Вьетнамский путь: Куба отходит от коммунизма

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Вьетнамский путь: Куба отходит от коммунизма

Ismael Francisco/AP

Куба разрешила частному бизнесу работать в большинстве отраслей экономики. Процесс реформ в стране идет уже долгое время, в 2019 году в конституцию были внесены поправки, узаконившие частную собственность. Пандемия коронавируса заставила Гавану ускорить перестройку экономики. Однако говорить о переходе Кубы к капитализму все же преждевременно, считают аналитики.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

Вьетнамский путь: Куба отходит от коммунизма

Куба расширила доступ частного бизнеса в экономику. В минувшие выходные коммунистическое правительство страны объявило об открытии 2 тыс. отраслей для малых предпринимателей и самозанятых. Ранее частному сектору были разрешены всего 127 сфер деятельности.

Аналитики отмечают, что процесс экономических реформ идет в Кубе уже несколько лет.

«Этот процесс начался после прихода Рауля Кастро к власти, после того, как Фидель [Кастро] передал ему власть. То есть в какой-то определенной степени этот процесс уже шел, причем они избегали слова «частная собственность» и говорили «индивидуальная трудовая деятельность», если переводить на русский», — отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» руководитель Центра политических исследований Института Латинской Америки Збигнев Ивановский.

Разработка экономических и политических реформ началась еще в 2013 году, а с приходом к власти Мигеля Диаса-Канеля, который сменил Рауля Кастро на посту председателя Госсовета и главы Совета министров, процесс ускорился.

В феврале 2019 года на Кубе состоялся референдум, по итогам которого в конституцию страны были внесены изменения, коснувшиеся, в основном, экономики. Так, кубинцам разрешили иметь частную собственность, а в основном законе появился пункт, признающий свободный рынок. При этом в конституции также указали, что государство будет контролировать, чтобы доходы в частном секторе не превышали разумный предел и не противоречили принципам социальной справедливости.

Изменения коснулись и политического устройства страны. В частности, в структуре органов власти появились отдельные должности президента и премьера, а полномочия президента были ограничены двумя пятилетними сроками.

На тот момент руководство страны ограничилось этими изменениями, однако пандемия коронавируса, нанесшая урон экономике страны, вынудила власти ускорить экономические реформы, поясняет Збигнев Ивановский.

В 2020 году экономика Кубы сократилась на 11%, что стало худшим результатом за почти 30 лет. До настоящего времени частная деятельность в основном ограничивалась туристической сферой, а именно она в большей степени пострадала от пандемии.

Министр труда Кубы Марта Элена Фейто рассказала, что под контролем государства останется только 124 отрасли, но не стала уточнять, какие.

«Смысл реформы заключается в том, чтобы освободить производительные силы, а продолжение развития частной работы — цель этой реформы», — заявила она.

Скорее всего, государство сохранит монополию на стратегические отрасли, полагают аналитики.

«На Кубе после того, как вступила в силу новая конституция, уже предусмотрен был частный сектор. То есть стратегические отрасли — оборона, образование, здравоохранение, добывающая промышленность — остаются в руках государства. Разрешается частный сектор, мелкий и средний. То есть это больше похоже на вьетнамскую модель.

Политическая система остается достаточно жесткая, то есть однопартийная система, не конкурентные выборы и т. д., а в экономике допускается широкий частный сектор», — утверждает Ивановский.

Заместитель директора Института Латинской Америки РАН Николай Калашников уточняет, что в настоящее время на Кубе насчитывается более 600 тыс. самозанятых, решение правительства увеличит количество предпринимателей.

«Если до сих пор мы говорили о мелком частном предпринимательстве, то новый закон, по идее, должен допускать и, наверное, в ближайшем будущем мы увидим, не только мелкие, но и средние частные предприятия и компании. Которые, конечно, не будут работать в стратегических секторах экономики, но то, что связано с обслуживанием и сферой услуг, то, что связано с мелким производством, с туристическим сектором, гастрономией — это все будет. Этим частное предпринимательство уже занималось, но оно будет развиваться и наращиваться», — отмечает Николай Калашников.

Однако вместе с тем эксперты считают: говорить о том, что Куба двигается к капитализму — преждевременно.

«Я бы не называл это капитализмом. Это такая модель, похожая на Вьетнам, немного на Китай. Все-таки ключевые отрасли остаются у государства. То есть это какая-то смешанная модель — усиливаются рыночные механизмы в экономике», — поясняет Ивановский.

Рауль Кастро, при котором были признаны законными более 200 видов самозанятости, говоря о внесении изменений Конституции, утверждал, что реставрации капитализма ожидать не стоит, «частные предприятия будут действовать в строго очерченных рамках», а госкомпании сохранят ведущую роль в экономике.

«Куба идет не по пути капитализма, а по пути адаптации социализма к новым современным условиям глобализации. И скорее Куба где-то повторяет путь Китая или Вьетнама, не копируя в точности, но примерно двигаясь в этом направлении и пытаясь соединить государственное планирование, мощный государственный сектор с частной инициативой, с частным предпринимательством», — резюмирует Николай Калишников.

Вьетнамский путь: Куба отходит от коммунизма

Ismael Francisco/AP

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *