Проиграл только Трамп: европейские популисты не растеряли позиций в пандемию

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Проиграл только Трамп: европейские популисты не растеряли позиций в пандемию

John Thys/Reuters

Пандемия COVID-19, с точки зрения западных журналистов, привела к снижению рейтингов крайне правых политических сил, однако последние исследования университета Джорджии указывают на провал только одного популиста — Дональда Трампа. В отличие от президента США европейские политики не сильно потеряли в поддержке, а где-то даже сумели нарастить свою электоральную базу. Более того, специалисты не исключают, что праворадикалы еще смогут усилить свои позиции на фоне серьезного финансового кризиса.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

Проиграл только Трамп: европейские популисты не растеряли позиций в пандемию

The Guardian пишет, что популисты по всему миру теряют поддержку на фоне пандемии коронавируса. Причина кроется в том, что крайне правые политические силы зачастую игнорировали реальные угрозы COVID-19, что в конечном итоге привело к тому, что электорат пришел к выводу об их политической некомпетентности.

Эту точку зрения, однако, не разделяют американские ученые. Исследование университета Джорджии свидетельствует, что эти выводы, по большей части, касаются президента США Дональда Трампа, который проиграл выборы главы государства демократу Джо Байдену. Трампа, действительно, обвиняли в неправильной реакции на пандемию, которая заключалась в длительном преуменьшении опасности вируса. Сам Трамп, к слову, объяснял свои действия желанием не допустить панику.

В отличии от Трампа, продолжают исследователи, большинство европейских популистов придерживались иного подхода, достаточно оперативно заявив об опасности пандемии, хотя впоследствии могли изменить свою позицию.

Специалисты провели сравнительный анализ политики трех десятков крайне правых партии Европы, выделив среди них три основные группы: представители правительства, участники правящей коалиции и оппозиция. Положение той или иной партии оказывало влияние на их политику в рамках пандемии.

К примеру, итальянская оппозиционная партия «Лига Севера» изначально охарактеризовала вирус как серьезную угрозу, требуя от властей республики решительных действий. Но когда выяснилось, что больше всего пострадал север Италии, где «Лига Севера» выступала в качестве региональной власти, их риторика переменилась в пользу снижения опасности заболевания.

В то же время, немецкая оппозиционная партия «Альтернатива для Германии» серьезных позиций в региональных правительствах не занимала, но также отчасти пошла по пути «Лиги Севера». Вначале популисты раскритиковали федеральные власти за медленную реакцию на пандемию, а затем стали называть «антидемократическими» и «неконституционными» ограничительные меры, введенные для борьбы с эпидемией. Представители «АдГ» не раз отмечали, что свобода слова стала самой большой жертвой коронавируса.

При этом правые партии в правительстве — в Польше и в Венгрии — использовали диаметрально противоположную тактику. Они сосредоточились на критике левой оппозиции, обвиняя своих оппонентов в подрыве борьбы страны с пандемией и отметились введением жестких ограничительных мер, за что обвинялись руководством ЕС в узурпации власти.

Провал правых?

Аналитики университета Джорджии отмечают, что из-за поражения Трампа на президентских выборах появилось неправильное восприятие остальных популистов. Те же европейские крайне правые партии ошибочно считать проигравшими от пандемии. Так, опросы общественного мнения указывают, что

только половина из 31 популистской партии в Европе потеряла поддержку во время эпидемии. Еще пять, напротив, усилили свои позиции, а остальные не почувствовали никаких изменений.

Более того, потеря электората, по мнению специалистов, крайне незначительная, в среднем партии лишились около 1% поддержки. С началом «второй волны» показатели ряда партий упали чуть больше, но, в целом, среднее значение не изменилось.

Тут все также завязано на непосредственном положении той или иной партии в стране. К примеру, в Венгрии и Польше правящие «Фидес» и «Право и справедливость» понесли лишь незначительные потери. Кроме того, польский президент от правящей партии Анджей Дуда смог избраться на второй срок, поэтому вряд ли можно говорить о серьезном провале правых.

Касательно партий в правящих коалициях, по выводам университета, они понесли небольшие потери во время второй волны пандемии, но никак не пострадали в первой. Обратная ситуация наблюдается у оппозиционных правых партий — они потеряли в рейтинге в начале эпидемии, но смогли восстановить позиции к концу года.

В той же Италии наблюдается следующая ситуация: «Лига Севера» набирает по 23-24% по последним опросам, что разительно отличается от ее показателей на 2019 год, когда партия набирала 39%. Однако снижение ее популярности компенсирует другая популистская партия — «Братья Италии», она получает 16-17% против 9-10% в прошлом году.

Специалисты университета Джорджии резюмируют, что крайне правые не проигнорировали COVID-19, не стали его электоральной жертвой и не были выставлены пандемией как некомпетентные.

По их мнению, не стоит смотреть на европейцев через призму Трампа, поскольку он является скорее исключением из правил.

Шанс на усиление

Как пишет CNN, пандемия не только не привела к поражению популистов, но и дала им возможность для усиления своих позиции. Так, телеканал отмечает, что крайне правые партии процветают во время финансового кризиса, а в данный момент мировая экономика сталкивается с одним из самых серьезных вызовов XXI века.

Международный валютный фонд прогнозирует сокращение мировой экономики на 4,4% в 2020 году. Это намного хуже, чем падение на 1% в 2009 году после разрушительного финансового кризиса, когда глобальная безработица подскочила до 212 млн человек, что на 34 млн человек больше, чем в 2007 году, предшествовавшему началу кризиса.

Директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев ранее говорил «Газете.Ru», что правые по большей части напирают на вопросы, важные в мирное время, что не совсем работает, когда общество находится в мобилизации из-за пандемии.

«Я думаю, что у них что-то начнет получаться не раньше, чем через полтора-два года, когда население устанет от мер, принимаемых правительствами», — подчеркивал эксперт.

В подобных обстоятельствах неизвестно, станет ли будущий год позитивным для популистов как это произошло во время миграционного кризиса в Европе. Однако 2022 год определенно станет важным для проверки устойчивости крайне правых сил, считает специалист. Тут необходимо отметить, результаты будут видны уже в 2022 году, когда во Франции должны будут пройти президентские выборы, а в Венгрии — парламентские.

Дело в том, что основной конкурент действующего французского лидера Эммануэля Макрона — Марин Ле Пен, лидер крайне правой партии «Национальное объединение». По опросам Le Figaro, у оппонента президента вполне неплохие шансы, в случае проведения выборов она может уже в первом туре обойти Макрона на 1-2%. Согласно исследованию, Ле Пен может получить 27-28%, когда действующий президент набирает в районе 25-26%.

Парламентские выборы в Венгрии также имеют важное значение. Здесь у власти находится популистская «Фидес». Однако оппозиция обещает объединить усилия, чтобы обойти правящую партию. По информации Hungary Today, парламент под контролем «Фидес» уже принял ряд поправок к избирательному законодательству, что, скорее всего, затруднит осуществление плана оппозиционеров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *