«Кошмарный сон»: как прошел 12-й день протестов в Белоруссии..

«Кошмарный сон»: как прошел 12-й день протестов в Белоруссии..

Во время протестов в Минске, 20 августа 2020 года

Во время протестов в Минске, 20 августа 2020 года

Dmitri Lovetsky/AP

Белорусский протест дошел до отметки в дюжину дней и пока не собирается останавливаться. Митинги сохраняют свой стихийный характер, пока оппозиция планомерно пытается захватить лидерство над демонстрациями и забастовками. При этом власти заверяют в скорой нормализации обстановки в республике. В то же время Запад наращивает давление на действующего президента Александра Лукашенко.

«Кошмарный сон»: как прошел 12-й день протестов в Белоруссии..

Протесты несогласных с победой Александра Лукашенко на президентских выборах в Белоруссии продолжаются, несмотря на усилия власти переключить внимание людей. Белорусы выходят на акции в Минске и других крупных городах, рабочие государственных предприятий активно участвуют в забастовках, а оппозиция пытается стать лидером протеста.

Последний фактор выглядит наиболее занимательным, поскольку

спустя 12 дней после начала демонстраций акции все еще носят стихийный характер.

За исключением ряда идейных Telegram-каналов протест никак не регулируется, и люди выходят на акции по своей собственной инициативе.

Оппозиция пытается как-то консолидировать протестные силы, на что отчасти указывает создание Координационного совета по трансферу власти. В его состав входит глава штаба не допущенного до выборов и арестованного Виктора Бабарико Мария Колесникова. В отличие от экс-кандидата в президенты Светланы Тихановской, которую большинство протестующих считают настоящей победительницей выборов, Колесникова принимает активное участие в акциях протеста — посещает забастовки рабочих, да и в целом старается быть ближе к народным демонстрациям.

Знаковым для 12-го дня протеста стало обращение Колесниковой к белорусским силовикам. Она призвала сотрудников правоохранительных органов перейти на сторону народа, обещая им безопасность и неприкосновенность.

Первые три дня белорусских демонстраций отметились жесткими действиями силовиков, которые в итоге привели к гибели четырех человек. Впоследствии появилась информация о пытках и избиениях задержанных активистов, что ударило по репутации сотрудников силовых ведомств.

«Мы гарантируем вам безопасность и неприкосновенность, гарантируем справедливое отношение к вашим подразделениям, которые не станут выполнять преступный приказ. Гарантируем жилье и материальную поддержку всем, кто откажется выполнять преступный приказ. Будем строить силовые структуры новой Беларуси из честных и достойных людей в погонах», — объявила Колесникова в видеообращении.

Какой отклик получит ее предложение у народа — вопрос достаточно сложный. На акты насилия белорусы ответили мирными демонстрациями — «живые цепи» солидарности растянулись по улицам крупных городов. При этом неформальный флешмоб бывших и нынешних силовиков с уничтожением своей формы или увольнениями из органов люди восприняли крайне позитивно, так что, скорее всего, и их показательный переход на сторону народа могут поддержать.

Однако не стоит полагать, что всем смогут все простить, вряд ли люди примут силовиков, ответственных за изнасилования женщин и избиение подростков, задержанных во время протестов — эта информация пока не подтверждена, но уже проверяется со стороны СК Белоруссии. Да и, скорее всего, Колесникова потеряет все шансы стать частью протеста или его лидером, поддержав таких людей.

Впрочем, захотят ли силовики переходить на сторону оппозиции, непонятно. Сам Координационный совет не имеет никаких реальных полномочий, поскольку власти с ним работать не собираются. Более того,

генпрокуратура Белоруссии уже возбудила уголовное дело по статье «Захват власти» уголовного кодекса по факту создания совета.

«Создание подобных органов законодательством не предусмотрено, их деятельность является неконституционной. Деятельность подобного органа направлена на захват государственной власти, а также на причинение вреда безопасности Республики Беларусь», — объявил глава ведомства Александр Конюк.

Оппозиция расценила решение генпрокуратуры как давление и репрессии в отношении мирных граждан. В совете отметили, что преследуют исключительно мирную цель по восстановлению законности в Белоруссии. По их мнению, никаких призывов к захвату власти они не распространяют, тем более не пытаются насильственным путем достичь изменения конституционного строя.

Интерес власти

Власти иначе воспринимают ситуацию в республике, связывая мирные демонстрации с иностранным вмешательством, провокаторами и кукловодами. Как говорил премьер-министр Белоруссии Роман Головченко, программа оппозиционного координационного совета (КС) является «кошмарным сном» для государства.

«Мы видим, что строится так называемая программа не в пользу чего-то, а от противного — давайте уйдем оттуда (из интеграционных объединений. — «Газета.Ru») и тогда заживем хорошо. Но мы — те, кто реалисты и кто понимает, как функционирует государство, как функционируют экономические связи, понимают, что любой разрыв и даже ухудшение, охлаждение отношений неизбежно сказывается на благосостоянии людей я думаю, что этот кошмарный сон никогда не сбудется», — указывал глава кабмина.

В интервью телеканалу ОНТ 20 августа он также выразил уверенность в том, что в Минске и Москве не ставят под сомнение независимость Белоруссии.

Головченко сделал большой акцент на России, в особенности на важности сохранения российского рынка в качестве приоритетного.

Его слова вполне понятны, поскольку оппозиция отчасти делает уклон в пользу Запада, хотя и настаивает на сохранении независимости Белоруссии. Премьер отмечает, что только без военного сотрудничества с Россией республика будет ежегодно терять около $300-350 млн.

«Не говоря уже о том, что в рамках ОДКБ мы приобретаем вооружение, военную и иную специальную технику не по экспортным, а по внутренним ценам. Мы фактически находимся в едином оборонном пространстве как в рамках ОДКБ, так и в рамках Союзного государства. Это целый комплекс вопросов: начиная от подготовки кадров, военных специалистов и заканчивая едиными планами применения группировок войск и сил», — отмечал Головченко.

При этом глава правительства подчеркнул, что ситуация в республики практически нормализовалась, несмотря на продолжение массовых акций протеста по всей стране. С его точки зрения, белорусский народ «быстро отторгнет все несвойственные для него черты».

«Мы в самое ближайшее время вернемся, да уже вернулись практически в ту ситуацию, к которой мы привыкли: спокойная безопасная комфортная жизнь для каждого гражданина нашей страны. Я думаю, это просто неотвратимо», — сказал Головченко.

Говоря о забастовках рабочих, он назвал их незначительными, заявив о нормальной работе всех предприятий — несмотря на множественные свидетельства обратного, которые распространяют независимые СМИ. Впрочем, по медиа у Головченко также определенная позиция, он уверен, что независимые и свободные средства массовой информации на самом деле таковыми не являются.

«Свободные» СМИ, «независимые» СМИ — получается, что они не представляют ничьих интересов. Вспоминаем старую фразу: кто платит, тот заказывает музыку. Любое СМИ существует, наверное, не только на средства от собственной хозяйственной деятельности», — резюмировал премьер.

Выступление Головченко укладывается в линию президента по отношению к протестам. По забастовкам Лукашенко принял вполне конкретное решение — людям платить зарплату не будут, пока они бастуют. Премьер решение президента подтвердил, уточнив, что трудовые и социальные гарантии во время забастовки не действуют.

На фоне всех этих предупреждений знаковым событием 12-го дня протестов стала волна увольнений на одном из крупнейших предприятий республики «МАЗ». Как писало «Еврорадио», увольняют бастующих сотрудников, а председателя стачечного комитета завода Евгения Бохвалова и вовсе задержали.

Ажиотаж на Западе

На протяжении протеста белорусские власти практически не меняют свою риторику. Даже когда Лукашенко допустил, что некоторых задержанных могли избить силовики, он оговорился, что жесткие действия применялись только против тех, кто бросался на милиционеров. То есть намекнул, что людей били за дело, а о том, что среди демонстрантов много провокаторов, президент говорил изначально.

Подобная привязка наблюдается во всех заявлениях властей, наиболее четко прослеживается линия по «вмешательству» в белорусские протесты. Кто именно влияет на ситуацию, до конца не понятно, так как четких обвинений не поступает, но основной акцент делается на западных странах.

В частности, председатель Совбеза республики Наталья Кочанова заявила, что на ситуацию в Белоруссии влияют внешние факторы, а госсекретарь Совбеза Белоруссии Андрей Равков вовсе сравнил ситуацию с августовским путчем 1991 года — попыткой государственного переворота в СССР, — чем несколько выбился из общей риторики.

Однако сообщение об усилении охраны госграницы с особым вниманием к западным рубежам восстановило баланс и дополнило общую картину. Кроме того, в минобороны Белоруссии объявили о проведении масштабных тактических учений на гродненском направлении, что также можно воспринимать как своеобразный сигнал Западу.

Впрочем, работает ли спорная риторика Минска в отношении западных стран, нельзя сказать однозначно. ЕС уже пообещал ввести санкции против властей республики, в частности, рассмотрев включение в них Лукашенко. США также изучают подобный вариант, плюс собираются урезать поставки нефти в Белоруссию, а Европейский парламент уже объявил белорусского лидера персоной нон-грата в Евросоюзе.

При этом отдельные игроки действительно преследуют свои интересы в конфликте, но пока все единогласно заявляют о недопустимости внешнего вмешательства в ситуацию. К примеру, президент Франции Эммануэль Макрон уверен, что Белоруссия должна самостоятельно организовать диалог между властью, оппозицией и гражданским обществом.

«Мы хотим, чтобы белорусы смогли сами организовать этот диалог, но Евросоюз готов сопровождать этот процесс, если Белоруссия согласится на его посредничество. Мы выступаем за откровенный и искренний диалог с Россией [по Белоруссии], поскольку убеждены, что от этого зависят стабильность и перспективы наших отношений», — отметил французский лидер.

Евросоюз не хотел бы, чтобы в Белоруссии повторился украинский сценарий, подчеркнул Макрон, Брюссель заинтересован только в демократическом переходном периоде в республике, диалоге и организации выборов.

Тем не менее Лукашенко от предложения о проведении новых выборов планомерно отказывается и не собирается считаться с мнением Запада, который называет голосование несправедливым. Игнорирует Минск и альтернативные подсчеты голосов, согласно которым как минимум 30% протоколов были сфальсифицированы, а большая часть белорусов поддержала Тихановскую.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *