«Слоба пал!»: как свергали Милошевича

Darko Vojinovic/AP

7 октября 2000 года в Югославии произошла смена власти. Под нажимом толпы, собравшейся в Белграде и штурмовавшей правительственные здания, президент Слободан Милошевич подал в отставку, не дожидаясь второго тура выборов. Его место занял выигравший первый тур Воислав Коштуница, но реальная власть в стране оказалась у премьер-министра Сербии Зорана Джинджича. С уходом Милошевича резко изменился внешнеполитический курс Белграда. Югославия перестала быть главным оппонентом Запада в Европе.

«Слоба пал!»: как свергали Милошевича

В 1999 году авиация НАТО в течение 78 дней бомбила Югославию. Воздушные атаки почти беспрерывно велись с 24 марта, приводя к человеческим жертвам и катастрофическим разрушениям. Население обеих остававшихся в Югославии республик – Сербии и Черногории – находилось в бедственном экономическом положении. Не лучше было психологическое состояние людей. Страну поглощал беспрецедентный по охвату кризис.

Бомбардировки причинили серьезный ущерб экологии из-за применения самолетами НАТО боеприпасов с обедненным ураном и массированных ударов по нефтехимическим предприятиям. В конце концов, югославское руководство согласилось пойти на уступки. В июне 1999 года начался вывод армейских подразделений из Косова и Метохии. С ними регион вынужденно покинули 250 тыс. сербов и представителей других национальностей. Параллельно в автономию вводился миротворческий контингент KFOR. По режиму этнического черногорца Слободана Милошевича был нанесен колоссальный удар.

«Летом 1999 года подход к «проблеме Милошевича» был изменен в пользу ненасильственной смены режима, основанной на использовании технологий «мягкой силы». Операция по его отстранению от власти началась с вербовки югославских официальных лиц и высокопоставленных чинов армии и полиции, — уточняет историк Александр Наумов в своей статье «Бульдозерная революция» в Сербии 2000 года: технологии смены политического режима». — Многие из них к этому времени оказались в «черных списках» США и ЕС. В случае согласия на сотрудничество с Западом им предлагали удаление из этих списков, но в ход шло и прямое запугивание Международным трибуналом в Гааге. Следующим шагом на пути смены режима Милошевича должно было стать создание единой оппозиционной силы».

Важнейшим звеном в стратегии по смене режима Милошевича стало создание ударной силы будущей «революции» — молодежных и студенческих антиправительственных движений.

Выбор пал на организацию «Отпор», основанную группой сербских студентов в октябре 1998 года. Летом следующего года началось активное финансирование «Отпора» из-за рубежа. Большое значение уделялось тактической подготовке активистов, с которыми в соседних странах проводились обучающие семинары по ненасильственному сопротивлению. Одним из важнейших факторов популярности «Отпора» явилась неприязнь к Милошевичу, существовавшая в сербском обществе и раздуваемая СМИ. К лету 2000-го организация уже имела серьезную структуру, большое количество активистов и сочувствующих. Оппозиция группировалась вокруг университетского профессора, адвоката Воислава Коштуницы, придерживавшегося умеренно-националистических взглядов, и прозападного политика Зорана Джинджича.

Выборы и «революция»

24 сентября 2000 года в Югославии прошли президентские выборы. Впервые волеизъявление было всеобщим. По официальным данным, действующий глава государства Милошевич набрал 38,62% голосов, его главный конкурент Коштуница – 48,96%. 8 октября предстоял второй тур, однако лидер оппозиции отказался признать итоги первого, заявив о своей победе с превышением барьера в 50%. Патовая ситуация спровоцировала массовые беспорядки в Белграде. Они вошли в историю как «бульдозерная революция» и привели к свержению Милошевича, который сильно потерял в популярности на фоне неудачных для Белграда войн и падения уровня жизни. Этот политик с 1991 года занимал пост президента Сербии, а в 1997-м пересел в аналогичное кресло в Югославии.

Оппозиция не приняла официальные результаты выборов, обвинив власти в подтасовке.

Начиная с 26 сентября, страну охватили протесты. Сербская православная церковь поддержала Коштуницу. Противники Милошевича призвали к гражданскому неповиновению. Признать победу оппозиции потребовали шахтеры крупнейшего угольного бассейна «Колубара», но движущей силой «революции» выступили студенты и футбольные хулиганы. 2 октября 2000 года в Сербии закрылись многие школы, фабрики и коммерческие фирмы, государственные учреждения. В Белград стягивались жители регионов. В тот же день на большой митинг перед зданием парламента вышли тысячи людей.

Самое подготовленное подразделение Сербии – отряд спецназа «Красные береты» — во время критической ситуации оставалось пассивным. 4 октября представители югославской военной разведки заявили: «Даже если Милошевич прикажет армии выйти на улицу, верховное командование не будет ему послушно». По сути силовики объявили нейтралитет. В тот же день конституционный суд отменил итоги первого тура выборов, постановив провести голосование заново.

«Милошевич, который прежде не баловал сограждан своими телеобращениями, в течение трех дней дважды обращается к народу. Его слова звучали неожиданно искренне, но слишком поздно, — констатирует в своей статье «Югославия-2000: технология и тактика «экспресс-революций» доцент Института новейшей истории Сербии Алексей Тимофеев. — У народа уже нет времени их понять, а тем более внять им и изменить свои настроения. В массе своей сербы устали бороться, устали наслаждаться идеей, что весь мир их ненавидит. Угрожающим ресурсом в потенциальном вооруженном противостоянии с силами правопорядка в стране были вооруженные силы НАТО, окружавшие Сербию и напомнившие об угрозе интервенции в случае начала столкновений в стране. Важным фактором в организации «экспресс-революции» стал еще один элемент. Стержневую роль в успехе массовых демонстраций играла невиданная концентрация рядовых оппозиционеров, достигавшаяся перевозкой всех недовольных бесплатными автобусами, которые собирались в центре города».

Кульминация произошла 5 октября, когда в Белград из провинции съехались уже сотни тысяч манифестантов.

Оппозиция направила колонны людей в центр столицы с пяти направлений, потребовав признать избрание Коштуницы президентом. В 16:00 протестующие ворвались в здание парламента. Вспыхнул пожар. Затем толпа направилась к телецентру. Демонстранты распевали националистические песни и антиправительственные частушки. Произошел штурм, в ходе которого прославился фермер Любислав Джокич, протаранивший ограду здания на бульдозере. Этот человек прибыл из города Чачак в Шумадии в полной уверенности, что коррумпированный режим Милошевича виновен в банкротстве его цементно-песочного бизнеса. Ярко-желтый бульдозер Джокича и дал название сербской «революции».

В 17:00 активисты вошли внутрь телецентра. А в 19:00 Коштуница обратился к гражданам с балкона Белградского городского собрания.

«Мы с супругой были тогда на улице, и мы были против Милошевича, — рассказал «Газете.Ru» белградец Мирослав Павлович. — Мы ему ничего не могли сделать. Нас гоняли слезоточивым газом, и мы убежали — как и многие на этом «фронте». Миновали полтора километра от здания парламента и сели в кафе попить пиво. Тогда на улице начали кричать: «Слоба пал!» Я думал, что это шутка, потому что всего 15 минутами ранее милиция нам объяснила, кто хозяин. Но все было верно. Сегодня, двадцать лет спустя, мне впервые стыдно. Вижу, что был только полезным идиотом. Только Коштуница был нормальным человеком, патриотом. Все остальные — предатели, воры, обманщики. Все они заслужили наказание. 20 лет спустя я считаю, что и Милошевич был патриотом. После своего ухода он предсказал дальнейшие события – многое сбылось».

Вечером 6 октября Милошевич написал заявление об уходе в отставку и обратился к нации по ТВ, признав победу оппозиции. Было решено, что Коштуница вступит в должность президента Югославии на следующий день.

Это произошло 7 октября 2000 года на заседании обеих палат Федерального Собрания.

«В 20:30 6 октября Коштуница прибыл на виллу к Милошевичу и провел с ним переговоры, — уточняет в своей работе доктор исторических наук Тимофеев. — В 22:39 6 октября Милошевич признал свое поражение в телеобращении. Ранним утром 7 октября пахнувший запахом пожаров и перевернутых мусорных контейнеров Белград вошел в новую эру. Первая «эскпресс-революция» стала историей. Она завершилась без массовых перестрелок и кровопролития, призраки братоубийственной гражданской войны и открытой иностранной интервенции остались лишь страшными призраками».

Дальнейшая судьба Милошевича

Коштуница оказался лоялен к поверженному конкуренту и воздержался от преследования. Но внутри Сербии обнаружились другие силы, желавшие избавиться от опасного противника. 1 апреля 2001 года полиция в результате проведенной спецоперации арестовала Милошевича на его вилле в элитном белградском районе Дедине.

«Смысл гонений на меня состоит в том, чтобы превратить Югославию, жертву агрессии, и меня как ее лидера — в виновников той трагедии, которую организовало НАТО на территории моей страны. Таким образом, они хотели бы замазать свои преступления. Именно для этого они пытаются отправить меня в Гаагу», — говорил он.

28 июня бывшего президента тайно выдали Международному трибуналу по бывшей Югославии (МТБЮ). Категорически против этого выступил Коштуница. Инициатором экстрадиции Милошевича в Нидерланды стал премьер-министр Сербии Джинджич. Всего через два года он поплатился за свое решение жизнью. 12 марта 2003-го Джинджича прямо в холле здания правительства застрелил заместитель командира «Красных беретов» Звездан Йованович. На допросе офицер не стал скрывать, что пошел на преступление из-за массовой выдачи сербских военных и политических деятелей в Гаагу. Считается, что в обмен сербский премьер получал от Запада значительную финансовую помощь.

Милошевич считал суд незаконным и не собирался сдаваться, намереваясь доказать собственную невиновность. Согласно его точке зрения, распад Югославии случился вследствие «новой колониальной политики, проводимой США и еще рядом стран».

«Я обвинен за преступление, которое совершили другие, прежде всего те, кто находится за пределами Югославии, кто придумал этот суд и эту тюрьму, чтобы не отвечать за насилие над людьми, за разрушение страны и гражданскую войну между ее народами», — полагал Милошевич.

До вердикта по своему делу политик не дожил: 11 марта 2006 года его нашли без признаков жизни на тюремной кровати в одиночной камере. Ему было 64 года.

Официальной причиной смерти был назван инфаркт. Известно, что экс-президента беспокоило сердце, и в заключении это недомогание обострилось. Сам Милошевич тщетно пытался добиться своей транспортировки на лечение в Россию. За три дня до кончины он написал письмо российскому МИД, в котором заявил, что «в ходе суда велась злонамеренная кампания» против его здоровья. Многие сербские политики первого ранга, в том числе Ивица Дачич, занимающий сейчас пост министра иностранных дел Сербии, убеждены, что Милошевича убили в Гааге. Самого известного и неоднозначного югославского лидера после Иосипа Броз Тито похоронили во дворе фамильного дома Милошевичей в Пожареваце под старой липой, под которой он впервые поцеловал свою будущую жену Миру.

Бывшая первая леди скончалась в Москве 14 апреля 2019-го на 77-м году жизни. Россия несколько раз отказала Сербии в ее экстрадиции вместе с сыном Марко.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *