«Колоссальный взрыв»: Египет готов вступить в ливийскую войну

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Колоссальный взрыв»: Египет готов вступить в ливийскую войну

AP

Конфликт в Ливии стоит на пороге новой волны эскалации из-за возможного военного вмешательства Египта, который может отправить военных для противостояния Турции. Интересы сторон пересекаются по идейной составляющей и претензий на «нефтяной полумесяц». При этом эксперт отмечает, что конфликт Анкары и Каира может привести к взрыву проблем на всем Ближнем Востоке. Как развивается ситуация в Ливии — в материале «Газеты.Ru».

«Колоссальный взрыв»: Египет готов вступить в ливийскую войну

Франция, Германия и Италия выступили с призывом к сторонам конфликта в Ливии и действующим там иностранным игрокам немедленно прекратить боевые действия на территории государства.

«Прекращение боевых действий является важным элементом для создания условий, необходимых для эффективного возобновления межливийского политического диалога, который позволит обеспечить долгосрочное разрешение конфликта», — говорится в совместном заявлении внешнеполитических ведомств трех стран.

Иностранные участники должны положить конец любому вмешательству в ситуацию, подчеркивается в документе, они обязаны полностью соблюдать эмбарго на поставки оружия в Ливии, в соответствии с решением СБ ООН.

Совместное заявление европейских стран прозвучало на фоне очередного ухудшения ситуации в африканской республике, вызванного действиями Турции — выступающей на стороне поддерживаемого ООН правительства национального согласия (ПНС) во главе с Файезом Сараджем.

Анкара с помощью сирийских боевиков оказывает поддержку ПНС в войне с ливийской национальной армией (ЛНА), которую возглавляет фельдмаршал Халиф Хафтар. ЛНА вместе с временным кабинетом Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани и парламентом удерживают контроль над востоком Ливии, когда правительство Сараджа занимает запад страны, в том числе и столице Триполи.

Война в Ливии продолжается уже девять лет. С прошлого года после того, как ЛНА начали наступление на Триполи, чтобы установить полный контроль над страной, и без того сложная обстановка в стране начала накаляться. Вмешательство Турции, заключившей меморандум о сотрудничестве в военной сфере и о взаимопонимании по морским зонам с ПНС, отчасти помешало Хафтару осуществить задуманное.

Вмешательство Египта

Основные проблемы урегулирования конфликта в Ливии заключаются в том, что в нем задействованы иностранные игроки, и речь идет далеко не только о Турции.

В последнее время активизация усилий по дипломатическому решению конфликта связана с тем, что к войне вполне может присоединиться Египет.

Каир поддерживает ЛНА и всячески способствует продвижению армии Хафтара к конечной цели, хотя и не слишком успешно. За 15 месяцев ливийская национальная армия так и не смогла захватить столицу государства. Более того: с мая по июнь ей пришлось отступать к Сирту — стратегически важному городу. Бои развернулись в пределах города, что крайне беспокоит Каир.

Как говорил президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, египетская сторона не исключает военного вмешательства в ситуацию для «прекращения кровопролития» и обеспечения безопасности собственных границ. По его мнению, захват Сирта со стороны ПНС станет переходом «красной линии», поэтому Египет готов обучать и вооружать ливийские племена, чтобы избежать этого.

При этом, по данным телеканала Al Arabiya, Каир активно ведет переговоры с Европой для противодействия «турецкому вторжению в Сирт». Соответствующее предупреждение Анкаре уже было направленно, как утверждают источники телеканала, даже в НАТО выступают за уход Турции из Сирта.

Как заявил в разговоре с «Газетой.Ru» старший преподаватель школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Чупрыгин,

Египет вмешивается в конфликт в Ливии с 2014 года вместе с Объединенными Арабскими Эмиратами и Саудовской Аравией на стороне ЛНА.

«Заявление ас-Сиси — результат того, что армия Хафтара была выдавлена с подступов к Триполи и вынуждена была отступить. Таким образом эти страны оказались в ситуации, когда их инвестиции в ЛНА фактически обнулились. Поэтому встал вопрос о том, как быть дальше — продолжать путь поддержки Хафтара или менять позиции. Слова президента Египта о возможности военного вмешательства связаны не столько с Ливией, сколько с Турцией», — отмечает эксперт.

Интерес Египта в ЛНА вполне объясним — во-первых, речь идет об идеологическом аспекте. ПНС активно поддерживают запрещенных в РФ «Братьев-мусульман» (организация запрещена в России), которых Каир включил в список террористических организаций еще 7 лет назад. С представители этого движения у властей Египта связаны не самые лучшие воспоминания: как минимум волна протестов и насилия по всей стране после свержения президента Мухаммеда Мурси — представителя «Братьев-мусульман», — путем государственного переворота в 2013 году.

Во-вторых, Ливия является соседом Египта на африканском континенте: боевые действия там отражаются на безопасности египетской территории в целом.

Также не стоит забывать, что Ливия остается страной с крупнейшим запасом нефти в Африке. Затяжной конфликт понизил ее добычу, но на запасах никак не отразился.

В свою очередь Анкара преследует в африканской республике собственные интересы, в частности, желая получить доступ к шельфу в Средиземном море с помощью ПНС. Кроме того, в Турции поддерживают «Братьев-мусульман», да и в целом определенные претензии на Ливию укладываются в неофициально проводимую Анкарой политику неоосманизма, предусматривающую наращивание турецкого влияния на территориях бывшей Османской империи.

Угроза эскалации

Как пишет The Guardian, в Ливии ведутся горячие споры о намерениях Египта вторгнуться на территорию республики. В частности, директор Института Садека Анас Эль Гомати заявил изданию, что Каир вступит в войну, если ПНС вместе с Турцией пропустят через Сирт или в случае появления нового игрока в Ливии на стороне Сараджа, например Саудовской Аравии.

«Это будет наземное наступление, Египет попытается оттолкнуть ПНС и Турцию от нефтяного полумесяца в Ливии, который простирается от Сирта до ворот Бенгази», — уверен Эль Гомати.

Главной проблемой является то, что Турция вряд ли собирается отступать от своих интересов в Ливии. Анкара еще во время правления Муаммара Каддафи вложила крупные средства в республику и явно желает окупить потраченные средства. При начале египетской кампании в Ливии к ней, вероятно, подключатся региональные союзники Каира — Эр-Рияд и Абу-Даби. На стороне Турции же будет выступать Катар, в частности, из-за их идейной поддержки «Братьев-мусульман».

Таким образом и так достаточно затянувшийся ливийский конфликт скорее всего получит новое развитие, в целом повысив напряженность в регионе. Основной точкой соприкосновение для сторон станет контроль над «нефтяным полумесяцем», который они не собираются делить.

При этом на официальном уровне Египет и Турция все же не видят возможности военного решения конфликта в Ливии. По словам главы МИД России Сергея Лаврова, стороны в ходе последних телефонных контактов подтвердили бесперспективность этого пути.

«И тот, и другой мой коллега однозначно высказались в пользу именно такого подхода: отсутствие военного решения необходимо всем признать, надо садиться за стол переговоров и искать приемлемые для всех договоренности», — подчеркивал министр.

С точки зрения, Андрея Чупрыгина военное вмешательство Египта в ливийский конфликт выглядит достаточно маловероятным. По его словам, скорее стоит ожидать начала серьезного процесса по поиску линии, на которой можно построить переговорный процесс.

«Столкновение с Турцией приведет к колоссальному взрыву проблем военного характера на всем Ближнем Востоке. Сейчас регион переживает не лучшие времена в своей истории, и это чревато последствиями в основном нежелательными», — уверен эксперт.

Впрочем, как именно будет развиваться процесс урегулирования — вопрос достаточно спорный, резюмирует Чупрыгин. Скорее всего стороны, воющие непосредственно в Ливии, не особо контролируются своими иностранными спонсорами и союзниками. В республики наблюдается стойкое противостояние Запада и Востока, которое будет сложно свести на нет. Кроме того, даже в случае урегулирования конфликта непонятно, кто сможет стать лидером, способным объединить Ливию. Пока на политической арене таких представителей просто нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *