Чужая проблема: почему США оставили Ливию Европе

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Чужая проблема: почему США оставили Ливию Европе

Alexandre Meneghini/AP

США дистанцируются от конфликта в Ливии, оставляя его Европе, пишет The Washington Post, ссылаясь на чиновников Госдепа. Тенденция к этому наметилась еще в конце второго срока Барака Обамы, признавшего интервенцию в африканскую страну своей главной ошибкой. Сегодня же активное участие в конфликте для Вашингтона грозит серьезным обострением отношений с условными союзниками.

Чужая проблема: почему США оставили Ливию Европе

США воспринимают гражданскую войну в Ливии как «европейскую проблему». Такую оценку продолжительному конфликту дал неназванный чиновник Госдепартамента США, чьи слова цитирует издание The Washington Post.

По словам дипломата, пожелавшего сохранить анонимность, проблема Ливии не стоит в списке наиболее важных внешнеполитических вопросов. Тем не менее Вашингтон продолжает следить за развитием событий в этой стране и даже предпринимать некоторые энергичные усилия.

Все действия США при этом носят закулисный характер и направлены на поддержку политического урегулирования в Ливии. Такой подход американские дипломаты характеризуют как «активный нейтралитет». Другая политика со стороны Вашингтона в данном случае вряд ли возможна, отмечает источник WP, подчеркивая, что ситуация в Ливии остается «чрезвычайно сложной».

«США по сути вне игры. Ливийцы не в состоянии принимать собственные решения, они полностью зависят от иностранных субъектов»,

— приводит издание слова одного из западных дипломатов.

Сейчас такое описание позиции Вашингтона не вызывает удивления. Однако девять лет назад, когда США только начинали вмешиваться в ситуацию в Ливии, риторика американских властей была в корне другой.

Тогда, в 2011 году, когда шла военная операция под эгидой НАТО, экс-президент США Барак Обама говорил, что некоторые участники мирового сообщества могут закрывать глаза на зверства, происходящие в других странах, но только не США.

Спустя пять лет, когда свержение и убийство Муаммара Каддафи привели к захвату части территории Ливии боевиками запрещенной на территории РФ террористической организации «Исламское государство» (организация запрещена в России), мнение американского президента существенно изменилось.

«Мы не можем пытаться перестраивать любую страну, которая попадает в кризис. Это не лидерство, это гарантия того, что мы увязнем, будем проливать кровь американцев и тратить средства на то, что в конечном счете нас ослабит. В этом урок Вьетнама, Ирака — и нам его пора было бы усвоить до настоящего момента», — заявил Обама в ежегодном обращении к конгрессу весной 2016 года.

Тогда же американский президент признал операцию НАТО в Ливии своей самой большой ошибкой.

Его преемник и нынешний глава Белого дома Дональд Трамп давно продемонстрировал свое стремление к «исправлению ошибок» предшественника. При нем же начался постепенный вывод американских войск из стран Ближнего Востока. Трамп также оценивал вторжение США в регион как «худшее решение».

Сейчас американский лидер считает, что в ближневосточном урегулировании большую роль должно играть НАТО, а не Вашингтон — с таким тезисом Трамп выступал в начале января. В контексте этих заявлений стремление США переложить ответственность за ситуацию в Ливии выглядит закономерно.

Журналисты The Washington Post, оценивая политику Трампа, выражают опасение, что отказавшись от активных действий в Ливии, США «предоставляют России платформу для расширения своего влияния в Средиземноморье». Заявления о вмешательстве Москвы в ливийский конфликт со стороны Вашингтона звучат достаточно часто, однако на деле Россия, как и США, скорее занимает позицию «активного нейтралитета».

Москва поддерживает отношения со всеми участниками конфликта, не занимая чью-либо сторону. Хотя российские дипломаты уделяют Ливии серьезное внимание, их усилия направлены на создание условий для межливийского мирного диалога.

Основными игроками в Ливии на данном этапе являются ближневосточные и европейские страны.

Они поддерживают либо контролирующую восточную часть страны Ливийскую национальную армию (ЛНА) во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром, либо признанное ООН Правительство национального согласия (ПНС), возглавляемое Фаизом Сарраджем.

ПНС официально поддерживает Турция, которая напрямую участвует в конфликте с января 2020 года, а также на неофициальном уровне — Катар, Судан и Италия. На стороне ЛНА и Халифы Хафтара симпатии Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ, Франции и других государств.

Прямое вмешательство США или России в конфликт на той или иной стороне неизбежно обострило бы отношения с противоборствующей группой государств. На местах такой возможностью даже пытались воспользоваться. Так, по данным турецкого агентства TRT World, ссылавшегося на письмо посла ОАЭ в США Юсефа Аль Отайбы к американским чиновникам, ОАЭ лоббировали участие США в ливийском конфликте, чтобы столкнуть Вашингтон и Анкару.

В документе, который приводит агентство, говорится, что Турция продолжает провокации в районе Сирта и развернула военные корабли. Подчеркивается, что турецкая сторона таким образом пытается втянуть в конфликт Египет. По данным агентства, намерения Вашингтона в этой ситуации остаются неясными. Посольство ОАЭ в Вашингтоне не прокомментировало письмо посла.

Президент Египта Абдул Фаттах ас-Сиси уже получил от парламента страны единогласное одобрение возможной отправки войск в Ливию.

Интерес Египта в ЛНА вполне объясним. В первую очередь, Каир беспокоит вопрос внутренней безопасности: ПНС активно поддерживает запрещенную в РФ организацию «Братья-мусульмане» (организация запрещена в России), которую Каир включил в список террористических организаций еще семь лет назад.

С представителями этого движения у властей Египта связаны не самые лучшие воспоминания: как минимум волна протестов и насилия по всей стране после свержения президента Мухаммеда Мурси — представителя «Братьев-мусульман», — путем государственного переворота в 2013 году.

Кроме того, Ливия является соседом Египта на африканском континенте: боевые действия там отражаются на безопасности египетской территории в целом.

Помимо этого, как и для других игроков, для Египта важен экономический аспект.

Ливия остается страной с крупнейшим запасом нефти в Африке. Затяжной конфликт понизил ее добычу, но на запасах никак не отразился.

В свою очередь Анкара преследует в африканской республике собственные интересы, в частности, желая получить доступ к шельфу в Средиземном море с помощью ПНС. Кроме того, в Турции поддерживают «Братьев-мусульман», да и в целом определенные претензии на Ливию укладываются в неофициально проводимую Анкарой политику неоосманизма, предусматривающую наращивание турецкого влияния на территориях бывшей Османской империи.

Турция вряд ли собирается отступать от своих интересов в Ливии. Анкара еще во время правления Муаммара Каддафи вложила крупные средства в республику и явно желает окупить потраченные средства.

При начале египетской кампании в Ливии к ней, вероятно, подключатся региональные союзники Каира — Эр-Рияд и Абу-Даби. На стороне Турции будет выступать Катар, в частности, из-за его идейной поддержки «Братьев-мусульман».

Таким образом, и так достаточно затянувшийся ливийский конфликт, скорее всего, получит новое развитие, в целом повысив напряженность в регионе. В этом контексте желание США дистанцироваться от происходящего в Ливии вполне объяснимо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *