и карантине

«Я совру, если скажу, что не страшно»

«От чувства страха избавиться невозможно», — это общая мысль, которую формулируют россияне, живущие во Франции. 29 октября по стране прокатилась волна нападений, которая затронула сразу несколько городов — Ниццу, Париж, Лион и Авиньон.

По словам людей, с которыми поговорила «Газета.Ru», им сложно судить о том, как сказались пережитые на минувшей неделе террористические атаки на общем укладе жизни — вслед за серией нападений пришел новый этап самоизоляции в связи с всплеском заболеваемости COVID-19. И тут уже приходится выбирать, чего бояться больше – происшествий или постоянно растущего числа заражений коронавирусом, рассказала «Газете.Ru» журналист телеканала Euronews из Лиона Марика Димитриади.

Сейчас в Лионе объявлен высший уровень террористической угрозы, власти в разы увеличили количество военных на улицах. Тем не менее местным жителям это пока в глаза не бросается.

«Страшно ли мне? Наверное, я совру, если скажу, что не страшно. В субботу был ранен священник греческой церкви, она находится в 15-20 минутах ходьбы от центра города. В четверг в центре Лиона был задержан мужчина с тридцатисантиметровым ножом. Полтора года назад в булочной недалеко от того же места прогремел взрыв.

Сейчас объявили карантин. Поначалу я подумала: «Слава богу! Меньше будет сумасшедших на улицах». Но потом поняла, что, конечно, сумасшедших не остановит никакой карантин», — призналась Марика Димитриади.

О всеобщем оцепенении и упадке настроения в день нападений сообщила «Газете.Ru» и жительница Парижа Анастасия.

«В этот день я была на работе, и среди моих коллег у большинства присутствовала некая растерянность и непонимание того, что нужно делать, стоит ли оставаться в Париже или стоит уехать пережидать карантин загород. Когда мы узнали о произошедших нападениях, произошел еще больший упадок настроения. Было тяжело доработать этот день. Хочется жить, а не бояться», — переживает девушка.

Страх не привел во Франции к росту антимусульманских настроений, уверены собеседницы издания — однако возмущение людей, исповедующих ислам, позицией Эммануэля Макрона большинству жителей страны непонятно.

«Что касается протестов мусульман, французы находятся в непонимании того, почему происходит осуждение их свободы слова со стороны мусульман. Для французов наличие свободы слова является очень важным моментом, и они готовы ее отстаивать и защищать. Но никакой ненависти со стороны французов нет», — утверждает жительница Парижа Анастасия.

«Тесные связи»

Марике Димитриади, которая переехала во Францию всего несколько лет назад, но уже приобрела в глазах людей образ связного между властью и народом из-за профессии журналиста, уже пришлось столкнуться с оскорбленным последователем исламской религии. По словам девушки, несколько дней назад она получила сообщение в соцсетях от неизвестного мужчины из России с оскорблениями в адрес Эммануэля Макрона и его жены.

«Отправитель просил все эти слова передать французскому президенту. Возможно, этот мужчина действительно думает, что у меня есть контакты Макрона, учитывая, что я работаю во Франции журналистом. Но нет, никаких контактов президента у меня нет, и я его ни разу не видела», — смеется Марика.

При этом важно понимать, что проблема, с которой столкнулась Франция, зародилась уже много лет назад, подчеркивает Димитриади. Теракты совершали не только беженцы, недавно приехавшие в Европу, но и граждане Франции и других европейских стран, чьи родители — иммигранты.

«У Франции очень тесные связи с ее бывшими африканскими колониями, гражданам этих стран намного легче, чем, например, россиянам получить вид на жительство», — объясняет девушка.

При этом людей интересует вопрос – почему власти, принимая так много мигрантов, совершенно не заботятся об их интеграции в среду. Ведь одно дело — принять, накормить, одеть, обуть, другое — сделать так, чтобы люди реально чувствовали себя частью общества, отмечает Марика.

«Хотя есть и те, кого возмущает, что власти выделяют огромные деньги на помощь мигрантам, дают им жилье, платят пособия и так далее, из-за чего кто-то просто садится на шею государству», — добавляет она.

«Отношения накалились уже давно»

В то же время в Париже есть и те, кто совсем не заметил изменений в укладе жизни и настроениях людей после нападений. «День трагедии был последним перед объявлением карантина, поэтому все гуляли и встречались с друзьями, наслаждаясь последними минутами свободы передвижений. На улицах было много людей», — пожимает плечами в ответ на вопросы «Газеты.Ru» жительница столицы Валерия.

По ее словам, оставаться во Франции ей не страшно — серия нападений, по ее мнению, это лишь дело случая. «В России может случиться такое же в любой день. В Париже жизнь идет размеренно, каждый занят своими делами. Да и обострения антимусульманских настроений я не заметила — страна вообще многонациональная и тут трудно представить, что кого-то отдельно стали бы преследовать», — подчеркивает девушка.

Не заметила никаких перемен и Екатерина — жительница Ниццы, где 29 октября мужчина ворвался в храм и убил троих человек. Как отмечает девушка, жители Ниццы уже относительно привыкли к такого рода террористическим актам, так как нечто подобное происходило и год назад, и четыре. Более того, отношения с мусульманским миром у французов накалились уже давно, подчеркивает собеседница издания.

«Мусульмане всегда очень чувствительно и резко реагируют на любые высказывания в адрес их религии, хотя, по сути, сами приезжают в чужую страну и пытаются диктовать там свои правила. Складывается ощущение, что даже без убийства учителя в Париже нападение в Нотр-Даме все равно бы произошло. Может быть, только немного позже.

Во Франции давно правит свобода слова, и активно демонстрировать всем свою религиозность здесь нельзя. Если бы люди это действительно соблюдали, было бы намного проще», — уверена Екатерина.

По ее словам, сейчас местных жителей намного больше волнует ситуация с новым этапом самоизоляции. Больше всего людей возмущала неопределенность — за одну неделю власти успели ввести комендантский час и поменять эту меру на более серьезную.

Возможно, введение самоизоляции даже по-своему отвлекло людей от нападений и переживаний за свою жизнь — как отмечает Анастасия, в день теракта все рестораны были переполнены.

«Вечером этого же дня повсюду были пробки, потому что многие решили уехать за город. Все террасы ресторанов были заполнены, люди ухватывали последние моменты без карантина. Никогда не видела столько людей в ресторанах! Было ощущение, что все сплотились, стали единым целым и поддерживали друг друга как могли», — вспоминает девушка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *