«Революция в опасности»: как Ленин и Махно объединились против Врангеля

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Революция в опасности»: как Ленин и Махно объединились против Врангеля

Нестор Иванович Махно (1888-1934) — революционер-анархист. Лидеры повстанцев в 1919 году…

Нестор Иванович Махно (1888-1934) — революционер-анархист. Лидеры повстанцев в 1919 году (слева направо): С. Каретник, Н. Махно, Ф. Щусь

РИА «Новости»

2 октября 1920 года большевики заключили союз с повстанцами Нестора Махно. Целью идеологических противников была победа над белыми войсками в Крыму. Альянс красных с махновцами получился недолговечным. После эвакуации Русской армии Петра Врангеля красноармейские части атаковали бывших союзников, стремясь разделаться с «партизанщиной». В августе следующего года Махно бежал в Румынию.

«Революция в опасности»: как Ленин и Махно объединились против Врангеля

100 лет назад боевые действия Гражданской войны на Юге России локализовались в Северной Таврии на подступах к Крыму. 21 сентября 1920 года Реввоенсовет РСФСР на основании постановления ЦК РКП(б) издал приказ о создании Южного фронта. В него вошли 6-я и 13-я, а с 18 октября – еще и 4-я советские армии. Кроме того, вновь учрежденному фронту передали обе Конные армии — 2-ю под командованием донского казака Филиппа Миронова и 1-ю во главе с Семеном Буденным. В задачу значительно усиленной войсковой группировки входил разгром Русской армии Петра Врангеля и захват белого Крыма. На пост командующего фронтом Владимир Ленин предложил кандидатуру Михаила Фрунзе — он только что уничтожил Бухарский эмират и находился в зените славы. Глава советского правительства принял военачальника в своем кабинете в Кремле. Рассказав о планах по завоеванию Крыма, Ленин назвал главную задачу Южного фронта — не допустить зимней кампании.

Планируя военную кампанию на октябрь 1920 года, Врангель учитывал, что красные сосредоточивают против Русской армии все новые и новые дивизии, частично снимая их с польского фронта. 14 сентября он сам начал решительное наступление на красных — последнее в Гражданской войне. 19 сентября сухопутные части белых взяли Александровск (ныне Запорожье), а 28-го — Мариуполь, подойдя на 17 км к Юзовке (ныне Донецк) и на 30 км к Таганрогу. Громкие победы войск Врангеля в сентябре 1920-го привели к дезорганизации и деморализации красных частей, а трофеи белых были огромны — до 12 тысяч пленных, 40 орудий, шесть бронепоездов.

Параллельно готовилась атака на Каховский плацдарм, созданный красными и весьма опасно угрожавший белым.

Твердо намереваясь использовать против белых все имеющиеся возможности, большевики решились на чрезвычайный шаг — вновь вступить в союз с командующим повстанческой армией на Украине Нестором Махно. Обе стороны уже имели подобный опыт: в феврале 1919 года махновцы заключили военное соглашение с командованием РККА и численностью до 50 тыс. человек сражались бок о бок с красноармейцами против войск Антона Деникина на правом фланге фронта на линии Мариуполь — Волноваха. За рейд на Мариуполь Махно тогда получил орден Красного Знамени.

В мае, однако, казаки Антона Шкуро нанесли повстанцам тяжелое поражение, а председатель Реввоенсовета Лев Троцкий объявил Махно вне закона «за развал фронта и неподчинение командованию». В июне тот сообщил Ленину о своей преданности революционному делу и объяснил разрыв с РККА постоянными нападками на него со стороны «представителей центральной власти». Тем не менее красные все равно оставались для Махно более близкой стороной Гражданской войны, чем белые. Он говорил крестьянам: «Главный наш враг, товарищи крестьяне, — Деникин. Коммунисты — все же революционеры… С ними мы сможем рассчитаться потом. Сейчас все должно быть направлено против Деникина».

Случались, правда, и обратные примеры фронтового сотрудничества — Гражданской войне на Юге России вообще были свойственны самые невероятные хитросплетения человеческих судеб. Так, 18 июня 1920 года анархист-махновец Григорий Яценко, перешедший со своим отрядом на сторону белых, призвал остальных следовать его примеру. В воззвании к «славным повстанцам Украины» уроженец Запорожья агитировал вступать в ряды его партизан, чтобы «ударить своей силой и атакой в тех кровопийцев-коммунистов, которые расстреливали наших товарищей».

«Сметем с нашей земли коммунистический комиссариат самодержавия! Деникина нет, есть Русская армия, которой подадим руку и сомкнем стройные ряды, станем любить друг друга и освободим свою истерзанную Русь Святую от комиссарского царства и создадим власть по воле народа. Да здравствует русский народ!» — взывал Яценко.

Листовки с текстом разбрасывали над позициями Красной армии с аэроплана.

Желая привлечь крестьян на свою сторону, летом 1920 года Врангель предложил союз против большевиков и самому Махно, обещая в случае победы провести широкую земельную реформу. Однако лидер повстанцев от предложения отказался, а выступление Яценко счел предательством. В октябре 1920-го перебежчика схватили и расстреляли.

«Страх большевиков перед наступлением Врангеля приводит к тому, что махновцы становятся союзниками Красной армии, — констатировал известный историк Виктор Савченко в своей книге «Двенадцать войн за Украину». — Этот неожиданный военный союз привел к тому, что более 15 тысяч повстанцев-махновцев (30% всех антибольшевистских повстанцев Украины) прекращают борьбу в тылу РККА и направляются против белых. На этот феноменальный союз махновцев толкнула не только общая ненависть к белым. Махновцы стремились отдохнуть, выйти из состояния ежедневных боев, прекратить репрессии против своего движения, пополнить свое вооружение за счет Красной армии, провести «анархический эксперимент» на отвоеванной территории, добиться свободы анархистской пропаганды».

1 октября 1920 года Махно в обращении к действующим на Украине повстанцам призвал их прекратить боевые действия против большевиков.

«Оставаясь безучастными зрителями, украинские повстанцы помогли бы воцарению на Украине либо исторического врага — польского пана, либо опять царской власти, возглавляемой германским бароном», — заявил анархист.

На следующий день, 2 октября 1920-го, махновцы перебазировались в Старобельск, где состоялось подписание военно-политического соглашения между правительством Украинской ССР и повстанческой армией. В преамбуле документа, в частности, отмечалось: «Объединенное и организованное наступление на нас Польши, Врангеля и антантовских империалистов поставило нашу революцию под угрозу смертельной опасности. Повстанческая армия махновцев ввиду этого решила прекратить вооруженную борьбу с советским правительством, установив с ним военно-политическое соглашение в целях решительного разгрома отечественной и мировой контрреволюции».

С советской стороны соглашение скрепили своими подписями Фрунзе, члены Реввоенсовета Южного фронта Бела Кун и Сергей Гусев, а также представитель правительства УССР Яков Яковлев. Пункт 1 документа гарантировал «немедленное освобождение и прекращение преследования в дальнейшем всех махновцев и анархистов, за исключением вооруженно выступающих против советского правительства».

Кроме того, вводилась полнейшая свобода агитации и пропаганды как устно, так и печатно, махновцами и анархистами своих идей и пониманий с соблюдением военной цензуры.

При этом требовалось воздерживаться от призывов к свержению советского строя.

Согласно договоренностям, повстанческая армия входила в состав вооруженных сил УССР как партизанская, в оперативном отношении подчинялась высшему командованию РККА, но сохраняла внутри себя установленный ранее распорядок. Махновцы обязались не принимать дезертиров из РККА, но их собратья с территории, занятой белыми, могли вернуться в армию, даже если какое-то время служили у красных. Семьи махновцев приравнивались в льготах к красноармейцам.

Были выпущены воззвания к «трудовой массе». В них особо подчеркивалось, что союз заключен «в целях уничтожения общего врага — белогвардейщины».

13 октября Махно привел на Южный фронт 12 тыс. штыков и сабель при 500 пулеметах и 10 пушках, заняв участок между станциями Синельниково и Чаплино. На призыв Махно от белых к нему перебежали повстанческие атаманы, находившиеся в Русской армии, и часть мобилизованных Врангелем крестьян. Однако не все махновцы поддержали союз с большевиками. Категорически против любых отношений с недавним противником выступили отряды общей численностью 8 тыс. человек. Они не пошли за Махно, но с 10 октября прекратили активные боевые действия.

«Мы не желаем проливать свою кровь на врангелевском фронте лишь потому, что нашими плодами воспользуются большевики, — говорили эти повстанцы своим соратникам. — Мы не признаем их революционерами и боремся с ними, как с государственниками, властителями и законниками. Желаем вам успеха в деле разгрома Врангеля и умоляем не ложить пальцы в рот большевикам — откусят».

16 октября военно-политическое соглашение было ратифицировано президиумом ЦИК УССР. От командования Южного фронта махновцы получили 100 млн рублей.

В ходе последних в Гражданской войне боев за Крым армия Махно участвовала в форсировании Сиваша и сражениях с кавалерией генерала Ивана Барбовича. После прорыва обороны полуострова и эвакуации Русской армии Врангеля на кораблях красные неожиданно повернули оружие против своего союзника. Махно стал им больше не нужен, а потому большевики задумали разделаться с «партизанщиной». Около года разрозненные отряды повстанцев перемещались по Украине, уходя от преследования. В августе 1921 года Махно с ближайшим окружением перешел румынскую границу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *