Первая совместная операция с США: что делали миротворцы России в Боснии

Первая совместная операция с США: что делали миротворцы России в Боснии

Владимир Гурин/ТАСС

12 января 1996 года контингент российских миротворцев высадился в Боснии. В их функции входил контроль за соблюдением условий Дейтонских соглашений сторонами, участвовавшими в кровопролитной гражданской войне. Впервые со времен Второй мировой российские военные сотрудничали с американцами. 25 лет назад данному факту придавали огромное значение в СМИ.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

Первая совместная операция с США: что делали миротворцы России в Боснии

14 декабря 1995 года в Париже были подписаны Дейтонские соглашения, завершившие Боснийскую войну. Она продлилась почти четыре года. Общее число погибших, по современным оценкам, могло достигать 100 тыс. человек, из которых около 90% — мирные жители. Война спровоцировала беспрецедентные потоки беженцев. Свои дома вынужденно покинули более 2 млн человек: 800 тыс. боснийских сербов, 800 тыс. славян-мусульман (босняков) и около 500 тыс. боснийских хорватов.

По количеству жертв и нанесенному ущербу этот конфликт считается крупнейшим в Европе после Второй мировой войны. Руководству Сербии и Республики Сербской пришлось пойти на значительные уступки. Дейтонские соглашения включали в себя документ обобщающего характера под названием «Общее рамочное соглашение о мире в Боснии и Герцеговине», а также 12 приложений, 102 карты, документ о парафировании соглашения, несколько дополнительных писем и заключительное заявление.

Их принятие часто рассматривают как дипломатическое поражение России, поскольку ведущую роль в мирном урегулировании взяли на себя США.

По убеждению западных аналитиков, авиаудары НАТО заставили сербов сесть за стол переговоров. Согласно Дейтонским соглашениям, Союзная Республика Югославия (в составе Сербии и Черногории) и Республика Босния и Герцеговина признали друг друга в качестве суверенных независимых государств в рамках своих международных границ.

С декабря 1995 года контингент миротворцев стал называться миссией ООН в Боснии и Герцеговине. С течением времени миротворческие силы ООН практически расписались в своем бессилии и уступили место сначала воздушным, а затем и сухопутным военным формированиям НАТО. Как отмечала в своей книге «Балканский кризис: народы и политика» этнолог Марина Мартынова, «в течение года в урегулировании кризиса на Балканах заметно возросла роль США, которые взяли на себя функции главного миротворца и гаранта, оттеснив на второстепенные роли как ООН и своих западных союзников, так и Россию, чьи претензии на «особое значение» в этом регионе фактически оказались несостоятельными».

Российский миротворческий контингент находился в бывшей Югославии с апреля 1992 года. В Хорватии Россию представлял отдельный парашютно-десантный батальон, а в Боснии и в Герцеговине — отдельная воздушно-десантная бригада. В конце 1995 года было принято решение о направлении в район утихшего конфликта дополнительных сил. Впервые выполнение миротворческой миссии поручалось не «голубым каскам» ООН, а боевым подразделениям армий нескольких стран, не предназначенным для миротворчества. Российская бригада (различные источники указывают численность личного состава от 1340 до 1500 человек) была сформирована на базе 106-й дивизии ВДВ. Фактически ей предстояло участвовать в нормализации конфликта под руководством НАТО, хотя данного факта командование контингентом старалось не признавать.

12 января 1996 года состоялось возвращение в Россию первой группы добровольцев, воевавших на стороне боснийских сербов. В тот же день началась операция по переброске в Боснию на аэродром Тузла российских миротворцев. Основную часть контингента планировалось отправить в течение 96 часов. 23 рейса из 50 выполнили экипажи шести Ан-22. Вместе с людьми они доставили на Балканы более 160 тонн грузов. Самолеты садились в Тузле каждые 20 минут, не выключая двигателей, разгружались и без заправки улетали за следующей партией. Посадки производились в сложных метеоусловиях на высоте 1,5 тыс. метров над уровнем моря по крутой глиссаде. Однако обошлось без эксцессов.

Решение об участии военных в контроле за соблюдением Дейтонских соглашений правительство России приняло не в последнюю очередь ради улучшения отношений с США.

Миротворцы направлялись в зону недавних боевых действий на основании постановления Совета Федерации от 5 января 1996 года «Об использовании контингента вооруженных сил России в миротворческой операции многонациональных сил по выполнению Общего рамочного соглашения о мире в Боснии и Герцеговине», а также в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 1031 от 15 декабря 1995 года. Уже после переброски военных, 14 февраля 1996-го, президент Борис Ельцин подписал соответствующий указ.

В операции планировалось участие контингента общей численностью до 1,6 тыс. человек с военной техникой, вооружением и имуществом. Срок их пребывания в Боснии указом Ельцина устанавливался до 31 января 1997 года.

Место дислокации россиян стало предметом международных дебатов. Минобороны хотело расквартировать контингент на территории боснийских сербов, а американская сторона желала размещения партнеров на территории боснийских хорватов. В итоге миротворцы встали лагерем в городе Углевик на территории Республики Сербской. Минобороны обязывалось производить замену личного состава каждые шесть месяцев. Солдатам устанавливалось жалованье в размере $800 в месяц, офицерам — $1000. В целом же год пребывания бригады в Боснии обходился России примерно в $40 млн.

Командовал бригадой полковник Александр Ленцов. Руководство всей миротворческой операцией было поручено заместителю Верховного руководителя сил по выполнению мирного соглашения (CBC) генерал-полковнику Леонтию Шевцову. При этом приказы в Углевик приходили от главы CBC Джорджа Джоулвена. Российской стороне было крайне принципиально взаимодействовать с командующим американским контингентом генерал-майором Уильямом Нэшем, а не с командованием НАТО, которое, впрочем, также составляли американцы. 25 лет назад большое значение уделялось факту сотрудничества армий России и США — первому после Второй мировой войны. В задачу российских военных входило совместное с американцами патрулирование, предотвращение столкновений противоборствующих сторон, а также ликвидация минных полей и восстановление разрушенных войной коммуникаций.

«Коммерсант» сообщал: «На бытовом уровне проблем между вчерашними потенциальными противниками пока нет — россияне и американцы с интересом изучают друг друга, по-военному четко приветствуют старших по званию. Правда, чисто профессиональные трения бывают. Командир российского батальона рассказал, что поначалу соседи пытались показать, кто в доме хозяин, и глушили российские средства связи. Ответ не заставил долго ждать — включенные на полную мощность российские передатчики, по словам комбата, полностью «забили» американские — «через пару часов прибежали извиняться». Да и в целом, конечно, негласное соперничество, как говорится, имеет место быть. Российские офицеры, например, с гордостью поведали, что все россияне уже питаются только горячей пищей, а вот американцы до сих пор сидят на сухих пайках».

Российские миротворцы быстро наладили хорошие отношения с боснийскими сербами, руководство которых «призвало относиться к русским как к братьям».

Сложнее оказалось с босняками, обвинявшими россиян в пособничестве сербам. В ответ командование российской бригады создало совместную с американцами комиссию по проверке приводимых мусульманами фактов.

Принципиальные разногласия между российской и американской миссиями заключались в различном взгляде на судьбу президента Республики Сербской Радована Караджича и командующего войсками Ратко Младича. Представители США настаивали на их поимке и выдаче международному трибуналу по обвинению в военных преступлениях, в то время как россияне утверждали, что достаточных юридических оснований для суда над лидерами боснийских сербов нет (в настоящий момент оба отбывают пожизненное заключение).

«2 февраля 1996 года бригада приступила к выполнению задачи на чрезвычайно важном 75-километровом участке зоны разведения, — отмечал генерал Шевцов в статье для «Независимой газеты» в 2020 году. — Российские подразделения действовали на выступе Сапна. Эта задача очень сложная, так как она выполняется в районе столкновения интересов всех конфликтующих сторон. В ходе обустройства мест дислокации подразделений и развертывания постов контроля российской бригадой было обезврежено более 3,5 тыс. мин и взрывоопасных предметов. Мы добились, чтобы все тяжелое вооружение в 10-километровой зоне было вывезено или уничтожено, а личный состав вооруженных сил сторон размещен в заявленных казармах или демобилизован. Для демонстрации солидарности войска России и США осуществляли совместное патрулирование района Брчко — самого уязвимого места Пасавинского коридора. Чтобы подчеркнуть свою беспристрастность, наша бригада разместила штаб одного батальона на территории мусульмано-хорватской федерации, а штаб другого батальона – на территории боснийских сербов».

Шевцов констатировал, что российским военным удалось обустроиться лучше, чем американцам, поэтому он «был рад за наших военнослужащих и, конечно, за страну».

11-12 июня 1999 года российские миротворцы совершили знаменитый рейд из Углевика на Приштину в Косово, взяв под контроль аэропорт «Слатина».

Этот эпизод считается самым заметным фактом участия России в Косовской войне.

Вывод российских миротворцев из Боснии завершился 14 июня 2003 года. За время миссии погибли два российских солдата, еще десять получили ранения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *