«Защититься от экстремистов»: как Приднестровье восстало против Молдавии

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Защититься от экстремистов»: как Приднестровье восстало против Молдавии

Митинг на похоронах трех жителей города, погибших в результате столкновения с вооруженными…

Митинг на похоронах трех жителей города, погибших в результате столкновения с вооруженными подразделениями милиции. Приднестровье.

И. Зенин/РИА «Новости»

2 ноября 1990 года у города Дубоссары произошли столкновения между молдавскими омоновцами и местными отрядами самообороны. Впервые было применено огнестрельное оружие. Эти события стали прологом к вооруженной фазе конфликта в Приднестровье.

«Защититься от экстремистов»: как Приднестровье восстало против Молдавии

Впервые отношения между Кишиневом и Тирасполем серьезно обострились 31 августа 1989 года, когда Верховный Совет ССР Молдовы (так с 5 июня того же года называлась Молдавская ССР) принял законы о языке. Жители левого берега Днестра и Гагаузии расценили это как ущемление прав немолдавского населения. Многие промышленные предприятия приднестровских городов в знак протеста объявили забастовки. Росту напряженности способствовало и произошедшее несколькими месяцами ранее утверждение нового молдавского флага, сильно напоминавшего румынский, и принятие Декларации о государственном суверенитете республики. Горсоветы Тирасполя, Бендер и Рыбницы, в свою очередь, решили игнорировать молдавскую символику. Неприятие на левом берегу Днестра вызывали также стремления молдавского руководства во главе с Мирчей Снегуром румынизировать население.

«Весной 1989 года во всех трудовых коллективах обсуждался проект закона о функционировании государственного языка на румынской графике, — вспоминал участник событий на стороне Приднестровья, житель Дубоссар Павел Головко. — Затем был второй проект закона, а в августе был принят никем не обсужденный третий проект – дискриминационный по существу, делящий граждан по национальному признаку».

Как следствие, 2 сентября 1990 года 2-й Чрезвычайный съезд депутатов Приднестровья принял решение образовать Молдавскую Приднестровскую Советскую Социалистическую Республику в составе СССР с выходом из состава Молдавии. Чрезвычайная сессия Верховного Совета Молдовы аннулировала это решение. Кишинев начал формировать собственную армию, а Снегур был избран президентом республики. 22 октября 1990-го он выступил по ТВ с обращением, в котором призвал создавать отряды самообороны для воспрепятствования «сепаратистам». Через пять дней началось создание таких подразделений.

Параллельно отряды самообороны формировались в Приднестровье.

2 ноября 1990 года в городе Дубоссары пошли слухи о подготовке молдавскими властями силовой акции.

Около 10:00 утра женщины и ветераны Великой Отечественной войны начали митинг перед зданием райисполкома. Возмущение жителей нарастало, они, а также отряды самообороны из Рыбницы приступили к блокированию заводов, здания суда, префектуры и районного отдела внутренних дел. Руководство Молдавии приняло решение направить в Дубоссары дополнительные силы милиции. Около 17:00 часов подразделения ОМОНа прибыли к Днестру. Был предпринят штурм моста и открыт огонь. После прорыва омоновцев через мост в сторону Дубоссар на подступах к селам Лунга и Большой Фантан произошла первая стычка.

В этот же день министр внутренних дел Молдавии Ион Косташ подписал приказы «О деблокировании Дубоссарского моста через реку Днестр и охране общественного порядка в городе Дубоссары» и «Об организации КПП на транспортных магистралях и дорогах Григориопольского и Дубоссарского районов». Позднее он заявлял, что «приказом было запрещено применение огнестрельного оружия за исключением случаев, предусмотренных уставом».

«Жители Дубоссар, не желая впускать в город карательный отряд, забаррикадировали мост через Днестр. В результате последовавшего вооруженного столкновения погибли трое молодых людей: молдаване Олег Гелетюк и Валерий Мицул и украинец Владимир Готка. Еще 16 было ранено. Эти первые жертвы конфликта ярко показали его суть – он не был с самого своего возникновения межэтническим столкновением — и с той, и с другой стороны воевали как молдаване, так и украинцы и русские», — констатировал в своей книге «Семена распада: войны и конфликты на территории бывшего СССР» украинский историк Михаил Жирохов.

Бойцы ОМОН сначала стреляли в воздух, затем применили дубинки и слезоточивый газ «черемуха».

В ходе столкновений на мосту через Днестр впервые с начала конфликта было применено огнестрельное оружие.

Уголовные дела, возбужденные после убийства трех человек, не получили дальнейшего рассмотрения. ОМОН через несколько часов отступил, а вечером 2 ноября дубоссарцы блокировали все въезды в город.

Стихийные волнения произошли также в Бендерах, где был создан временный комитет по чрезвычайным ситуациям, и в крупных селах региона. После известия о продвижении к городу колонн автобусов со стороны Кишинева, по бендерскому радио было передано сообщение «Просим всех мужчин выйти на площадь и помочь защитить город от национал-экстремистов!» Молдавские отряды оставались на подступах к Бендерам до вечера 3 ноября. Масштабных столкновений не произошло, но обе стороны, по отзывам очевидцев событий, были готовы к силовому решению. В Молдавии и Приднестровье усиливалось беспокойство. Так, премьер-министра Мирчу Друка встретили в молдавском правительстве криками «Убийца» и «Жос» («Долой»).

«2 ноября 1990 года ближе к обеду меня вызывают на проходную, — рассказывал Головко. — Выхожу из токарного цеха, за воротами ждет парень. Спрашивает, кто я. Представляюсь. И слышу: «Собирай людей, и на мост, срочно». Я попросил, чтобы предупредили остальных, и как был в спецовке, вместе с Витей Брижатым и Витей Сидоченко мы остановили автобус, в котором уже было больше 10 человек, и поехали на «круг». Люди выходили из домов, а мы через форточки кричали: «Все – на Фонтан». Еще не доехав до «полтавки», уже слышали автоматные очереди. Наш автобус остановился, и мы, безоружные, побежали с криками «ура!» помогать тем, кто уже защищал дорогу в город. На бегу старались подобрать хоть какой-то камень, хоть что-нибудь».

На сессии Верховного Совета Молдовы 13 ноября было заявлено, что образование Приднестровской республики устанавливало довоенную границу.

«Если при этом учесть, что главные источники жизнедеятельности нашего края – электроэнергия, газ, железнодорожное сообщение – должны будут проходить через это новое, крайне враждебно расположенное к нам государственное формирование, — единственной возможностью выживания остаются для нас выход из Союза и обращение к мировому сообществу с просьбой о созыве в рамках ООН конференции по вопросу Бессарабии», — заключили депутаты.

19 ноября 1990 года в поселке Новые Анены состоялась встреча президента Молдавии Снегура с лидером Приднестровья Игорем Смирновым.

Первый добивался введения моратория на проведение выборов в Приднестровье, второй выступил за аннулирование всех решений Парламента ССР Молдовы, принятых после августа 1989-го. Договориться представители двух сторон конфликта не смогли. В Кишиневе и Тирасполе приступили к формированию новых органов власти. На состоявшихся в декабре 1990 года выборах в молдавский парламент победу одержал Народный фронт. После августовских событий 1991-го в Москве Молдавия объявила о выходе из СССР. В конце того же года произошли столкновения между приднестровской гвардией и молдавскими правительственными структурами. К марту 1992 года противостояние Кишинева и Тирасполя достигло своего пика и переросло в вооруженный конфликт, продлившийся до середины лета. Важную роль в прекращении эскалации сыграла 14-я армия под командованием генерала Александра Лебедя.

Как отмечал в своей статье «Россия и вооруженная стадия Приднестровского конфликта (1991-1992 года» Андрей Девятков, «для 14-й армии Приднестровский конфликт создавал двойную опасность: во-первых, вследствие периодических нападений молдавской армии и полиции, а также приднестровских отрядов, которые стремились заполучить оружие для войны. Во-вторых, в 14-й армии служили в основном жители самого Приднестровья, поэтому «восстановление конституционного порядка» Молдовой означало угрозу для их семей и своей малой Родины».

«Приднестровская республика проявила изрядную стойкость и выиграла войну, — резюмировал в своей книге «Под знаменами демократии. Войны и конфликты на развалинах СССР» публицист Евгений Норин. – Сложнее оказалось выиграть мир. Приднестровье осталось непризнанным государством со всем букетом проблем, сопутствующих статусу. Почти все жители имеют молдавские, российские или украинские паспорта. Однако Приднестровью удалось сохранить основные производственные мощности Советского Союза. В республике поддерживается хрупкий баланс между интересами власти, бизнеса и граждан, за счет чего непризнанное государство держится на плаву до сих пор».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *