«У родителей не было денег»: пандемия заставила детей работать

«У родителей не было денег»: пандемия заставила детей работать

Depositphotos

Финансовые проблемы взрослых на фоне пандемии COVID-19 заставили некоторых детей решать их самостоятельно: по данным сервиса HeadHunter, с 1 апреля по 29 сентября этого года подростки стали в 2,8 раза чаще искать работу, чем в тот же период 2019-го. По мнению депутатов Госдумы, в этом нет ничего плохого: работать лучше, чем «протирать штаны» в интернете. Однако некоторые психологи уверены: дети, лишившиеся детства из-за работы, в будущем столкнутся с душевными расстройствами.

«У родителей не было денег»: пандемия заставила детей работать

В 2020 году во время пандемии — то есть в период с 1 апреля по 29 сентября — дети в России стали в 2,8 раза чаще искать работу, чем в том же временном отрезке в 2019-м — такими данными с «Газетой.Ru» поделились в сервисе по поиску работы HeadHunter.

На фоне стремительного распространения COVID-19 на сайте HH.ru было размещено больше 863 тыс. резюме от 742 тыс. россиян в возрасте от 14 до 18 лет. Чаще всего несовершеннолетние соискатели пытались найти подходящие вакансии в продажах, среди административного персонала, а также в области маркетинга, рекламы и PR. Вошли в топ интересующих профобластей и информационные технологии, а также транспорт, логистика, бухгалтерия, туризм и сельское хозяйство.

На первом месте вакансия «продавец/консультант» стоит и в рейтинге Superjob, основанном на предпочтениях подростков. Далее идут такие позиции, как промоутер, официант, курьер, оператор call-центра, бариста, грузчик, работник торгового зала, мерчандайзер и аниматор.

Большинство несовершеннолетних соискателей — 58% — ставили в графе «ожидаемая зарплата» на HH.Ru сумму до 35 тыс. рублей, 30% просили от 35 до 70 тыс. рублей, 8% решили, что достойны и 105 тыс. рублей. Самыми немногочисленными группами, разделившими между собой по 1%, стали желающие получать 140, 175 и от 175 тыс. рублей.

Но, как и следовало ожидать, таких сумм многие работодатели предложить не готовы. 68% из них указывали зарплату от 30 тыс. рублей, 22% — от 55 тыс. рублей. 6% могли вознаградить детский труд 85 тыс. рублей и больше. 3% не жалели для несовершеннолетних суммы от 115 тыс. рублей. И лишь 2% — от 145 тыс. рублей.

«Детский труд как механизм выживания»

О том, что на фоне пандемии и связанного с ней экономического кризиса на рынок труда начнут активнее выходить дети, еще в начале июня 2020 года предупреждали Международная организация труда (МОТ) и ЮНИСЕФ. Тогда они выпустили доклад, в котором прогнозировали, что миллионы несовершеннолетних рискуют оказаться втянутыми в детский труд из-за финансовых проблем их родителей.

По данным организаций, с 2000 года вовлеченных в детский труд несовершеннолетних стало на 94 млн меньше, однако коронавирусная инфекция поставила эти показатели под угрозу. «Поскольку пандемия наносит серьезный ущерб доходам семей, без поддержки многие могут прибегнуть к детскому труду. Социальная защита жизненно важна во время кризиса, поскольку она помогает наиболее уязвимым слоям населения. Интеграция проблем детского труда в более широкую политику в области образования, социальной защиты, правосудия, рынков труда и международных прав человека и труда имеет решающее значение», — заявил тогда гендиректор МОТ Гай Райдер.

Согласно докладу, традиционно в мире рост бедности на 1% населения приводит к росту использования детского труда как минимум на 0,7%.

«Во время кризиса детский труд становится механизмом выживания для многих семей. По мере роста бедности, закрытия школ и уменьшения доступности социальных услуг все больше детей вынуждены работать. Переосмысливая мир после COVID-19, мы должны убедиться, что у детей и их семей есть все необходимое, чтобы выдержать аналогичные ураганы в будущем», — подтвердила исполнительный директор ЮНИСЕФ Генриетта Фор.

В июне международные организации приступили к разработке имитационной модели, чтобы изучить влияние COVID-19 на показатели детского труда во всем мире – результаты исследования будут опубликованы в 2021 году.

«Помогать родителям»

В России действительно многие дети могли решиться на поиски работы из-за финансовых проблем, возникших у родителей во время экономического кризиса, считает президент межрегиональной общественной организации «Наши дети», а также зампред комиссии по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей ОП РФ Юлия Зимова.

«Желание помочь своей семье в этой ситуации понятно, потому что во время пандемии некоторых родителей вынудили взять больничный или сократили. Люди теряют работу. Ясно, что во всей этой тенденции с детьми есть в том числе и денежная история», — предположила собеседница «Газеты.Ru».

В России такая ситуация складывается не впервые: желание исправить материальное положение семьи и зарабатывать самостоятельно — естественно для детей при падении экономики.

«Я сам это проходил в 90-е годы. Был школьником 13 лет. Распад страны, кризис, карточная система, нехватка средств. И у меня во всей этой неразберихе, тяжелой жизненной ситуации была потребность работать и помогать родителям. Я тогда задумывался: «А как вообще мы дальше будем жить?», «Как развиваться?». Я разделял ответственность своих родителей, понимая, насколько тяжела экономическая ситуация в стране. Потребность перебороть возникшие трудности у детей — это ответственный подход», — вспоминает председатель комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов.

Еще одной причиной активного поиска работы для подростков могла стать самоизоляция – а точнее, нежелание детей постоянно находиться в одном помещении с родственниками, которые также перешли на дистанционный формат работы или учебы, уверена ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Татьяна Гурко.

«У изоляции масса последствий – от насилия в семье до разводов. Это же очень тяжело, когда все должны крутиться на одном пятачке. Тем более, у детей не было возможности посетить массовые мероприятия: пойти на футбол, в кино, кафе. Они понимают, что невозможно все время сидеть с бабушкой, поэтому пошли работать, осваивать новое пространство, получать опыт. Думаю, последствия изоляции – это будущая тема многих новых исследований»,

— отметила эксперт.

Общественница Юлия Зимина считает, что таким образом дети придумали, как разнообразить свой досуг — особенно летом, когда родители из-за пандемийных ограничений не отвезли несовершеннолетних к бабушкам или в лагеря. Эту теорию, по ее словам, доказывают подростки, которые в этом году активно принимали участие в волонтерских проектах.

Более того, российские власти «своими решениями, предложениями подталкивают детей к трудоустройству», уверен депутат Ярослав Нилов. Он напомнил, что с 1 июля всем подросткам РФ с 16 лет разрешили регистрироваться в качестве самозанятых – инициатором этого нововведения выступил президент страны Владимир Путин во время обращения от 23 июля. Кроме того, единовременные выплаты из федерального бюджета в связи с пандемией коронавируса получали тоже только семьи с несовершеннолетними до 16 лет.

«Когда был задан вопрос, почему только до 16-ти лет, дети после 16-ти – разве не дети? Позиция правительства была сформулирована следующим образом: после 16 лет у нас есть возможность трудоустроиться, зарабатывать, поэтому они из этой категории, кому нужна была социальная поддержка, были выведены. Трудовой кодекс действительно позволяет работать с 14 лет, однако есть ограничения по времени, а также необходимо согласие родителей», — подчеркнул глава комитета Госдумы по труду.

«У родителей не было возможности меня содержать»

15-летняя Кристина (имя изменено – «Газета.Ru») из Московской области начала искать работу с начала пандемии. «У родителей из-за отпуска неоплачиваемого не было денег на мои личные расходы, а они нужны всегда. В связи с этим я начала искать работу в сферах, где у меня есть навыки: базовая дрессировка собак, работа на конюшне. Но вакансий для моего возраста крайне мало – одни только промоутеры», — поделилась девушка.

Условия, которые предлагали работодатели на сервисах по поиску работы, казались Кристине ужасными. «Зачастую зарплата не соответствует нагрузке. Либо более-менее нормальная работа с соответствующей зарплатой, но полная занятость, или другой график, который не подходит учащемуся человеку», — рассказала она.

В итоге школьница решила по соцсетям искать объявления о выгуле собак. «Это помогло мне получить какую-то денежку, поэтому я не жалею, что занималась этим», — призналась Кристина.

17-летняя Ольга (имя изменено – «Газета.Ru) из Пензы всегда мечтала стать журналистом и планировала начать карьерный путь в этом направлении как раз летом 2020 года, но из-за пандемии поработать в офисе среди профессионалов девушке не удалось.

«В июне я писала в разные СМИ, не только наши местные, о том, что готова работать за минимальные деньги. Бесплатно я не хотела, так как у родителей к лету уже не было особо возможностей меня содержать, а живут они в деревне под Пензой. В итоге до августа я писала новости вообще для издания из другого города – они все там работали на удаленке», — сказала студентка колледжа.

Иногда, возвращаясь из Пензы в деревню, девушка привозила родителям продукты. «Конечно, они положительно относились к моему заработку. Я могла их порадовать чем-то даже, хотя деньги получала небольшие. Но это первая моя зарплата была!» — похвасталась Ольга.

«Они возненавидят мир и родителей»

В Госдуме называют стремление детей заработать похвальным — депутаты не намерены бороться с этой тенденцией, возникшей на фоне пандемии. «Отношусь нормально к детскому труду, если он не вредит здоровью, учебе. Зачем бороться с этим, если законодательство позволяет работать. И я считаю, что это гораздо лучше, чем, если дети будут пить, гулять, заниматься непотребными вещами или сидеть в интернете, протирая штаны», — заявил Ярослав Нилов.

Психологи разделились на два лагеря: одни считают желание детей работать из-за кризиса опасным, другие – тоже поддерживают стремление несовершеннолетних к труду.

«Я как сторонник развития ребенка, в том числе за счет вовлечения в трудовую деятельность, думаю, что это как раз положительный момент. Тут вопрос возникает про соблюдение прав детей – да, безусловно. Но вообще это неплохая тенденция, что дети стараются найти возможность зарабатывать деньги. Естественно, дети вовлечены в те беды, в которых их семьи находятся», — рассуждает клинический психолог Дмитрий Старостин.

Однако рано привыкая трудиться, подростки фактически лишаются детства, считают противники детского труда. Несовершеннолетних практически вынуждает работать сложившаяся стрессовая ситуация, уверена клинический психолог Инна Попова.

«Если это подростки в предпубертате или пубертате, то у них вполне может появиться тяжелая психологическая травма — они возненавидят мир за происходящее вокруг, родителей за то, что из-за нехватки денег приходиться работать и не оставлять себе деньги. Дети теряют самих себя, поскольку в этом возрасте сталкиваются с неудовлетворением своих амбиций, в плане зарплаты или тяжести работы»,

— пояснила эксперт.

Все эти обстоятельства могут серьезной ударить по психике ребенка, считает Инна Попова. «И в дальнейшем, из-за ощущения вечной нехватки денег, что придет из детства, часть из них могут посвятить себя только карьере. Как мы знаем, такое состояние может привести к риску не иметь семью, алкоголизму на фоне усталости или психологическим проблемам: депрессии, нервозности и так далее», — заключила психолог.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *