Военные рельсы: почему падают «закрытые» траты России

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Военные рельсы: почему падают «закрытые» траты России

Андрей Александров/РИА «Новости»

Россия сократила траты по «закрытым» статьям до 4,8 трлн рублей в 2018-м году – это примерно 4,6% ВВП, подсчитали в РБК. Более актуальными данными, например за 2019-й год, Росстат еще не успел поделиться, но некоторые эксперты уверены, что сокращение этих расходов вполне может стать тенденцией, учитывая, что в этот раздел включаются вооружения и интеллектуальная собственность, а пик трат на перевооружение в России уже прошел.

Военные рельсы: почему падают «закрытые» траты России

«Закрытая» статья российских расходов в 2018-м году сократилась второй год подряд, подсчитало РБК, основываясь на данных Росстата. Более актуальной информации, например за 2019-й год, еще нет, поскольку ведомство не успело ее опубликовать. Но уже сейчас можно сказать, что «секретные» траты России устойчиво сокращаются в абсолютных числах: после существенного роста в 2016-м году до 5,1 трлн рублей они плавно снизились до 4,8 трлн в 2018-м.

В «секретные» статьи включаются траты на системы вооружения длительного пользования (то есть танки, самолеты, корабли и так далее) и интеллектуальную собственность вроде научных разработок, результатов разведки запасов полезных ископаемых, создание ПО и баз данных.

Исходя из остаточного принципа (вычитая из полной суммы расходов все, что не засекречено) РБК выяснило, что в 2018-м году траты на «закрытые» статьи в 2018-м году упали до 4,6%. Для сравнения, в 2015-м году аналогичный показатель составил 5%, а самый высокий был зафиксирован в 2016-м году: 5,9% от ВВП. Но это связано с тем, что в текущих ценах сам ВВП тогда был заметно ниже: 83 и 85 трлн рублей в 2015 и 2016-м соответственно, и 104,6 трлн в 2018-м.

Нынешнее снижение затрат можно объяснить тем, что пик запланированных трат на перевооружение российской армии уже прошел. «Сегодня пик госзаказа на НИОКР пройден, и мы переходим на серийные поставки», – говорила замминистра обороны Татьяна Шевцова в интервью телеканалу «Звезда». Вместе с ними, по словам Шевцовой, сокращаются и расходы на содержание Вооруженных сил в целом, а так же различную подготовку, в том числе и вневойсковую.

К заметному сокращению военных затрат может привести и нынешний кризис, вызванный пандемией коронавируса. Это следует из предложения Минфина о сокращении бюджетных ассигнований на госпрограмму вооружений в течение следующих трех лет на 5%. По оценкам экспертов, соответствующая сумма составит примерно 225 млрд рублей.

В нынешнем варианте госпрограмма вооружений, рассчитанная до 2027-го года, включает затраты на создание ЗРС С-500, двух МБК («Сармат» и «Рубеж»), замену «Тополей» на «Ярсы», принятие на вооружение истребителей 5-го поколения Су-57, модернизацию стратегических бомбардировщиков и так далее.

Впрочем, снижение затрат на перевооружение армии вряд ли сильно ударит по ее оснащенности современной техникой, уверены опрошенные РБК эксперты. В частности, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мараховский рассказал изданию, что доля современной военной техники в российской армии к концу этого года вырастет до 70%. То есть процесс перевооружения не будет остановлен: ранее замминистра обороны Алексей Криворучко говорил, что по итогам первого полугодия 2020-го этот показатель составлял 68,5%.

Кто кого

Если судить по итогам 2018-го года, совокупные расходы России на программы вооружения составили порядка $61,4 млрд: за счет этого страна заняла шестое место в рейтинге Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI). При этом данные института говорят, что в 2019-м году расходы России на вооружение все же выросли – до $65,1 млрд.

Соответствующие расходы США в разы выше: можно сказать, что на страну в целом приходится около 38% всех мировых расходов на оборонку. Так, в 2019-м году Вашингтон потратил на это $732 млрд, что в 11 раз выше соответствующих расходов Москвы.

Второе и третье места в этом рейтинге заняли Китай и Индия, потратившие на военные цели $261 и $71,1 млрд соответственно. Причем у обеих держав расходы продолжают расти, КНР потратила на 5,1% больше, чем в 2018-м году, а Индия – на 6,8%.

Впрочем, если эти цифры и показывают общую мировую картину, относиться к ним как к безусловно точным не стоит. Дело в том, что принципы, по которым SIPRI рассчитывает затраты разных стран на вооружение иногда вызывают вопросы у разных экспертов.

Одна из проблем, на которую обращают внимание специалисты, состоит в том, что для подсчета «военной ценности» аналитики SIPRI используют так называемые Trend-Indicator Values (TIV). И в них учитываются только «боевые платформы», то есть танки, вертолеты и боевые самолеты. А почти вся военная электроника, затраты на модернизацию и ремонт, участие в международной кооперации (когда несколько стран совместно создают какое-то оружие) остаются за бортом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *