Рамадан на карантине: как мусульманские страны борются с коронавирусом

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Рамадан на карантине: как мусульманские страны борются с коронавирусом

Reuters

Мусульманские страны встречают Рамадан в условиях тотального карантина, введенного в связи с пандемией коронавируса. И если в Иране, к примеру, жители уже привыкли к ограничениям, то в Турции введение карантина протекало не без сложностей, обусловленных противостоянием между центральными и местными властями. Эрдоган опасается, что действия оппозиционных мэров Стамбула и Анкары укрепят их позиции.

stopCovid1

Мусульманские страны встретили Рамадан — месяц обязательного поста. Однако на этот раз он пройдет на фоне пандемии коронавируса и во многом сделает невозможным соблюдение поста, ежедневные намазы в мечетях, а также паломничество.

Уже в феврале Иран стал одной из первых серьезно пострадавших стран, когда коронавирус распространился за пределы Китая. Очагом заражения в стране стал город Кум — центр паломничества мусульман-шиитов.

Однако власти не стали спешить с «закрытием» города. Напротив, соратники верховного аятоллы выступали за то, чтобы шииты продолжали посещать город для паломничества.

«Мы считаем этот святой город местом исцеления. Это значит, что люди должны прибывать сюда, чтобы исцелить как духовные, так и физические болезни», — говорил священнослужитель Мохаммад Саеди.

Однако вскоре число зараженных стало расти в геометрической прогрессии, и Тегеран предпринял меры по закрытию общественных мест, школ и магазинов. Впервые с момента создания Исламской Республики в 1979 году были отменены пятничные молитвы.

За прошедшие месяцы Тегеран осознал серьезность ситуации, отрегулировал карантинные меры, а жители страны встроились в новые условия.

9 апреля в своем видеообращении духовный лидер Ирана Али Хаменеи попросил соотечественников отказаться в этот Рамадан от больших собраний — это касается как совместной молитвы, так и, как правило, обязательной вечерней трапезы, на которую собираются все члены семьи.

К тому же призывают власти Саудовской Аравии, где 150 членов королевской семьи заражены коронавирусом.

«Мусульмане должны помнить, что сохранение жизни людей — это великий поступок, который приближает их к Богу», — говорится в заявлении правительства.

К призывам властей присоединился и Верховный муфтий Саудовской Аравии шейх Абдель Азиз. Он отметил, что следовать принципам социального дистанцирования мусульманам следует и во время Ураза-байрама, если активное распространение коронавируса продолжится.

Саудовская Аравия поместила все города под строгий карантин. Гражданам королевства разрешены только походы в магазин или же за медицинской помощью. Как и в Иране, в стране приняли решение временно остановить пятничные и другие молитвы в мечетях по всему королевству. На данный момент в стране подтверждены 13 930 случаев заражения, из которых 121 — смертельные.

И если в Иране и Саудовской Аравии мусульмане уже, вероятно, свыклись с вынужденными ограничениями, то в Турции могут возникнуть проблемы.

«Коронавирус не столь силен»

Первый случай коронавируса в стране был выявлен достаточно поздно, 11 марта. А вот ограничения были введены гораздо раньше, правительство Реджепа Тайипа Эрдогана проявило в этом вопросе оперативность. После того как вирус распространился в соседнем Иране, Анкара закрыла с ним границу.

Судя по всему, власти страны решили, что, проявив оперативность, они сыграли на опережение.

«Коронавирус не столь силен, чтобы прорваться через предпринятые Турцией меры», — говорил министр здравоохранения Фахреттин Коджа, когда в стране обнаружились первые зараженные.

Однако достаточно скоро настроения властей сменились и уже в своем телеобращении к нации 23 марта Коджа признал, что эпидемия охватила всю страну. 20 марта Эрдоган издал указ, запрещающий все массовые мероприятия и встречи, в том числе и молитвы. Он также закрыл все школы и общественные заведения, перенес спортивные матчи.

Теперь же, по последним данным, в Турции выявлено 98 674 случаев коронавируса, среди которых 2 376 — смертельные.

И если Анкара проявила оперативность и, возможно, тем самым отсрочила распространение пандемии, то в последнее время попытки властей защитить граждан выглядят все более неустойчивыми.

Во многих странах политическая жизнь остановилась во время пандемии коронавируса. Власти и оппозиция в руководстве отставили разногласия на второй план, чтобы полностью сосредоточиться на борьбе с пандемией.

Однако Турции не удалось нивелировать политическое противостояние внутри страны.

10 апреля правительство ввело карантин на выходные в 31 турецком городе, включая Стамбул и Анкару. Реализация, однако, прошла откровенно неудачно. О новых мерах власти объявили в пятницу за два часа до вступления карантина в силу.

Это привело горожан к панике, люди ринулись в магазины, а соцсети наполнились видеозаписями толп и очередей. Местные власти ничего не смогли сделать, как оказалось, политическое руководство Турции не предупредило мэров о вводимых мерах.

Второй комендантский час, объявленный заблаговременно, в прошедшие выходные прошел без происшествий. Накануне в силу вступил третий по счету — четырехдневный — комендантский час, который, судя по всему, направлен на сдерживание распространения коронавируса в начале Рамадана.

Впрочем, Анкару нельзя упрекнуть, что она принимает недостаточно усилий по борьбе с пандемией, отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев.

«Да, существуют определенные сложности. Нельзя сказать, что меры по борьбе с пандемией, принимаемые турецким руководством, идут гладко. Собственно, страна впервые сталкивается с подобным, как и весь мир. При этом политическое руководство страны проявило ответственность, обеспечив население бесплатно масками, запретив спекуляцию. Ее не допускают и в том, что касается обеспечения продуктами питания. Государство и бизнес совместно решают проблему в масштабах всей страны. Этому способствуют и система здравоохранение республики, которое не только не «оптимизировали», но и, напротив, значительно укрепили за последние годы», — отмечает эксперт.

Впрочем, опасения насчет стратегии Анкары по борьбе с пандемией все же есть, и обоснованы они тем, что политические противостояния в стране так и не остановились и даже, напротив, обострились.

«Оппозиция не спит»

Эрдоган все же пошел на применение жестких мер и был страшно разочарован, что в борьбу с пандемией включились местные власти. Во главе крупнейших городов — Стамбула и Анкары — стоят мэры от оппозиционной Республиканской партии.

«Разумеется, оппозиция не спит: так, мэр Стамбула Экрем Имамоглу, мэр Анкары Мансур Яваш и другие политики, разумеется, указывают на недочеты властей. Но у меня создается впечатление, что никто не злопыхательствует — разбор полетов возможно оставят на потом», — считает Юрий Мавашев.

Местная власть, тем временем, делает все, что в ее силах, чтобы минимизировать угрозу. Мэрии Анкары и Стамбула объявили ранее сбор денег с целью оказания экономической поддержки безработным гражданам и уязвимым группам. В связи с этим на прошлой неделе МВД начало расследование против них, потому что мэры якобы не согласовали эти кампании с министерством. Их счета были заблокированы, а Эрдоган запустил собственный сбор средств, обвинив мэров в попытке создать государство внутри государства.

Кроме того, правительство запретило муниципалитету оппозиции в южном городе Мерсине раздавать бесплатный хлеб.

Полное отсутствие сотрудничества и даже политическое противостояние в кризисную эпоху стало результатом жесткой поляризации в Турции.

Усилия, которые прикладывают мэры Анкары и Стамбула, могут еще больше повысить их популярность и укрепить позиции Республиканской партии. Поэтому руководство страны так упорно отказывается от сотрудничества с местными властями.

Они требуют от правительства ввести постоянный карантин в их городах. Однако пока меры ограничиваются запретом покидать дом для всех по выходным, а в рабочие дни — лишь людям моложе 20 или старше 65 лет.

Правительство, однако, утверждает, что тотальный карантин разрушит экономику страны.

Для Турции, еще не оправившейся после тяжелого экономического кризиса, решение о введении жестких ограничений далось не просто. Процветание страны и ее народа было одним из главных предвыборных обещаний Эрдогана и во многом его популярность зависит именно от этого.

«Некоторым говорить об экономике может показаться неуместным или бесчеловечным, — заявил ранее представитель президента Ибрагим Калин. — Но дело в том, что жизнь должна продолжаться как-то».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *