«Турецкое влияние растет»: как изменился расклад сил в Закавказье

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Турецкое влияние растет»: как изменился расклад сил в Закавказье

Yasin Akgul/AP

Россия позволила Турции вмешаться в решение нагорно-карабахского конфликта — территорию, которая относится к сфере интересов РФ, — чтобы посеять раскол внутри НАТО, пишет The Wall Street Journal. Эксперты издания считают, что Анкара усилила свою роль в регионе, однако Москва сохранила свои позиции, тогда как роль Франции и США как сопредседателей Минской группы ОБСЕ была сведена к минимуму.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

«Турецкое влияние растет»: как изменился расклад сил в Закавказье

Участие Турции в конфликте между Арменией и Азербайджаном стало допустимым при согласии Москвы, а российское руководство таким образом якобы рассчитывало «вбить клин между Турцией и НАТО», пишет The Wall Street Journal.

Когда 10 декабря в Баку прошел военный парад в честь победы в так называемой второй карабахской войне, главным гостем на нем был президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Сначала с заявлением выступил президент Азербайджана Ильхам Алиев, затем — его турецкий коллега.

«Армении следует взяться за ум. Армянские политики, диаспора обрекли свой народ на беду. Если армянский народ сможет извлечь уроки из карабахской войны, то в регионе начнется новая эра, — сказал Эрдоган. — Карабах уже воссоединился с родиной, 30-летняя разлука закончилась. Следующая цель Турции и Азербайджана — продолжать борьбу, чтобы возродить эти земли для жизни людей».

Тандем Анкары и Баку действительно принес плоды. Согласно условиям мирного соглашения, Армения вернет под контроль Азербайджана все территории, которые не входили в состав советской Нагорно-Карабахской области и над которыми она установила контроль в начале 1990-х. Территория непризнанной республики будет сокращена за счет районов, взятых Баку во время боевых действий. В частности, одной из наибольших потерь для Карабаха станет город Шуши. На линии соприкосновения армянских и азербайджанских сил в Карабахе уже находятся российские миротворцы. Кроме того, 1 декабря Минобороны Турции сообщило о создании совместного с Россией центра мониторинга в Карабахе.

О мирном соглашении объявили лидеры Армении, Азербайджана и России в ночь на 10 ноября. Влияние других участников Минской группы ОБСЕ — Франции и США — было сведено к минимуму. Роль Турции же возросла до максимума, причем не только в решении конфликта, но и во всем регионе, отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев.

При этом Москва оставила за собой и роль посредника, и роль регулятора конфликтов на линии соприкосновения. В регионе располагаются 2 тыс. миротворцев, и накануне они заявили, что после нарушения режима прекращения огня российскому контингенту удалось нормализовать обстановку. Вместе с тем, как отмечает руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко, России теперь так или иначе придется считаться и с мнением Турции.

«Это еще одно российское присутствие, это однозначно. Но там есть еще и турки. Получается, что нужно договариваться еще и между внешними акторами. Мало того, что есть Армения и Азербайджан, еще есть два международных актора, и все прекрасно понимают, что в этой ситуации Россия ближе к Армении, а Турция ближе к Азербайджану.

Россия уже давно не абсолютно доминирующая сила на постсоветском пространстве, а Карабах — это то же постсоветское пространство», — указывает эксперт.

Президент России Владимир Путин, говоря о более широкой роли Турции в регионе, подчеркивал, что Анкара действовала в рамках международного права и помешать этому никто не мог.

«Азербайджан — независимое суверенное государство. Азербайджан вправе выбирать себе союзников так, как он считает нужным. Кто же ему может в этом отказать? Мы договорились о том, что Турция по просьбе Азербайджана будет принимать участие в контроле за соблюдением прекращения огня», — заявлял Путин в эфире телеканала «Россия 24».

Комментируя же участие Москвы в конфликте, российский президент подчеркивал, что РФ не должна была напрямую ввязываться в конфликт, разрешить который можно только дипломатическим путем. По словам Путина,

на территорию Армении никто не покушался, в связи с чем у Москвы не было никакого права принимать прямое участие в боевых столкновениях.

«Россия выполняла только роль посредника и брала на себя по этому документу обязанности осуществить мирное разведение сторон, что мы сейчас и делаем. Поэтому авторами, безусловно, являются три стороны», — пояснял глава РФ.

Американские журналисты при этом несколько иначе оценивают сложившуюся ситуацию. Участие Турции в конфликте в регионе, который Москва считает свой сферой влияния, является символом усилий Эрдогана по преобразованию члена НАТО и «некогда послушного союзника США во влиятельного игрока на перекрестке между Европой, Ближним Востоком и Азией», пишет The Wall Street Journal.

И хотя Россия сохранила свои позиции в регионе, что и подтверждают условия мирного соглашения, именно Москва позволила Анкаре усилить свое влияние там. Выбирая такую стратегию, Россия, по версии издания, руководствовалась более широким расчетом, стремясь внести раскол и углубить противоречия внутри НАТО.

Впрочем, как отмечают аналитики, Москва никак не могла повлиять на участие Турции в конфликте.

«Турция туда влезла бы и без России, даже если бы Россия протестовала, турки бы все равно туда влезли — это однозначно. Другое дело, что Россия может использовать это обстоятельство, чтобы каким-то образом рассуждать, что мы, Россия и Турция, на Южном Кавказе договорились, но у нас есть общий противник — это Запад, тут мы с турками нашли какой-то консенсус.

Но то, что турецкое присутствие на уровне идеологии и политического курса возрастает — это однозначно. Потому что это постсоветское пространство. Поэтому говорить о каком-то однозначном мнении я бы не стал», — отмечает Алексей Малашенко из института «Диалог цивилизаций».

«Как в принципе технически Россия могла позволить или не позволить Турции поддержать Азербайджан? Анкара не спрашивала и не запрашивала у Москвы разрешения. Турция сегодня обладает всем необходимым потенциалом, чтобы решать те или иные региональные задачи, направленные на укрепления ее статуса как регионального центра силы. Есть вполне объективные показатели, относящиеся, в числе прочих, к военно-стратегическому потенциалу страны», — добавляет директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *