«Американцы, сволочи, с космоса все видят»

«Американцы, сволочи, с космоса все видят»

Reuters

Александр Лукашенко ответил на вопросы российских журналистов об усталости белорусов от него, наличии причин для революции и будущем интеграционных проектов с Москвой. Республика уже месяц живет в условиях непрекращающегося протеста, и Лукашенко, по его словам, собирается говорить с народом напрямую, минуя оппозицию. Какой видит президент ситуацию в своей стране — в обзоре «Газеты.Ru».

«Американцы, сволочи, с космоса все видят»

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что ему удалось не допустить реализации блицкрига по распространению влияния Запада на республику, а также что у него есть факты, доказывающее внешнее вмешательство в протесты, охватившие страну сразу после президентских выборов 9 августа. Об этом глава республики рассказал в интервью российским журналистам накануне, полную версию беседы 9 сентября опубликовал RT на YouTube-канале.

Лукашенко отметил, что та вспышка народного гнева, которая последовала за выборами президента республики, его огорчила.

«Конечно, я был несколько разочарован, я переживал за это. Хотя сам себя как опытный человек успокаивал: ну чего ты паришься? Ну да, среди рабочих есть люди, которые не согласны с твоей позицией, которые уже завтра хотели бы видеть нового президента. Я сам себя пытаюсь успокаивать.

Но как ты себя успокоишь, если это твой ребенок? Которого ты вырастил, вынянчил, для которого, как вы сказали, ты был Батькой. Поэтому да, приятного мало», — сказал президент Белоруссии.

Лукашенко на протяжении всего интервью отзывался о государстве как о своем детище, напоминал, что за последние 25 лет Белоруссия превратилась в другую страну, и не без гордости говорил, что республика за это время была «вылизана».

Тем не менее он признал, что, возможно, «пересидел» на своем посту, что вызвало усталость населения: когда его «показывают не только из только из телевизора, но и из утюга, и из чайника».

А потому Лукашенко говорит, что с оппозиционно настроенной частью населения диалог поддерживать нужно. Однако проводить беседы белорусский лидер намерен не с представителями оппозиции, а, что называется, «с народом».

То есть этот разговор, по мнению Лукашенко, «нужно начинать снизу». «Я должен вести диалог со студентами — это актуально сейчас, с трудовыми коллективами, с активом — это не только те, кто во власти, но и гражданские структуры», — перечислил президент.

Вести переговоры с оппозицией Лукашенко не намерен, что, собственно, не является новым заявлением. Во-первых, глава Белоруссии изначально говорил о неконституционности работы созданного координационного совета по передаче власти. Во-вторых, он заметил, что не знает, «кто они такие».

«Они никакая не оппозиция. Они хотят разорвать все наши связи с братской Россией, хотят, чтобы у нас были платными образование и медицина. Да мы бы всю страну трупами завалили из-за ковида [Covid-19], будь у нас платная медицина», — утверждает глава республики.

Тема близких отношений с Россией стала превалирующей в общении Лукашенко с журналистами. Этот информационный сюжет он противопоставляет намерениям оппозиции, которая, с его слов, выступает за пересмотр договоров с Москвой — от Союзного государства до ОДКБ.

Изменения нужны, но повода для протестов нет

С самого начала протестов было очевидно, что одна из причин, по которым Лукашенко не намерен вступать в диалог с оппозиционным органом, — его неинституционализированность, то есть Координационный совет попросту не встроен в правовое поле и политическую систему Белоруссии.

И выходом из сложившегося кризиса президент видит конституционную реформу. Как пояснил Лукашенко российским журналистам, над проектом таких изменений уже работает группа специалистов. Очертил Лукашенко и основные направления пересмотра основного закона государства.

«Некоторые политические представители отдельных партий, в основном, сходятся на том, что надо перераспределить полномочия между органами власти, но при этом надо помнить: и Россия, и Беларусь — это государства славянские, где нужен крепкий лидер, который будет обладать определенными полномочиями», — подчеркнул он.

При этом объем полномочий, закрепленный за белорусским лидером, действительно, огромен — признает это и сам Лукашенко: «Надо передавать губернатору, парламенту, надо менять структуру».

Есть здесь, правда, существенная проблема, которую в Минске прекрасно понимают — Белоруссия на протяжении истории своей независимости не занималась партийным строительством, чтобы передавать существенные полномочия депутатам. А, значит, без наличия крепкой и устоявшейся партийной структуры сложно вводить, например, положение об избрании по партийным спискам — даже если порог такого варианта прохождения в парламент будет низким.

При существенном изменении законодательства возникает закономерный вопрос — насколько реалистичен сценарий, при котором выборы президента будут назначены в срок ранее, чем через пять лет.

«Мы должны в конституции прописать выборы президента. Но отдельно, чтобы провести досрочные президентские выборы, я это не исключаю. Я к этому склонен», — ответил Лукашенко.

Несмотря на весь комплекс проблем, которые необходимо решить, президент Белоруссии не считает, что в стране сформировались условия для революции. Лукашенко не видит глубоких внутренних причин для «цветной революции».

«Их мало, то есть нет таких причин, нет классических причин, глубоких, чтобы цветная революция свершилась в Беларуси. К примеру, у нас экономика худо-бедно работает. Село, особенно в этом году — прекрасный урожай, небывалый просто. При этом в пандемию [коронавируса] мы на 7% в АПК к тому высокому уровню добавляем в этом году. Мы за времена пандемии — конечно, мы не закрылись, производства не закрывали… Поэтому нет вот этой классической основы, что экономика остановилась, люди безработные, не получают зарплаты и прочее», — заверил политик.

США все видят

Отдельного внимания заслуживает блок ответов Лукашенко, в которых он — прямо или косвенно — обвинил страны Запада в координации протестов в республике. Рассказал президент Белоруссии и о кадрах, распространенных в Telegram-каналах 23 августа, на которых он в ходе протестов идет возле дворца Независимости с автоматом в руках.

По словам белорусского лидера, в тот день протестующие выдвинулись в сторону резиденции президента, о чем ему доложили в ситуационном центре, и он решил облететь территорию центра Минска на вертолете.

«Я думаю, я должен посмотреть, что там творится, я сажусь в вертолет, а американцы с космоса, сволочи, видят же все, и они сразу в своей центр под Варшавой дали сигнал, что вертолет поднялся. И как только президентский вертолет поднялся, они (участники митинга. — «Газета.Ru») побежали. Они начали расходиться», — сказал он.

Лукашенко добавил, что сделал это в том числе для того, чтобы опровергнуть появившиеся слухи, будто он и члены его семьи покинули территорию республики: «Я продемонстрировал, что мои дети здесь, что моя страна здесь. И я буду эту страну защищать, чего бы мне это ни стоило».

Также президент указал и на то, что США управляют протестами через Telegram-каналы и что России нужно «не расслабляться»: «Если сегодня Беларусь рухнет, следующей будет Россия».

В этой связи коснулся глава государства и давления со стороны Запада по вопросу подавления акций протеста, особенно в их первые их дни. И здесь с Лукашенко, действительно, сложно поспорить, когда он утверждает, что митинги жестко пресекаются во всех странах мира.

«На улицах работает ОМОН и внутренние войска. Что у вас? Ну, сейчас это Росгвардия, у нас это внутренние войска и ОМОН. Это их задача — стабилизация обстановки. Это их задача — удержать страну. Они нарушили закон? Нет», — охарактеризовал Лукашенко действия силовиков на акциях протеста.

Кроме того, он заявил, что силовики спасли Белоруссию от блицкрига, который готовился странами Запада. «А в Окрестина (изолятор в Минске. — «Газета.Ru») попал кто? Я их называю урками», — добавил он.

Главный редактор RT Маргарита Симоньян в ходе обсуждения этого вопроса напомнила, что, помимо протестующих, в СИЗО попали и журналисты — в том числе и российские. Однако Лукашенко ушел от прямого ответа на этот вопрос, призвав «перевернуть эту страницу», добавив, что Минск «сделал выводы» из этой ситуации.

Интеграции не будет

Вместе с тем, несмотря на все реверансы в адрес Москвы и лично президента России Владимира Путина, Лукашенко заявил, что в современных реалиях не видит возможности для интеграции с Россией. Он сослался на то, что Союзный договор был подписан более 20 лет назад и что сегодня многие его положения невозможно реализовать, поскольку выросло новое поколение белорусов, которые иначе оценивают подобную перспективу.

Именно поэтому появились «дорожные карты», призванные привести планы двух суверенных государств в соответствие с современностью.

«И сегодня невозможно уже ту интеграцию реализовать, которая была прописана в Союзном договоре. Поэтому мы с президентом России начали обсуждать так называемые карты. Чтобы приспособить к нынешним условиям и выработать в нынешних условиях новые пути интеграции. Это мы начали накануне парламентских выборов, они были в ноябре прошлого года. И вот мы влезли в президентские — уже не до того», — сказал он.

И, тем не менее, Лукашенко подчеркнул, что Россия остается одним из ключевых партнеров Белоруссии по многим направлениям, потому Минск и передал Москве запись разговора, в которой, предположительно, представители Берлина и Варшавы обсуждали фальсификацию отравления Алексея Навального. При этом глава республики подчеркнул, что запись, опубликованная несколько дней назад белорусскими СМИ, неполная. Часть, которую спецслужбы предпочли скрыть, «сенсационная», однако за полной версией разговора президент Белоруссии отправил к директору ФСБ России Александру Бортникову.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *