«Выглядят как овощи»: как содержат детей в российских психбольницах

«Выглядят как овощи»: как содержат детей в российских психбольницах

Илья Питалев/РИА «Новости»

В России пора реформировать психиатрические больницы для детей и подростков, считают психиатры. Они убеждены: часто юным пациентам не нужно лечение в стационаре, а условия, в которых они содержатся, не способствуют улучшению состояния. Об этом говорят и подростки, побывавшие в больницах: они жалуются на изоляцию, отсутствие возможности помыться и побочные эффекты от лекарств. Медики рассказали «Газете.Ru», что необходимо менять в детских психстационарах.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

«Выглядят как овощи»: как содержат детей в российских психбольницах

Унижения, трудотерапия и отсутствие личного пространства

15-летняя москвичка в декабре 2020 года попала в детскую столичную психиатрическую больницу с бессонницей и подозрением на депрессию.

«Я пролежала там 40 дней. Каждый день в меня пихали таблетки, от которых сильно кружилась голова, но никакого другого эффекта не было. Психолог доводила меня до слез, пугая тем, что если я не вылечусь, то никому не буду нужна. Собственно, на этом мое лечение заканчивалось», — рассказывает девушка.

В клинике не было никакого личного пространства – мыться приходилось под присмотром медсестер и только раз в неделю, вспоминает она.

Приятные впечатления у девушки остались только от занятий с волонтерами: актерами, цирковыми артистами и преподавателями. Однако домой она вернулась без положительных изменений в состоянии.

«И сейчас вспоминаю унижения психолога и свою беспомощность. Думается мне, что все это совсем не способствует лечению депрессии».

В Департаменте здравоохранения Москвы в ответ на запрос «Газеты.Ru» сообщили, что гигиенические процедуры в московской психиатрической больнице дети проходят ежедневно. «Однако действительно в зависимости от состояния ребенка, который находится под наблюдением медицинского персонала, могут вноситься изменения в распорядок его жизни в отделении», — подчеркнули в ведомстве.

В городской психстационар в марте 2020 года попала и 17-летняя школьница из Липецка — она пролежала в учреждении две недели. Больше не выдержала. Мать забрала подростка под расписку домой. «Перед стационаром я была в том состоянии, когда в любой момент могла махнуть рукой и повеситься. Я собирала свой рюкзак для стационара, думая, что пойду туда как в обычную больницу. Но при вписке на меня стали ругаться из-за большого количества ненужных вещей», — вспоминает она.

Далее, по словам девушки, ее попросили раздеться до трусов прямо в коридоре при видеокамерах.

«Мою одежду забрали и выдали советские ночнушку, халат и резиновые тапочки», — поделилась она. Затем девушку привели в палату на 10 человек, где ужасно воняло. «Ощущение было, будто пациенты вообще не мылись. Так пахло все время моего пребывания», — сетует девушка.

В душ можно было ходить каждый день, но приходилось выстаивать длинную очередь. «Дверь в душевую не закрывалась, поэтому в любую секунду мог войти кто угодно. Мыться приходилось очень-очень быстро — буквально за две минуты», — уточняет липчанка.

На улицу пациентов не выпускали. «Мне, относительно здоровому человеку, было утомительно на второй неделе находиться в одном и том же месте, — отмечает девушка. — Мне давали антидепрессант и нейролептик, я вся была ватная, немного «овощ», но зато получалось убежать от проблем». При этом уборку в палатах пациентам приходилось делать самим.

«Санитарок на отделения не хватало, поэтому существовала «трудотерапия» — каждый день нужно было мыть свою палату по очереди», — добавила собеседница «Газеты.Ru».

Телефоны выдавались только три раза в неделю — чтобы их получить, нужно было записываться заранее. «Телефон на хранении разряжается, поэтому его нужно было заряжать перед звонком хотя бы на 10%. Разговаривать давали от 2 до 10 минут», — вспоминает липчанка. Посещений же, по ее словам, не было вовсе.

О том, что в детских психбольницах даже у относительно здоровых пациентов отбирают телефоны, говорит и 15-летний юноша из Волгограда, лежавший в местном психиатрическом стационаре. «В соцсетях тоже сидеть запрещено, за этим строго следят», — уточняет он. Подросток лежал в палате с 12 другими пациентами, а в туалет и душ ходил под присмотром.

В то же время в Депздраве Москвы пояснили, что использование смартфонов в подобных клиниках зачастую запрещено внутренними правилами — такого же распорядка придерживаются и в столичной детской психбольнице. «Мы учим детей общаться и исходим из того, что ребенок попадает на лечение, потому что детская психика не справляется со всеми проявлениями реального мира», — сказали в ведомстве.

«Лежали, плевали в потолок и пили лекарства»

Отсутствие необходимого лечения и условий для соблюдение гигиены, а также изоляция от родителей — проблемы детских психиатрических стационаров, о которых говорят и эксперты в сфере психиатрии.

«Реформа в детской психиатрии необходима, – заявил «Газете.Ru» врач-психиатр Александр Мещеряков. – Уже многое сделано: то, что было 15 лет назад и сейчас — большая разница. Но в стационарах до сих пор существуют физические воздействия, например, необоснованные вязки, антисанитарные условия. А если отъехать на пару сотен километров от Москвы, то картина будет еще более удручающая. Однако это не повод унывать — это основания для анализа и изменений».

С ним согласна бывший соцработник Анна Новикова (имя изменено) из города Петровска Саратовской области.

«Я долгое время работала с детьми с особенностями развития, много общалась с родителями. Они рассказывали, что когда приезжали забирать детей из саратовского городского психстационара, дети иногда не узнавали их.

Зачастую после диспансера дети выглядят как овощи и так, будто их вообще ни разу не умывали — особенно это заметно по девочкам. Сильные лекарства назначают даже тем, у кого неагрессивное поведение. Ребят «залечивают». Когда их спрашиваешь: «Что вы там делали?», они говорят, что просто лежали, плевали в потолок и пили лекарства», — рассказала Новикова.

«План по госпитализации должен выполняться»

Госпитализируют детей в стационары не только в случае, когда лечение необходимо. Если ребенку нужно пройти комиссию на подтверждение инвалидности, он тоже отправляется в больницу. Положить ребенка в госпиталь могут и для уточнения диагноза, подбора лечения, а также если ему впервые диагностировали эпилепсию. И это, как считает детский психиатр Марина Гармаш, одна из главных проблем современной детской психиатрии.

«Необоснованные, частые и продолжительные по времени госпитализации не несут ничего хорошего. Я думаю, основная проблема в том, что стационаров существует немало, в них есть койки и они должны заполняться. Должен выполняться определенный план по госпитализации, хотя большинство детей можно вести амбулаторно», — заявила она «Газете.Ru»

По словам Гармаш, стационары необходимо реорганизовывать и больше сил вкладывать в создание качественных амбулаторных условий. «Однако это не значит, что стационары вообще не должны существовать, есть определенные расстройства в психиатрии, которые требуют условий больницы ради безопасности самих пациентов. Например, острый психоз», — обратила внимание медик.

Детский психиатр Наталья Трофимова убеждена, что и оставшиеся психбольницы должны подвергнуться кардинальным изменениям. «Посмотрите, по какому принципу строятся психиатрические стационары — часто на окраине или вообще за пределами города.

Учреждения за забором с охраной, которая никого не пропускает на территорию. Нужно ориентироваться на опыт Европы — психбольницы должны быть внутри общества»,

— сказала она «Газете.Ru».

Самое главное, убеждена медик, чтобы детские психстационары были доступны для родителей. «Не должно быть изоляции. Родители должны иметь возможность видеть, как проводят время их дети, где находится персонал. Визиты должны быть доступны в любое время, а не по расписанию. Потому что ребенка к встрече с родителями часто готовят — объясняют ему, как себя вести, моют», — пояснила Трофимова.

Вместе с тем стоит обратить внимание и на внешний вид больниц, считает она. «Сами стационары должны минимально напоминать больницы. У врачей должна быть не больничная одежда — не халаты, а что-то яркое. Одежда, в которой находятся дети, должна быть домашней, комфортной», — сказала медик.

Психиатр Александр Мещеряков в свою очередь видит проблему и в нынешних способах лечения. «Клинические рекомендации Минздрава очень размыты, нет четких обоснований к медикаментозной терапии, как это существует на Западе, поэтому и бывают эпизоды «залечивания»», — сообщил специалист.

Вместе с тем во всем мире именно психотерапия, а не лекарства, является основным методом лечения в психбольницах, напоминает медик. «У нас же это направление только начало развиваться. Наши психиатры привыкли лечить таблетками», — заметил он.

Кроме того, не стоит забывать и о профдеформации и эмоциональном выгорании самих врачей. «Персонал, который работает с такими детьми, всегда очень напряжен, поэтому иногда срывается, но это недопустимо. В связи с этим я считаю, что и сотрудникам психбольниц нужно оказывать психологическую помощь, а также контролировать их режим труда и отдыха», — заключил медик.

Отметим, что в декабре 2020 года премьер-министр Михаил Мишустин утвердил план «по совершенствованию в течение 2020-2024 годов системы оказания психиатрической помощи населению в субъектах РФ», сообщалось на официальном портале правовой информации. План, в частности, предусматривает развитие инфраструктуры и материально-технической базы в учреждениях, оказывающих психиатрическую помощь, к концу 2021 года, а самим медикам планируется предоставлять служебное жилье и единовременные выплаты.

В Минздраве отказались комментировать условия содержания детей в психиатрических лечебницах и рекомендации опрошенных «Газетой.Ru» психиатров. Вопросы ведомство переадресовало в Минтруда и соцзащиты РФ — там же редакцию заверили, что ответить не смогут, так как данные медучреждения подведомственны именно Минздраву.

«Выглядят как овощи»: как содержат детей в российских психбольницах

Илья Питалев/РИА «Новости»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *