«Красные линии», послы и коронавирус: чего ждать от встречи Путина и Байдена

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Красные линии», послы и коронавирус: чего ждать от встречи Путина и Байдена

Владимир Путин и Джо Байден (коллаж)

Владимир Путин и Джо Байден (коллаж)

Reuters

За пять часов совместной встречи Владимир Путин и Джо Байден планируют обсудить перспективы отношений двух стран, стратегическую стабильность, а на «десерт» оставят Нагорный Карабах, Украину и Сирию. Пообедать вместе у политиков не получится. Эксперты уверены, что ключевым соглашением саммита станет возвращение послов России и США на свои места, а также обсуждение «красных линий», о которых президенты вряд ли расскажут публично.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

«Красные линии», послы и коронавирус: чего ждать от встречи Путина и Байдена

Президенты России Владимир Путин и Джо Байден проведут отдельные друг от друга пресс-конференции по итогам своей встречи. При этом, по информации агенства Bloomberg, первым с журналистами пообщается именно Путин, после него на пресс-подход выйдет Байден. Американская делегация во главе с президентом уже прибыла в Женеву, Путина ожидают позже.

Сама завтрашняя встреча продлится четыре-пять часов. Как заявил спикер Кремля Дмитрий Песков, это время рассчитано с учетом перерывов и смены формата беседы — сначала переговоры пройдут в узком составе, а затем в расширенном формате с участием делегаций. В пресс-пуле Белого дома сообщили, что рабочего обеда в расписании не предусмотрено.

«Я не знаю, будет ли пресс-конференция господина Байдена, но я могу вам официально подтвердить, что пресс-конференция Владимира Путина состоится по итогам встречи»,

— сказал представитель Кремля, также отметив, что президент России встретится с журналистами сразу по завершению переговоров.

По словам помощника российского президента Юрия Ушакова, основные темы саммита Россия-США сводятся к состоянию и перспективам развития отношений двух стран, вопросам стратегической стабильности, информационной безопасности, борьбе с киберпреступностью, вопросам климата и Арктики, а также противодействию пандемии коронавируса COVID-19.

«На «десерт» оставлены региональные проблемы: это Ближний Восток, Сирия, Ливия, ситуация вокруг иранской ядерной программы, урегулирование в Афганистане, на Корейском полуострове, в Нагорном Карабахе. Ну и, очевидно, Украина. И, может быть, какие-то другие вопросы, президенты могут по своему усмотрению затронуть любую тему, никому в этом праве не откажешь, дискуссия будет затрагивать и те вопросы, которые заранее не согласованы и в повестке дня не обозначены», — указал помощник Путина.

В Кремле не исключают, что лидеры могут поговорить о чем угодно, в том числе о ситуации с Алексеем Навальным или событиях в Белоруссии.

Белый дом представил достаточно похожий список основных вопросов. По информации NBC, Байден хочет обсудить с Путиным кибератаки, усиление «российской агрессии» на Украине, нарушение прав человека и предполагаемое вмешательство в американские выборы. При этом в США считают, что по теме контроля за вооружениями или изменения климата стороны вполне могут работать вместе.

Каких-либо официальных договоренностей по итогам встречи двух политиков в Москве не ожидают. Как отметил Ушаков, он смотрит на эти переговоры с практическим оптимизмом, но не более того, поскольку Путин впервые встречается с новым президентом США, а состояние двусторонних отношений оставляет желать лучшего.

«В ходе нее (встречи) если не договоренности, то понимание между президентами будет достигнуто. Конечно, это будет сказываться на дальнейшем развитии российско-американских отношений, которые сейчас в тупике, положение близко к критическому, и что-то в этом контексте, конечно, нужно будет делать», — подчеркнул помощник президента России.

Прорыву быть?

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты сходятся во мнении, что одной из главных договоренностей саммита Путина и Байдена может стать возвращение послов России и США на свои места в Вашингтоне и Москве.

Так, по мнению заместителя директора Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Дмитрия Суслова, это практически гарантированный результат данной встречи.

«Не исключено, что послы не вернулись в Москву и Вашингтон до сих пор только для того, чтобы вернуться после саммита и тем самым продемонстрировать какой-то положительный результат и определенную нормализацию российско-американских отношений.

Что касается прогресса по другим проблемам, то по итогам саммита будет запущен комплексный российско-американский диалог по вопросам стратегической стабильности. Но вряд ли стоит ждать полномасштабных переговоров по выработке некоего нового, юридически обязывающего соглашения об ограничении и сокращении ядерных вооружений», — добавил эксперт.

В качестве других вопросов, где возможно появление каких-либо точек соприкосновения, Суслов назвал кибербезопасность и борьбу с киберпреступностью, поскольку эти темы перекликаются с проблематикой стратегической стабильности. Кроме того, можно ожидать прогресса по взаимодействию России и США в контексте ядерной сделки с Ираном, а также по вопросам климата и Арктики.

С точки зрения главного научного сотрудника Института США и Канады РАН Владимира Васильева, возвращение послов по итогам переговоров — самый главный шаг, с которым также может быть связана нормализация работы диппредставительств двух государств.

«Это станет минимальным шагом для того, чтобы отношения России и США сдвинулись с мертвой точки. С моей точки зрения, если на этом дипломатическом фронте не будет никакой нормализации, все остальные проблемы представляются почти нерешаемыми», — отметил эксперт.

Определенные подвижки могут быть и в диалоге о стратегической стабильности. Васильев допускает обсуждение предложения Владимира Путина о введении моратория на размещение ракет средней и малой дальности в Европе и Азии. По его мнению, США пугает, что их отказ от моратория может спровоцировать Китай на военную оккупацию Тайваня, поскольку остров является одной из точек размещения американских вооружений.

«Какие-то договоренности также могут быть достигнуты по вопросам климата, тем более что с российской стороны неоднократно говорилось о пересмотре проблем выбросов парниковых газов. Однако эта тема достаточно умозрительная, нарушения в этой сфере или отклонения не влекут каких-то дополнительных последствий. Это скорее вишенка на торте или некая пилюля, чтобы прикрыть разногласия, которые существуют по другим вопросам», — указал эксперт.

При этом Васильев не ожидает каких-то договоренностей по вопросам кибербезопасности или пандемии коронавируса. Эксперт уверен, что по первой теме США желают сохранить «свободу рук», чтобы прощупывать кибербезопасность российских инфраструктурных и военных структур, а по второй возможен переход на грань вакцинной дипломатии — Вашингтон как может противостоит распространению российской вакцины «Спутник V».

«Все остальные вопросы — это разновидность какой-то сложной сделки, которая может возникнуть или нет. Об этом всегда говорили, то есть давайте что-то продадим за что-то. К примеру, администрация Дональда Трампа была готова торгануть Украиной, хотя это не афишировалось и считалось такой анафемой. У Байдена возникла ситуация с возвращением в иранскую сделку, здесь Москва ему может помочь. То есть какие-то личные договоренности, гипотетически, могут иметь место», — подчеркнул Васильев.

«Красные линии»

Формат предстоящей встречи Путина и Байдена несколько выбивается из традиционных рамок переговоров лидеров России и США. Во-первых, по итогам не будет совместной пресс-конференции, во-вторых, пока неизвестно, будут ли главы государств общаться тет-а-тет. Как отметил Дмитрий Суслов из НИУ ВШЭ, отказ от пресс-конференции объясняется поляризацией американской политической системы.

«Американцы хотят избежать любых обвинений в адрес Байдена в том, что он недостаточно жестко воздействовал на Путина. Тем более Байден постоянно делает разные оговорки, поэтому США не хотят, чтобы он выглядел на совместной пресс-конференции слабо относительно Путина, то есть не выглядел проигравшим. Поэтому лучше, чтобы ее не было», — пояснил эксперт.

Кроме того, уверен Суслов, в ходе совместной пресс-конференции Байдену наверняка бы задавали провоцирующие вопросы, ответы на которые показали бы его «слабаком» в глазах внутренней аудитории США или же подтолкнули к неосторожным высказываниям, что резко бы омрачило атмосферу саммита и, возможно, испортило достигнутые договоренности.

Еще одна причина от отказа совместной пресс-конференции может сводиться к непубличному характеру возможных договоренностей.

«Саммит во многом будет посвящен обсуждению «красных линий», естественно, президенты вряд ли доложат о том, в чем конкретно они заключаются и согласилась ли другая сторона их уважать. Но в реальности за закрытыми дверями они наверняка будут обсуждать «красные линии» и касательно Украины, и касательно Сирии, и касательно Белоруссии, и касательно вмешательства во внутриполитические дела друг друга», — отметил эксперт.

Удастся ли сторонам неформально договориться как-то эти «красные линии» уважать — неизвестно, но то, что они будут обозначены, не вызывает никаких сомнений, подчеркнул Суслов. При этом пересекать их в ходе самого саммита стороны вряд ли будут.

«Обе стороны объективно заинтересованы в стабилизации нынешней российско-американской конфронтации и не заинтересованы в том, чтобы она развивалась неконтролируемым образом. В частности, Байден заинтересован в стабилизации российского фронта, чтобы всецело сконцентрироваться на китайском. Чтобы эту стабилизацию обеспечить, ему нужно не нарушать «красные линии» в ходе саммита и после него», — резюмировал эксперт.

«Красные линии», послы и коронавирус: чего ждать от встречи Путина и Байдена

Владимир Путин и Джо Байден (коллаж)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *