Реформа против оппозиции: Компартия Китая забрала власть в Гонконге

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Реформа против оппозиции: Компартия Китая забрала власть в Гонконге

Во время протестов в Гонконге, 1 октября 2019 года

Во время протестов в Гонконге, 1 октября 2019 года

Susana Vera/Reuters

Оппозиция Гонконга фактически потеряла легальные возможности для участия в политике после того, как Китай поменял избирательную систему в автономии. Пекин, обеспокоенный массовыми демонстрациями, штурмом парламента и ностальгией о периоде британского колониализма, решил допускать во власть в городе только «патриотов», пишет Reuters. «Газета.Ru» разбиралась, что означает новая реформа для будущего Гонконга и навсегда ли там покончено с протестами.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

Реформа против оппозиции: Компартия Китая забрала власть в Гонконге

Постоянный комитет китайского парламента — Всекитайское собрание народных представителей (ПК ВСНП) — 30 марта единогласно одобрил план реформы избирательной системы Гонконга, сообщает Reuters. Так было реализовано решение, утвержденное двумя неделями ранее в ходе ежегодной сессии ВСНП. Новые положения обрели силу — их уже подписал председатель КНР Си Цзиньпин.

Реформа затрагивает нормы из приложения к Основному закону Гонконга (так называемой мини-Конституции). Теперь там изменится и без того сложная процедура выборов как главы автономии, так и парламента.

Предполагается создание специального органа, который будет определять, кто в принципе имеет право баллотироваться в депутаты. При этом решения квалификационной комиссии об отказе в допуске на выборы нельзя будет даже обжаловать в суде.

Кандидатов будут тестировать на знание Основного закона и Закона о безопасности от 2020 года, который также вызывал критическую реакцию у радикально настроенной оппозиции и стран Запада.

Общее число мест в парламенте — Законодательном совете — будет увеличено с 70 до 90. При этом 40 человек теперь будут представителями Избирательного совета, который находится под полным контролем центральных властей. Ранее этот орган (число мест в котором также расширили с 1200 до 1500, добавив представителей «консультативных органов») принимал участие исключительно в выборах главы Гонконга.

Прямым голосованием жителей отныне будут избираться теперь не 35, а всего 20 депутатов парламента. Оставшихся 30 депутатов будут выбирать, как и прежде, представители профессиональных объединений. Раньше профсоюзы выбирали 35 депутатов, теперь же в пяти самых оппозиционных округах эти полномочия были переданы контролируемой Пекином исполнительной власти.

Первые выборы по новым правилам состоятся в декабре 2021 года — их снова перенесли (первый раз — в 2020 году из-за пандемии), о чем также объявили сегодня.

Патриотом быть обязан

Смысл новых поправок объясняется Пекином необходимостью управления автономией только патриотами страны. Естественно, речь идет о Китайской Народной Республике в целом, так как Гонконг юридически — ее неотъемлемая часть. Это произошло после возврата региона из британской аренды в 1997 году. Правда, Пекин в совместной декларации тогда пообещал сохранить на 50-летний период особые условия существования автономии, известные под принципом «Одна страна — две системы». Речь идет о сохранении ряда привычных норм и правил для Гонконга, Макао и Тайваня, который до сих пор де-факто не контролируется Пекином.

Отклонение от этой декларации вызвало критику со стороны стран Запада.

Так, глава МИД Великобритании Доминик Рааб еще 11 марта сразу после появления резолюции о готовящейся реформе заявил, что она чревата подрывом доверия к Китаю. Главный британский дипломат трактовал поправки как угрозу демократии. С аналогичным мнением вскоре присоединился к союзникам и Госдеп США.

Формально сейчас Китай действует строго по закону, подтверждает проживающий в Гонконге российский юрист Павел Бажанов в разговоре с «Газетой Ru». «Именно ПК ВСНП имеет право трактовать Основной закон Гонконга и менять положения из его приложения. Более того, сам принцип «Одна страна — две системы» — чисто китайская придумка, потому китайцы и вольны в ее интерпретации», — отметил эксперт.

Любопытно, что даже ушедшая в небытие система голосования всегда обеспечивала сторонникам пекинского курса большинство в Законодательном совете из-за голосования профсообщества. «Но после протестов 2019 года и впечатляющей победы на выборах в советы округов (муниципальные) систему решили обновить и сделать еще надежнее. Поэтому, если раньше у оппозиции при определенных условиях в теории могли быть шансы получить большинство в парламенте, то теперь их нет», — признает Бажанов.

По его расчетам, максимум, на что теперь может претендовать оппозиция, — 15 из 90 мест.

В 2020 году еще более громкую реакцию вызвал принятый ВСНП «Закон о национальной безопасности для Гонконга». Он, по сути, уничтожил правовую автономию Гонконга. Например, теперь следствие по делам о госбезопасности ведет специальный отдел полиции, который укомплектован специалистами «с материка». Другим резонансным пунктом в законе стал запрет вообще любой деятельности, попадающей под размытое понятие «преступный сговор с иностранными силами».

Всему этому предшествовали миллионные митинги во второй половине 2019 года, в ходе которых был даже штурмом взят парламент. Тогда среди бунтующих была популярна броская антипекинская риторика с призывами бороться за демократию. Их участники, часто использовавшие на демонстрациях флаги британского Гонконга, как тогда казалось, добились маленькой победы — отмены скандального закона об экстрадиции преступников, который предполагал возможность выдачи на материк политических активистов, настроенных против Компартии.

Но уже тогда эксперты говорили, что Пекин никогда не отступит назад по ключевому вопросу — политическому контролю.

Допротестовались

По новым правилам у оппозиции не будет практически никаких шансов участвовать в системной политике законным способом, говорит юрист Бажанов. «Остаются только выборы в местные советы (советы округов), которые не имеют реальной власти. Впрочем, и их правила в любой момент может поменять местный пропекинский парламент — помощь центра там даже и не потребуется. Уличные же протесты действительно затихли из-за угрозы жестокого наказания по Закону о нацбезопасности», — отмечает эксперт.

Заместитель директора ИМЭМО имени Примакова, профессор РАН Александр Ломанов считает, что Гонконг за свою историю в действительности никогда не был настоящей демократией.

«Запад сейчас перекидывает ответственность на Китай. Но ведь Великобритания могла спокойно развивать демократию в Гонконге после Второй мировой, но не делала этого. Это была типичная британская колония во главе с губернатором, лишь последний из которых — Крис Паттен — судорожно начал движение в сторону демократии. И, честно говоря, это можно было и рассматривать как простой способ насолить китайцам, которые получили автономию в 1997 году», — рассуждает эксперт.

При этом Ломанов уверен, что Пекин был бы не столь категоричен и резок по отношению к оппозиции, если бы не массовые протесты и угрозы целостности страны в 2019 году. Истинной причиной тех массовых выступлений Ломанов называет огромные социально-экономические проблемы в Гонконге, которые Компартия понимает и пытается решать.

Профессор заключает, что реакция Запада на урезание прав оппозиции Гонконга в 2021 году будет довольно предсказуемой — новые санкции, после чего последует симметричный ответ Пекина. Однако это не приведет ни к каким изменениям в политике Китая.

Реформа против оппозиции: Компартия Китая забрала власть в Гонконге

Во время протестов в Гонконге, 1 октября 2019 года

Во время протестов в Гонконге, 1 октября 2019 года

Susana Vera/Reuters

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *