«Избавить братьев от гибели»: как СССР отнимал Азербайджан у Ирана

«Избавить братьев от гибели»: как СССР отнимал Азербайджан у Ирана

Советские войска вступают в город Тавриз, Иран, 1941 год

Советские войска вступают в город Тавриз, Иран, 1941 год

РИА «Новости»

18 ноября 1945 года в Иранском Азербайджане началось восстание с целью отделения от Ирана. Повстанцев поддерживал СССР, желавший добиться от официального Тегерана нефтяной концессии. Размещенные в стране части РККА не пропустили иранских военных в мятежный регион для наведения порядка. Советская сторона согласилась вывести свои войска лишь после уступок по вопросу нефти. В итоге иранское правительство подавило восстание, но своих договоренностей перед СССР не выполнило.

«Избавить братьев от гибели»: как СССР отнимал Азербайджан у Ирана

Как в Баку захотели присоединить Южный Азербайджан

К весне 1944 года Иосиф Сталин начал задумываться о методах закрепления в Иране и создания там сферы советского влияния после войны. Другим важным вопросом был доступ к иранской нефти: в феврале геологи обнаружили ее большие запасы в 20 км к югу от ирано-советской границы. Советская разведка сообщала об интересе британских нефтяных компаний, уже добывавших нефть на юге Ирана, теперь и к северным районам.

16 августа 1944-го Лаврентий Берия направил Сталину и Вячеславу Молотову аналитический доклад о добыче нефти в мире, а также о нефтяной политике Англии и США в Иране. Он отмечал, что обе эти державы «ведут скрытую работу по противодействию передачи нефтяных месторождений Северного Ирана для эксплуатации Советским Союзом».

«В связи с новой «большой игрой» в Иране советское руководство вернулось к азербайджанскому вопросу и приняло постановление «О мероприятиях по усилению культурной и экономической помощи населению Южного Азербайджана». Осенью 1944 года руководство СССР попыталось получить доступ к иранской нефти путем дипломатического нажима, рассчитывая, видимо, на ошеломляющий эффект побед в войне с Германией и ее союзниками», — отмечает доктор исторических наук из Баку Джамиль Гасанлы в своей статье «Иранский Азербайджан – эпицентр «холодной войны».

Советская делегация во главе с заместителем наркома иностранных дел Сергеем Кавтарадзе встретилась в Тегеране с премьер-министром Ирана Мохаммедом Саедом.

Этот политик был хорошо знаком с Россией: он провел детство и юность в Закавказье, учился в Санкт-Петербурге, а в июне 1941-го возглавлял иранское посольство в Москве и после нападения нацистов на СССР объявил о полном нейтралитете своей страны. Тем не менее, переговоры фактически провалились. Саед неожиданно занял жесткую позицию и отказался заключить договор о концессии, хотя его правительство сотрудничало по тому же вопросу с англичанами и американцами. В ответ советская сторона развернула дипломатическую атаку. Саеда обвинили в попустительстве «враждебным профашистским элементам». В Тегеране прошли организованные просоветской Народной партией антиправительственные демонстрации. Массовые манифестации этнических азербайджанцев состоялись и в Иранском Азербайджане.

В феврале 1945 года, после Ялтинской конференции, первый секретарь ЦК КП Азербайджана Мир Джафар Багиров получил справку от группы политработников Азербайджанской ССР, которая работала в Иране «О Южном Азербайджане», в которой шел прямой намек на объединение территорий: «Мы кровно в этом заинтересованы, ибо освобождение народов Южного Азербайджана избавит наших братьев от окончательной гибели и откроет большие перспективы для развития всего азербайджанского народа. Мы считаем, что настоящий момент международной обстановки является наиболее удобным для осуществления этой важнейшей исторической миссии».

Автор доклада, секретарь ЦК Компартии Азербайджана Гасан Гасанов уточнял, что азербайджанцы в Южной Азербайджане мечтают избавиться от ига персов. По его задумке, присоединение Иранского Азербайджана к Советскому должно было осуществляться через народные восстания. Для их организации предлагалось перебросить из Тегерана в Тебриз «ряд демократически настроенных работников-азербайджанцев». Кроме того, из СССР под видом военных должны были прибыть руководящие работники. Координационный центр располагался бы в Баку. Союзников по антигитлеровской коалиции планировалось поставить перед свершившимся фактом.

Идея Гасанова нашла полную поддержку руководителей Азербайджанской ССР.

Сталина интересовала иранская нефть

Багиров изложил свое видение ситуации в Москве. Сталин так сильно хотел получить иранскую нефть, что 6 июля 1945 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло секретное постановление «О мероприятиях по организации сепаратистского движения в Южном Азербайджане и других провинциях Северного Ирана». Для управления предполагалось преобразовать в отдельную партию азербайджанский филиал Народной партии Ирана и привлечь в нее сторонников сепаратизма из всех слоев населения. Один из пунктов постановления предусматривал вовлечение в сепаратистское движение курдов Северного Ирана. Речь о присоединении Иранского Азербайджана к СССР не шла. Сталин хотел ограничиться образованием в составе Ирана национально-автономной азербайджанской области с широкими правами. Все участники тайной операции должны были контактировать с генконсульством СССР в Тебризе.

«Для защиты просоветски настроенных лиц, активистов сепаратистского движения, демократических и партийных организаций в этом же постановлении предусматривалось создать боевые группы, обеспечив их оружием иностранного образца, — уточняет историк Гасанлы в своей работе. – Выполнение этого пункта поручили Николаю Булганину и Багирову. Следующие пять пунктов были посвящены культурно-массовым вопросам, в частности, усилению культурно-пропагандистской работы в Южном Азербайджане. Наконец, указывалось, что для финансирования сепаратистского движения в Южном Азербайджане и для участия в выборах в иранский Меджлис 15-го созыва при ЦК КП(б) Азербайджана создается специальный фонд в размере 1 млн инвалютных рублей».

На взгляд Багирова, после решения вопроса с Иранским Азербайджаном следовало добиться автономии для курдов.

Те, однако, поддерживая борьбу иранских азербайджанцев, провозгласили намерение самостоятельно решать свою судьбу. Недолгий период СССР оказывал курдам значительную помощь – установил торговые связи, подарил радиостанцию и типографию. Курдские ополченцы ходили в форме РККА. Советская позиция изменилась после прихода к власти в Иране нового премьера Ахмада Кавама, придерживавшегося проамериканской ориентации.

13 сентября 1945 года иранское правительство обратилось к СССР, США и Великобритании с просьбой о выводе войск с территории своей страны. Западные союзники пообещали сделать это в начале следующего года. Советские представители отказывались назвать точную дату. Постепенно в Тегеране, равно как в Вашингтоне и Лондоне, стали подозревать Москву в поддержке сепаратистов для отделения Иранского Азербайджана от Ирана и объединения его с Советским Азербайджаном.

И действительно, 18 ноября 1945 года в Иранском Азербайджане началось восстание, организованное Народной партией Ирана.

Власти выдвинули из Тегерана войска с целью подавить выступление. Однако части Красной армии не пропустили их в охваченный мятежом регион. Американцы и англичане призвали СССР уважать суверенитет Ирана. Командованию советским контингентом поступил приказ «пресекать любые попытки иранских властей вводить в нашу зону дополнительные войска». Как следствие, уже к 11 декабря весь Иранский Азербайджан находился под контролем повстанцев.

Власти Ирана обратились за помощью в урегулировании кризиса к США. Сталин был готов завершить конфликт в обмен на уступки по нефтяному вопросу.

Иранцы обманули СССР

18 февраля 1946 года глава иранского правительства Кавам вылетел в столицу СССР для переговоров со Сталиным. 4 апреля в иранской столице было подписано соглашение, по которому Москва обязалась вывести войска, а Тегеран — предоставить ей нефтяные концессии в Северном Иране.

«Кавам, протестуя против «оставления части советских войск в некоторых частях Ирана», сделал новое заявление, в котором согласился на создание советско-иранского нефтяного общества. Иранский премьер лукавил: по закону от 2 декабря 1944 года он вообще не имел права вести переговоры о нефтяных концессиях, хотя и мог представить в парламент соответствующий отчет. Главной задачей Кавама было добиться вывода советских войск из Ирана», — резюмирует Алексей Кочешков в своей статье «Нефть и охлаждение советско-иранских отношений на раннем этапе «холодной войны». По его мнению, именно разногласия по иранской нефти окончательно прекратили сотрудничество союзников по антигитлеровской коалиции.

К 27 апреля территорию Ирана покинули все части РККА. Представители курдских повстанцев сетовали, что при выводе своих войск СССР забрал все тяжелые орудия. В итоге у курдов осталось только то оружие, которое было захвачено в боях с иранцами. Кавам обманул Сталина: Меджлис отказался ратифицировать договор по нефтяному соглашению. 21 ноября 1946 года иранский премьер объявил о введении войск в Иранский Азербайджан и Курдистан «для обеспечения свободы выборов в Меджлис 15-го созыва». 15 декабря иранцы, не встретив сопротивления, вступили в Тебриз, восстановив территориальную целостность Ирана. Кавам после этой операции получил прозвище «Старая лиса».

«В июне последствия восстания в Иранском Азербайджане были ликвидированы. В сентябре того же года были подавлены очаги сепаратистов в Иранском Курдистане. По завершении кризиса Вашингтон остался при убеждении, что Москву заставила пойти на уступки принципиальная позиция США и Британии по Ирану. Сталин сделал вывод о том, что против СССР складывается британско-американский союз», — констатировал в своей книге «История международных отношений. 1945—2008» доктор политических наук Алексей Богатуров.

По мнению публициста Якуба Гази Ибрагима, «Республика Курдистан по существу была принесена в жертву интересам Советского Союза в Иране».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *