Молдавия отказывается признавать долги за газ

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Молдавия отказывается признавать долги за газ

РИА «Новости»

Граждане Молдавии не должны выплачивать долг за газ, образовавшийся на территории непризнанного Приднестровья. С таким мнением выступил действующий президент страны Игорь Додон. Не собирается погашать долги за газ и недавно избранный президент Молдавии Майя Санду. Этот долг — $7,5 млрд — скорее всего, придется признать невозвратным, считают эксперты.

Молдавия отказывается признавать долги за газ

Не молдавские граждане, а компания «Молдовагаз» должна выплатить долг непризнанного Приднестровья за газ. Такое мнение высказал в беседе с ТАСС во вторник президент Молдавии Игорь Додон. Он отметил, что этот долг является «обязанностью дочерней компании российского [«Газпрома»] — АО «Молдовагаз», и не может быть долгом, который должны выплачивать молдавские граждане.

После того как будет найдено решение проблемы Приднестровья, активы компании в этом регионе могут быть использованы для погашения финансовых обязательств за газ, отметил Додон.

С 1 апреля этого года Молдавия покупает у России газ по $176 за тысячу кубометров. Потребление составляет 2,5-3 млрд куб. м. природного газа. Контракт с «Газпромом» был подписан в 2007 году. Ранее Додон утверждал, что добился скидки в размере 10-15%.

Размер молдавского долга составляет порядка $7,5 млрд.

Крупнейшие акционеры «Молдовагаза» — «Газпром» (50%), правительство Молдавии (35,3%) и Приднестровья (13,44%).

«Нас никто не спрашивал»

Заявление Додона — это фактически комментарий на прозвучавшее ранее заявление избранного (но еще не вступившего в должность) президента Молдавии Майи Санду, котоаря фактически отказалась возвращать накопившийся перед Россией из-за потребителей из Приднестровья долг Молдавии за газ.«Конечно, нельзя ожидать от нас на правом берегу, что мы сможем оплатить [долг Приднестровья]. Это нечестно, несправедливо», — заявила президент Санду в интервью «Европейской правде». Она признала, что ситуация с газовым долгом перед Россией превратилась в реальную проблему, которую придется решать.

«Правобережная Молдова (подконтрольная правительству часть страны) платит за газ, в том числе российский. Также Молдова платит за электричество, для производства которого на левом берегу используют газ, который Россия поставляет Приднестровью. И мы платим полную цену за это! Поэтому даже если Приднестровье использует газ бесплатно и говорит, что долг ложится на Молдову — это не так», — добавила Санду.

После победы Санду на президентских выборах 15 ноября стало известно, что она не признает долг Кишинева за поставки российского газа в Приднестровье. «Мы никогда не признаем этот долг [за газ]. Это долг «властей» Приднестровья, и никто не спрашивал нас, хотим ли мы получать этот газ или нет», — заявила тогда Санду.

Она нелицеприятно высказалась и в адрес своего предшественника; «У меня нет объяснения глупостям, которые наговорил и которые сделал Додон».

Замгендиректора Центра политехнологий, профессор ВШЭ Алексей Макаркин предлагает посмотреть на газовую проблему и заявления двух президентов (уходящего и избранного) с позиции структуры власти в Молдавии. Эта страна имеет парламентско-президентскую форму правления. Президент Молдавии — всенародно избранный, но фигура все-таки номинальная, хотя и не совсем уж бутафорская, как, например, королева Великобритании.

Санду разгонит парламент

«Гораздо больше власти у парламента. Ни один указ или закон не вступит в силу без одобрения парламента. А в нем сейчас более трети голосов у социалистов, которых контролирует пока еще действующий президент Игорь Додон», — говорит Макаркин, добавляя, что новый президент Санду, официально вступив в свои права, намерена распустить парламент и провести новые выборы депутатов. Это нужно ей для того, чтобы получить лояльный себе парламент и начать реформы, которая она обещала избирателям.

Но в отличие от нее Додон и его самая многочисленная фракция в парламенте не готовы уходить с насиженных мест. Депутаты, поддерживающие Додона не без оснований опасаются, что не смогут получить в новом парламенте больше кресел, чем у них есть сейчас. Додоновцам не хочется ничего менять еще и потому, что срок окончания их полномочий истекает только в феврале 2023 года, уточняет Макаркин.

Из этого следует, что жесткие заявления Санду о развороте от Евразийского союза на Европейский, о немедленном выводе миротворцев из Приднестровья и отказ признавать газовый долг перед Россией — это пока лишь декларации, меседж адресован внутренней аудитории.

«Новый президент пока что не сможет ничего из этих предвыборных обещаний исполнить. Ни одна инициатива такого рода, наверняка, не пройдет через парламент. Эти обещания адресованы ее сторонникам, чтобы их не постигло разочарование, чтобы у них не сложилось впечатление, что они избрали очередного Додона, который помногу раз ездил в Кремль с подарками в виде вина и шампанского молдавского производства», — говорит Макаркин.

Но если у Санду получится распустить действующий парламент и сформировать самую многочисленную проевропейскую коалицию в новом парламенте, то и в этом случае рассчитывать на быстрый результат с разворотом на Запад не получится, уверен эксперт.

Только по взаимному согласию

«Вывести войска с территории Приднестровья можно только с согласия всех трех заинтересованных сторон – Москвы, Кишинева и Тирасполя. Без согласия любой из них миротворческая операция, начавшаяся в 1992 году, не может быть прекращена. Только по взаимному согласию», — отмечает Макаркин.

Не менее вязкая ситуация и с долгом «Газпрому». Если дело дойдет до разбирательства в международном арбитраже, то Молдавия легко докажет, что не имеет контроля над Приднестровьем. Там собственные органы власти, а граждане Приднестровья не могут голосовать за парламент Молдавии или за кандидатов в президенты Молдавии на территории Приднестровья. Голосовать можно только на территории Молдавии или на избирательных участках Румынии.

В Приднестровье около 60% населения — это русские и украинцы. Жители этой республики добивались выхода из состава Молдавии еще до распада СССР. Декларация о суверенитете Приднестровской Молдавской республики была принята в сентябре 1990 года, а в 1992-м, после вооруженного конфликта, Приднестровье стало фактически неподконтрольной молдавским властям территорией и остается таковой до сих пор. Фонд им. Фридриха Эберта совместно с Центром стратегических исследований и реформ провел ранее исследование и выяснил, что «самоутверждение региона в качестве автономного территориально-хозяйственного, а затем и административно-территориального образования» стало возможным благодаря уникальной для бывшей советской Молдавии территориальному положению между Европой и Украиной.

В этом регионе концентрация индустрии, энергетики, высокоинтенсивного аграрно-промышленного комплекса, железно-дорожной и автомобильной сетей, ирригационных сооружений и прочего достигала 30%. То есть, это была самая урбанизированная часть Молдавии с высокими доходами городского и сельского населения, эксперты фонда.

Российский рынок остается для Приднестровья основным. В структуре экспорта на российский рынок доминируют черные металлы и изделия из них, машины и оборудование и, конечно, пищевые продукты.

В импорте из России более 60% приходится на энергоносители, прежде всего, это природный газ по «щадящим ценам», что усиливает конкурентоспособность приднестровских товаров на внешних рынках. Приднестровье расположено близко к Балканам, что представляет интерес для российского бизнеса, заключают эксперты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *