Любовь в генах: как мутация повысила тягу к романтике

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Любовь в генах: как мутация повысила тягу к романтике

Christophe Gateau/dpa/Global Look Press

Мутация, повышающая выработку окситоцина, вызывает склонность к романтике и общению, выяснили канадские ученые. Эти данные подчеркивают важность генетики в формировании отношений между людьми.

Любовь в генах: как мутация повысила тягу к романтике

Ученые из Университета Макгилла в Квебеке нашли у влюбчивых и склонных к романтике людей мутацию, повышающую выработку окситоцина — «гормона любви». Это первая работа, подтвердившая важность генетики в формировании романтических отношений, отмечают авторы работы. Исследование было опубликовано в журнале Scientific Reports.

Исследователи попросили 111 гетеросексуальных пар, состоящих в отношениях около пяти-шести лет, рассказать, как часто они и их партнеры смеются, улыбаются, отпускают колкости, просят кого-то о помощи или помогают сами, а также описать свои эмоции в процессе взаимодействия друг с другом и прочими людьми. Более половины участников также согласились на анализ генома.

Оказалось, что мутация связанного с выработкой окситоцина гена CD38 — CD38.rs3796863 — приводила к большей привязанности к близким и выраженным романтическим взаимодействиям с партнером. У мутации было два аллеля — А и С. Аллели — это формы одного и того же гена с небольшими различиями в последовательности оснований ДНК.

Люди с генотипом СС оказались наиболее общительными по сравнению с АА и АС, кроме того, они реже сталкивались с беспокойством, разочарованием и гневом и были более привязаны к партнеру. Также они лучше адаптировались к отношениям и были более склонны к поддержке.

Обладатели мутации тратили больше времени на разговоры, еду и просмотр телевизора. Помимо этого, они чаще закрывали глаза на ошибки, переступали через гордость и отзывались на просьбы. В среднем они оценивали свои отношения как более удачные, чем те, у кого мутации не было.

В парах восприятие одного партнера другим было связано как с собственным генотипом респондента, так и с генотипом партнера. Так, обладатели генотипа СС считали своих партнеров более заботливыми, даже если у них не было такой мутации.

Выявленная мутация, по-видимому, влияет на склонность к романтике и подталкивает людей к формированию отношений, отмечают авторы работы.

По словам профессора Дженнифер Бартц, ведущего автора работы, это первый случай, когда ген удалось связать с романтическим поведением человека в повседневной жизни.

«Вариации генов могут играть ключевую роль в поведении, важном для формирования отношений между людьми, — говорит она. — Учитывая важность близких отношений для выживания человека, считается, что биологические механизмы эволюционировали для их инициирования и сохранения. Люди с аллелью СС сообщали о более частых ежедневных взаимодействиях со своим романтическим партнером. Также они лучше адаптировались в отношениях. Эти данные подтверждают роль окситоцина в межличностных процессах, вовлеченных в поддержание близких отношений».

Также исследование подчеркивает важность генетических факторов в формировании отношений. Более ранние работы показали, что однояйцевые близнецы, выращенные в разных условиях, относятся к своим бракам похожим образом.

Это говорит о важном генетическом компоненте в формировании такого отношения.

Наблюдения за животными тоже показывают, что окситоцин влияет на романтические отношения, отмечает Бартц.

«Мы впервые показали, что CD38, ген, связанный с секрецией окситоцина и социальным поведением грызунов, также участвует в регулировании человеческих романтических отношений по мере их развития в повседневной жизни, — уточняет она. — В частности, мы показали, что он ассоциируется с коммуникативным поведением человека, таким как выражение привязанности в ежедневных взаимодействиях с романтическим партнером».

Впрочем, окситоцин может вызывать не только привязанность, но и агрессию, предупредили ранее нейробиологи из израильского Института Вейцмана. Эксперименты на мышах в условиях, приближенных к естественным, показали: в полуестественной среде, когда восприимчивость к окситоцину повышалась, мыши сначала проявляли интерес друг другу, но вскоре он сменялся раздражением и агрессией. Однако в лабораторных условиях агрессия, наоборот, снижалась.

«В естественной среде мы бы увидели воинственное поведение, потому что животным нужно бороться за территорию и пищу, — пояснили исследователи. —

То есть социальные условия благоприятствуют конкуренции и агрессии. Но в лабораторных условиях иная социальная обстановка, и окситоцин дает другой эффект».

Таким образом, заключают они, повышение уровня окситоцина не приводит к безусловному улучшению коммуникабельности. Его воздействие зависит как от контекста, так и от личности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *