35 часов без связи: в Минске пропали российские журналисты

35 часов без связи: в Минске пропали российские журналисты

«Медуза»/РИА «Новости»

Российские журналисты, приехавшие в Белоруссию освещать день выборов, не выходят на связь с редакциями своих изданий. Так, уже более суток нет новостей о спецкоре «Медузы» и бывшем редакторе «Газеты.Ru» Максиме Солопове, более 15 часов не могут дозвониться до фотокорреспондента МИА «Россия Сегодня» Ильи Питалева. По данным других сотрудников СМИ, также находившихся в Минске, оба журналиста были серьезно избиты.

35 часов без связи: в Минске пропали российские журналисты

«Обзвонили все больницы, морги, судмедэкспертизы»

Специальный корреспондент «Медузы» и экс-редактор отдела «Армия» «Газеты.Ru» Максим Солопов, ранее пропавший после репортажа со дня выборов в Минске, не выходит на связь уже более 30 часов. Информации о том, где он находится, нет ни у родственников, ни у редакции.

«Мы с моей супругой обзвонили все больницы, морги, судмедэкспертизы и так далее», — заявил «Медузе» брат пропавшего Денис Солопов.

По последним данным, сейчас пропавший журналист находится в изоляторе на Окрестина в Минске. Об этом сообщило издание Tut.by. Тем не менее, никакого официального подтверждения этой информации пока нет.

Предположения о местонахождении Солопова также сделал адвокат «Правозащиты Открытки» Антон Гашинский, который представляет интересы пропавшего журналиста в Минске. По его словам, журналист может находиться в СИЗО в Жодино.

«Но официально это не подтверждается. По косвенным признакам наш адвокат это понял. Сейчас еще одно место в самом Минске проверяем, но с большей долей вероятности это ИВС «Жодино» (СИЗО — «Газета.Ru»). Там завтра должны состояться суды по административным делам», — заявил накануне координатор «Правозащиты Открытки» Алексей Прянишников РБК.

Прянишников также отметил, что первые сведения о Солопове могут появиться уже во вторник, 11 августа. В этот день в изоляторах будут сверять списки заключенных, и тогда информация обновится.

Тем временем сотрудница «Жодино» опровергла информацию о том, что пропавший журналист был доставлен в в это СИЗО. Девушка также отметила, что это может произойти в текущий вторник. «[Задержанных] или в Минске, или у нас, или еще в дороге — больше никуда не везут», — сказала она «Медузе». По данным представителя ГУВД, в 20:00 Солопов в списке задержанных в Минске не значился.

По данным редакции, Солопов до вечера находился в штабе конкурента Александра Лукашенко на выборах — Светланы Тихановской. Все это время он поддерживал связь с коллегами.

«У нас были опасения, что день выборов не пройдет спокойно, поэтому с Максимом была договоренность о контрольных созвонах, — пояснила глава московского офиса «Медузы» Татьяна Лысова. — С 20:30 мы созванивались раз в полчаса».

Ближе к вечеру во всем Минске уже на работал интернет, поэтому журналисты передавали новости по телефону. Солопов в это время намеревался собирать репортаж с улиц города о происходящих событиях.

«Максим мне говорил, что в курсе про светошумовые гранаты и резиновые пули, не лезет туда, где все «брутально», и будет наблюдать на расстоянии», — отметила Лысова. Тем не менее, уже в час ночи Солопов перестал выходить на связь.

«Его повалили три человека и стали его бить довольно жестко»

Остальные события редакция восстанавливала, исходя из рассказов журналистов, работавших в эту ночь в Минске вместе с Максимом.

Так, журналист РБК и экс-корреспондент «Газеты.Ru» Александр Атасунцев, который провел с Солоповым почти весь вечер протестов, сообщил, что они пытались пробиться к стеле «Минск — Город-герой» у музея Великой Отечественной войны – там должна была пройти одна из основных акций протеста. Однако сделать это им помешала толпа, которая оттуда возвращалась – многие при этом пытались промыть глаза от слезоточивого газа, пущенного милицией.

«Идут несколько тысяч, присоединяется все больше людей. Водители включают «Перемен!» Протестующие кричат: «Милиция с народом!», кидают бутылки и камни. Оттесняют по улице Ленина. Около двух тысяч человек. Милиция в камуфляже, бронемашины типа «хаммеров», — сообщал в это время сам Солопов в редакцию.

В 1:10 Атасунцев и Солопов разминулись – в это время людей стали разгонять выстрелами, поэтому все в панике разбежались. Именно в следующие полчаса и был задержан пропавший журналист, убежден Атасунцев, которому удалось спрятаться:

«Светошумовые гранаты стали бросать [протестующим] прямо под ноги — переулок узкий, звук резонировал еще дополнительно. Его взяли где-то в радиусе 100-200 метров от пересечения Городского вала и улицы Интернациональной — другие отходы, насколько я видел, были заблокированы».

Максим Солопов смог поддерживать связь с «Медузой» еще буквально 10-15 минут. За это время он успел сообщить, что находился около театра имени Горького на улице Володарского, когда милиция заблокировала людей и начала проводить жесткие задержания.

«Он говорил, что толпу закрыли с двух сторон, что с двух сторон оцепление, что он с частью толпы заблокирован около театра, что воняет сильно слезоточивым газом, что закидывают светошумовыми гранатами. И жестко винтят», — вспоминает заместитель главного редактора «Медузы» Дмитрий Томилов.

Как сообщил позже корреспондент Daily Storm Антон Старков, работавший в ту ночь в Минске, перед задержанием Солопова серьезно избили. Сам Старков также оказался задержан и провел в изоляторе почти сутки.

«Мы убегали от ОМОНа и слезоточивого газа и забежали в тупик, где был забор. Я подсадил Максима, чтобы он перелез через забор. Он по плану потом должен был помочь перелезть мне. Но в тот момент, когда Максим [перелез], с его стороны забора, из подворотни вышел большой отряд ОМОНа, сразу на него накинулся. Я помню, что Максим успел встать на колени, поднять руки вверх и сказать, что он журналист. Его все равно повалили, по-моему, три человека и [стали его бить] довольно жестко», — рассказал он «Медузе».

Оценить масштаб повреждений, нанесенных Солопову, Старков не успел – буквально через несколько минут он также был застигнут ОМОНом. Тем не менее, журналист успел обратить внимание на то, что Солопов идет самостоятельно.

«[Какие у него травмы], я не успел понять, потому что буквально через считанные секунды ОМОН появился с нашей стороны забора и нас тоже стали избивать. [В Центре изоляции правонарушителей обходились нормально] с нами, поскольку мы иностранцы, неплохо. Не били. Остальных избивали сильно, белорусов. У нас сутки не было питьевой воды и еды», — рассказал он.

Избитые и пропавшие журналисты

Еще один российский журналист, фотокорреспондент Илья Питалев также не выходит на связь из Минска уже более 15 часов. Об этом сообщает пресс-служба МИА «Россия Сегодня».

«Последний контакт с ним был в 17:40 10 августа», — указано в сообщении пресс-службы. Ответа на запросы о нахождении Питалева со стороны ведомств также не поступало. Тем временем, РИА «Новости» сообщило, Питалев задержан и находится в СИЗО «Жодино» под Минском.

В ночь на 10 августа также были задержаны: еще один журналист издания Daily Storm Дмитрий Ласенко, корреспондент RT Константин Придыбайло, журналист »Sputnik Беларусь» Евгений Олейник, корреспонденты телеканала «Дождь», три стрингера RT, сотрудничающих с видеоагентством Ruptly, и журналист Семен Пегов. Последнего ОМОН также задержал в грубой форме – на видео с места задержания видно, как правоохранитель тянет журналиста за руки по земле, в то время как он находится в предобморочном состоянии.

Существенные повреждения получил и Евгений Олейник.

«Корреспондента «Sputnik Беларусь» Евгения Олейника задержали и избили после ночных беспорядков в Минске. В 6 утра он возвращался домой после подготовки материала о пострадавших в Больнице скорой медицинской помощи. На связь с редакцией журналист смог выйти только сейчас», — говорится в Telegram-канале агентства.

Сейчас все эти сотрудники СМИ уже освобождены. Журналистам «Дождя», в частности, запретили въезд в Белоруссию сроком на пять лет.

«В эти минуты забирают трех наших журналистов из места, где их содержали, и везут в наше посольство. Там они передохнут, и дальше они примут решение, когда их будут перевозить в Смоленск», — сообщала накануне официальный представитель МИД Мария Захарова, передает РИА «Новости».

Как сообщал белорусский правозащитный центр «Весна», всего в минских больницах находятся десятки пострадавших в столкновениях с милицией. По данным центра, еще один человек погиб. Тем не менее, пресс-секретарь МВД Белоруссии Ольга Чемоданова опровергла это сообщение.

Российский закон обязует правоохранителей в случае малейшего подозрения на криминальные причины исчезновения возбуждать уголовное дело по ст. 105 УК РФ «Убийство», дающей широкие полномочия для проведения розыскных мероприятий. Тем не менее, как объяснили «Газете.Ru» юристы, в случае с исчезновением наших граждан на территории Белоруссии ситуация обстоит иначе.

«Все руководствуется местным законодательством — в нашем случае это законодательство Белоруссии. Уголовное дело может быть возбуждено только в том случае, если известны конкретные люди, незаконно задержавшие, похитившие, удерживавшие. Тогда ситуация уже может регулироваться соглашением между Белоруссией и Россией о взаимном признании прав и законов и дело, возбужденное там, будет передано по юрисдикции в наши правоохранительные органы. Но пока конкретные лица и умыслы не установлены, наши органы ничего делать не будут», — объяснил «Газете.Ru» юрист Юрий Капштык.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *