«Пламя Сопротивления не должно потухнуть»: как сражался генерал де Голль

«Пламя Сопротивления не должно потухнуть»: как сражался генерал де Голль

Benjamin E. «gene» Forte/dpa/Global Look Press

9 ноября 1970 года в возрасте 79 лет скончался Шарль де Голль – лидер Сопротивления времен Второй мировой войны, основатель и первый президент Пятой республики. Несмотря на критику в поздний период пребывания во главе государства, генерал остался в памяти французов как один из величайших деятелей всех времен.

«Пламя Сопротивления не должно потухнуть»: как сражался генерал де Голль

9 ноября 1970 года в Коломбэ-ле-дез-Эглиз от разрыва аорты скончался Шарль де Голль. Ему шел 80-й год. По просьбе покойного на похороны допустили только ближайших родственников и соратников по Сопротивлению. В последние годы, занимая должность президента Франции, де Голль растерял часть своей популярности во французском обществе. Но его запомнили как героического генерала Второй мировой войны. В истории своей страны он остался одним из величайших деятелей Франции всех времен.

В плену с Тухачевским

Де Голль с юности придерживался традиционных консервативных взглядов. В его семье боготворили французскую армию. Родственники и друзья будущего генерала восхищались победами соотечественников на полях сражений и всегда находили оправдания для поражений Франции. Когда настала пора выбора жизненного пути, де Голль без колебаний пошел на воинскую службу.

Во время Первой мировой войны он получил звание капитана, был тяжело ранен и попал в плен к немцам.

Находясь в крепости Ингольштадт, француз познакомился с подпоручиком Русской императорской армии Михаилом Тухачевским. Между офицерами завязалось общение на военные темы. Сидевший вместе с ними французский публицист Реми Рур впоследствии вспоминал, что капитан де Голль в глухом каземате рассказывал о боях, в которых он принимал участие, главным образом, в Шампани. Тогда же де Голль сообщил товарищам по несчастью о работе над своей первой книгой «Разногласия у врага». Среди слушателей глав произведения был и Тухачевский, франкофил по натуре, отлично знавший французский язык.

Среди пленников Ингольштадта сложилось братство, которым ветераны войны гордились и годы спустя. В дни заточения де Голль писал своей матери, что «царящее товарищество препятствует возникновению морального одиночества». После перевода в другой лагерь он тосковал по своим друзьям.

Как и Тухачевский, де Голль неоднократно пытался бежать, но незаметно скрыться человеку такого роста было весьма проблематично.

«Нет ничего хуже плена», — признавался де Голль после освобождения, которое наступило лишь с заключением Компьенского перемирия в ноябре 1918 года.

Совсем скоро подружившиеся в немецком плену офицеры оказались по разные стороны баррикад. Тухачевский стремительно возвысился на службе у большевиков и в 1920-м командовал советским Западным фронтом, войска которого неслись на Варшаву, где де Голль находился в качестве военного советника при польской армии. Как известно, французы помогли своим союзникам составить план разгрома РККА.

Они вновь увиделись в феврале 1936 года, когда Тухачевский, уже маршал и первый заместитель наркома обороны, приехал в Париж с советской делегацией.

Помимо официальных мероприятий ему удалось повидаться с де Голлем и другими товарищами по Ингольштадту.

«Перед нашими странами поднимается страшный враг, который через несколько лет получит в распоряжение могучую армию с самым современным вооружением», — говорил Тухачевский, имея ввиду нацистскую Германию. Но самый крупный военный конфликт в истории человечества он уже не застал: в 1937 году полководца арестовали и расстреляли.

Война и Сопротивление

К началу Второй мировой войны полковник де Голль подошел со сложившейся системой взглядов на внешнюю и оборонную политику Франции, а также с четкой программой модернизации ее вооруженных сил. К этому периоду у него сложилась репутация способного, смелого и оригинально мыслящего офицера новой формации. Не исключено, что именно поэтому военная карьера де Голля развивалась не слишком быстро.

Деморализующий эффект оказали на французов поражение в Битве за Дюнкерк, бомбардировка Парижа и другие события.

К июню 1940-го эта страна уже потеряла 92 тыс. убитыми и 200 тыс. ранеными и не хотела повторения катастрофы 1914-1918 годов, когда потери составили почти 1 млн человек из 19 млн мужского населения. Вместе с тем во Франции по-прежнему хватало и тех, кто планировал сражаться дальше. Они объединились вокруг генерала де Голля, который получил от смещенного премьер-министра Поля Рейно 100 тыс. франков из секретного фонда на продолжение борьбы и вылетел из Бордо, где базировалось эвакуированное правительство предыдущего созыва, в Англию. Как констатировал британский премьер Уинстон Черчилль, с собой «де Голль увозил честь Франции».

18 июня 1940 года де Голль призвал французов продолжать сопротивление нацистской Германии. Генерал обратился к согражданам по радио из Лондона, куда он бежал днем ранее из Бордо. Бывший заместитель военного министра Франции обвинял главу нового правительства маршала Филиппа Петена в предательстве и заявлял, что «с полным сознанием долга выступает от имени Франции».

При этом МИД Великобритании был категорически против выступления де Голля, боясь спровоцировать правительство Петена в момент эвакуации остатков армейских частей. Министр информации Дафф Купер отдал распоряжение «Би-би-си» пустить передачу в эфир, только заручившись поддержкой Черчилля и военного кабинета. Тот очень тепло принял французского гостя в Лондоне, стараясь не показать своего разочарования тем, что не прилетел сам Рейно.

Не имея возможности выступить против администрации Петена напрямую, де Голль активно призвал к оружию.

«Лидеры, которые на протяжении многих лет стоят во главе французских армий, сформировали правительство, — так начал свою речь генерал. — Это правительство, ссылаясь на поражение наших армий, вступило в контакт с врагом, чтобы остановить боевые действия. Конечно, мы были, мы есть затоплены вражеской силой: механической, сухопутной и воздушной. Бесчисленные танки, самолеты, тактика немцев заставляют нас отступать. Но разве последнее слово уже сказано? Разве надежда должна исчезнуть? Разве это поражение окончательно? Нет! Поверьте мне, я говорю вам, опираясь на знание фактов, и я говорю вам, что ничего не потеряно для Франции. Те самые средства, что победили нас, могут приблизить день победы».

Далее де Голль подчеркивал, что Франция не одинока, потому что за ней стоит Британская империя, которая «господствует на морях и продолжает борьбу».

Он также предсказал, что промышленная мощь США круто повернет вал событий, превращавшихся в мировую войну. Де Голль подсознательно отвергал мнение капитулянтов о том, что Великобритания потерпит поражение в течение трех недель и что Гитлер будет диктовать условия мира всей Европе.

«Я, генерал де Голль, находящийся сейчас в Лондоне, я призываю французских офицеров и солдат, которые находятся на британской территории или которые прибудут туда, с оружием или без оружия, я призываю инженеров и рабочих промышленности вооружения, которые находятся на британской территории или прибудут туда, связаться со мной. Что бы ни случилось, пламя французского Сопротивления не должно потухнуть и не потухнет», — резюмировал будущий президент Франции.

Выступление де Голля услышали немногие французы, однако именно этот момент стал переломным в биографии генерала.

Его еще не воспринимали как человека, который сыграет одну из главных ролей в освобождении Парижа в 1944-м, поэтому журналисты не посчитали нужным записать текст. Известный сегодня вариант речи он сам повторно составил четырьмя годами позднее.

Таким образом, появились как бы две Франции — капитулянтская, известная как «Французское государство» или режим Виши, и «Свободная Франция» (после 1942 года – «Сражающаяся»), во главе которой встал де Голль, руководивший, правда, из Англии. 29 сентября 1941 года СССР официально признал это движение и установил с ним дипломатические отношения. Советский полпред при режиме Виши Александр Богомолов был переведен в Лондон.

Де Голля обвинили в дезертирстве, неповиновении законной власти и государственной измене, за что Петен заочно приговорил его к разжалованию, лишению гражданства, конфискации имущества и к смертной казни.

В своих мемуарах генерал позже отмечал: «18 июня 1940 года, отвечая на призыв своей Родины, лишенный какой-либо другой помощи для спасения своей души и чести, я один, никому не известный, должен был взять на себя ответственность за Францию». Вслед за речью по радио были распространены листовки с обращением де Голля к нации: «Франция проиграла битву! Но Франция не проиграла войну!».

Одной из особенностей деятельности де Голля в годы войны являлось его резко критическое отношение к внешней политике США. В ответ американская дипломатия пропагандировала образ генерала как «железного упрямца» и «самонадеянного солдафона». Президент Франклин Рузвельт неприязненно относился к де Голлю. Так, 8 мая 1943 года он писал Черчиллю: «Де Голль, может, и честный человек, но он одержим манией мессианского комплекса. Я не знаю, что с ним делать».

По инициативе Рузвельта французского генерала не пригласили на Ялтинскую конференцию. В ответ де Голль отказался от предложения президента США встретиться в Алжире, за что получил от своего оппонента сравнение с капризной примадонной. Со временем испортились и личные отношения де Голля с Черчиллем, который продолжал публично его поддерживать, но кулуарно вступал с ним в жесткую полемику. Ради пользы общего дела британский премьер старался воздерживаться от критики политики лидера Сопротивления.

По мнению де Голля, американцы считали, что Франция перестала быть великой державой. Черчилль же высказывал уверенность в ее скором возрождении.

«Военная карьера де Голля не была быстрой, он так и не достиг высших командных постов, а его идеи не встречали широкой поддержки. До войны он был неизвестен стране», — отмечал французский историк Бруно Бетуар. Исследователь также подчеркивал, что широкую известность генерал приобрел уже как успешный лидер Сопротивления. Де Голль был популярен благодаря отказу от карьеризма и безразличию к личному обогащению.

После процесса над коллаборационистами в 1945 году де Голль великодушно помиловал своего бывшего начальника Петена, заменив ему смертную казнь на пожизненное заключение.

Нормализация отношения с СССР и деколонизация

Вскоре после войны де Голль ушел в глухую оппозицию, чтобы вернуться к власти на волне политического кризиса. В 1958 году он стал премьер-министром Франции, а в 1959-м – президентом. На референдуме была принята новая Конституция, окончившая эру Четвертой Республики и давшая начало Пятой.

«Нация для де Голля предоставляла собой абсолютную и неподлежащую критике духовную ценность, в то время как различные идеологии и теории, политические партии представляли собой категории относительные и даже эфемерные, — заключал в своей статье «Де Голль и США: 40-60-е годы XX века» доктор исторических наук Юрий Борисов. — Именно защиту национальных интересов и национальной независимости страны генерал считал «железным законом» государства, общества и личности. А само государство, по де Голлю, это единственно возможная форма существования народов».

В начале 1960-х де Голль решил прозондировать возможность ведения переговоров с Москвой независимо от США посредством провозглашения политики «разрядки, согласия и сотрудничества с Восточной Европой». Он хотел, чтобы ФРГ хотя бы частично отошла от Вашингтона и последовала бы за Францией в ее обращении к СССР. Его целью было ослабление советского контроля в Восточной Европе. По мнению де Голля, это могло произойти, если бы СССР перестал рассматривать его страну как американского сателлита. Президент, однако, переоценил возможности Франции воспользоваться изменениями в международном положении. Конец инициативе де Голля положило советское вторжение в Чехословакию в 1968 году.

В 1966-м, в ходе празднования 50-летия победы в Верденской битве, де Голль приказал возложить цветы на могилу своего бывшего командира Петена. В том же году состоялся визит де Голля в СССР. Он побывал в Москве, Новосибирске, Ленинграде, Киеве, Волгограде и на Байконуре, подписал французско-советскую декларацию. Было принято решение создать коммерческий французско-советский отдел с резиденцией в Париже и постоянным представительством в Москве.

Помимо нормализации отношений с СССР, эпоха де Голля ознаменовалась выдворением НАТО из Франции, разрывом с США и деколонизацией — в 1960 году независимость получили Сенегал, Камерун, Кот д’Ивуар, Мали, Того и другие страны.

Однако со временем политика де Голля перестала пользоваться популярностью. В народе, прежде всего, в молодежной среде, росло недовольство авторитарными методами генерала, заботившегося прежде всего о величии Франции. Отречение де Голля проходило под леворадикальными лозунгами.

«Десять лет плодотворного правления привели к кровавым демонстрациям, мятежу образованной элиты и смене власти, — отмечается в статье Марины Романовой «Парадокс Шарля де Голля». — Основной общепризнанной причиной «красного мая» 1968 года считается упущение из виду де Голлем интересов послевоенного поколения и промахи во внутренней политике. Однако в нашем понимании основным составляющим фактором стало изменение культурной атмосферы в обществе, что и явилось причиной включения молодежи в политическую систему. Изменились ценности, которые формировали нормы французского общества».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *