«Ничтожный обманщик и плут»: как погиб Лжедмитрий II

«Ничтожный обманщик и плут»: как погиб Лжедмитрий II

Wikimedia Commons

21 декабря 1610 года был убит Лжедмитрий II — авантюрист и польский ставленник, который выдавал себя за сына Ивана Грозного и на пике своего влияния контролировал значительную часть России. Самозванец больше года стоял лагерем в Тушино, нагоняя ужас на правительство боярского царя Василия Шуйского, но так и не смог взять Москву.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

«Ничтожный обманщик и плут»: как погиб Лжедмитрий II

Десятки, если не сотни самозванцев в разное время выдавали себя за «чудесно спасшегося» царевича Дмитрия — младшего сына Ивана Грозного, погибшего или убитого в 1591 году в Угличе. Двоим из этих людей было суждено сыграть довольно заметную роль в истории России.

В 1598-м в возрасте 40 лет умер бездетный царь Федор I, средний сын Ивана IV. С его кончиной прервалась московская ветвь династии Рюриковичей. Ходили слухи, что к смерти Федора мог быть причастен боярин Борис Годунов — брат жены государя Ирины. Годунова называли и возможным заказчиком убийства царевича Дмитрия. Впрочем, никаких реальных доказательств его причастности к уходу из жизни сыновей Ивана Грозного, помимо домыслов, никогда не существовало. Годунову было суждено войти в русскую историю в качестве спорного, если не сказать отрицательного персонажа. Хотя историк Николай Карамзин утверждал, что «Годунов мог заслужить славу одного из лучших правителей мира, если бы родился на троне, так как лишь законные самодержцы были носителями государственного порядка».

Многие факты его деятельности проверить уже невозможно. Этого человека, избранного на царство Земским собором, запросто могли оклеветать поздние летописцы.

Почему-то мало кто вспоминает положительные стороны правления царя Бориса — например, улучшение отношений с заграницей. Так совпало, что на период пребывания Годунова у власти выпало несколько неурожайных лет, голод, восстания и прочие неурядицы. Нестабильность экономики и социальные конфликты народ воспринимал как божью кару за неправедные действия «безродного» царя. В обстановке всеобщего недовольства Борисом широкое распространение получили слухи о том, что жив царевич Дмитрий. В 1602 году в Литве объявился человек, выдававший себя за сына Ивана Грозного. Он поведал польскому магнату Адаму Вишневецкому, что его подменили «в спальне угличского дворца». Покровителем Лжедмитрия стал польский воевода Юрий Мнишек.

Считается, что под личиной Лжедмитрия I скрывался беглый монах Чудова монастыря Григорий Отрепьев. Заручившись поддержкой польско-литовских магнатов, он тайно принял католичество и обещал распространить это направление христианства в России. Лжедмитрий также обещал передать Речи Посполитой и своей невесте Марине Мнишек Северские и Смоленские земли, Новгород и Псков. Самозванец появился в наиболее удачный для авантюры такого рода исторический момент: недовольство правительством Годунова охватывало как боярские круги, знать, так и горожан, крестьян, казачество. Лжедмитрий был нужен полякам для того, чтобы начать агрессию против России, замаскировав ее видимостью борьбы за возвращение престола законному владельцу.

В 1604 году Лжедмитрий во главе армии наемников и недовольных царем Борисом казаков двинулся на Москву.

На сторону самозванца перешли посланные на усмирение интервентов царские войска. Весной 1605-го неожиданно умер Годунов: до сих пор не исключается версия о его отравлении. Наследовавший ему 16-летний сын Федор успел процарствовать лишь полтора месяца. Вместе с матерью юношу тайно убили по приказу Лжедмитрия. Самозванец триумфально вступил в Москву и был провозглашен царем. Целый год он официально правил как «царь Дмитрий Иванович», а вдовствующей царице Марии Нагой пришлось признать Отрепьева своим сыном.

Сопротивление новому режиму возглавил боярин Василий Шуйский, в прошлом один из главных оппонентов Бориса Годунова. Он обратил внимание на поведение «царя Дмитрия», противоречащее установленным порядкам во время празднества. Например, самозванец употреблял в пищу телятину, считавшуюся в России «поганой едой», польские блюда, а руки перед едой не мыл.

Свадьба царя и католички Мнишек, разгулы поляков, оскорбления ими местных жителей, стрельба по людям и домам, продолжение крепостнической политики привели к подготовке заговора против Лжедмитрия. В конце концов москвичи во главе с Шуйскими перебили поляков в Кремле и растерзали самозванца. Все носившие польское платье были с позором изгнаны.

Уже через два дня Василия Шуйского избрали новым царем. Он стал последним представителем рода Рюриковичей на престоле.

С целью пресечения слухов о спасении царевича Дмитрия государь повелел перенести останки мальчика из Углича в Москву. Политический и социальный конфликт между тем не стихал, а скорее лишь разрастался. Шуйскому не удалось взять под контроль окраины страны. С течением времени реальная территория, на которую распространялась его власть, все уменьшалась. В 1606 году вспыхнуло известное восстание Ивана Болотникова. А в 1607-м, несмотря на все усилия царя по предотвращению появления нового самозванца, такой человек объявился в Стародубе на Брянщине.

Личность этого человека вызывает много споров. Его настоящее имя так и осталось невыясненным. Предполагали только, что он происходил из церковной среды. По свидетельству современников, это «был мужик грубый, обычаев гадких, в разговорах сквернословный» — то есть, полная противоположность образованному и галантному Лжедмитрию I. Но очевидцы отмечали сильное внешнее сходство стародубского самозванца с предшественником. Данное преимущество решили использовать в своих целях оппозиционно настроенные к королю Сигизмунду III польские шляхтичи.

«Сей самозванец и видом и свойствами отличался от расстриги: был груб, свиреп, корыстолюбив до низости: только, подобно Отрепьеву, имел дерзость в сердце и некоторую хитрость в уме; владел искусно двумя языками, русским и польским; знал твердо святое писание и круг церковный; разумел, если верить одному чужеземному историку, и язык еврейский, читал талмуд, книги раввинов, среди самых опасностей воинских; хвалился мудростию и предвидением будущего. Пан Меховецкий, друг первого обманщика, сделался руководителем и наставником второго; впечатлел ему в память все обстоятельства и случаи Лжедмитриевой истории, — открыл много и тайного, чтобы изумлять тем любопытных», — отмечал историк Карамзин.

Летом 1608 года Лжедмитрий II подошел к Москве, но попытка овладеть городом окончилась безрезультатно. Тогда самозванец остановился в 17 км от Кремля — в Тушино, где разбил лагерь. Власть «царя Дмитрия» признали все окружавшие Москву города. С разных концов страны к нему стекались недовольные режимом Василия Шуйского, а также участники различных восстаний и просто лихие люди. В Тушино перебралась и вдова Лжедмитрия I Марина Мнишек. Новый «царь» обещал ей солидное вознаграждение, и «царица» признала в нем своего мужа. Это значительно укрепило положение самозванца. Состоялось тайное венчание по католическому обряду. Лжедмитрий II намеревался способствовать распространению католицизма в России.

По названию села, избранного самозванцем своей ставкой, он получил в народе прозвище «Тушинский вор».

Фактически в стране в ту пору было две столицы — Москва и Тушино. Лжедмитрий II обладал всеми внешними атрибутами власти и даже имел своего патриарха: эту функцию исполнял захваченный в плен Филарет (Романов), отец будущего царя Михаила Федоровича. Из числа недовольных Шуйским бояр сложилась своя Боярская дума и приказы. Его армию составили отряды польских и литовских наемников, пришедшие в Россию еще с Лжедмитрием I, беглые крестьяне и холопы, стрельцы и казаки во главе с атаманом Иваном Заруцким. Даже Болотников объявил себя воеводой самозванца.

«Начали рыть землянки, для лошадей поделали стойла из хвороста и соломы. Для продовольствия поделили завоеванные волости между отрядами, и огромные обозы по первому пути потянулись к Тушину, на каждую роту приходилось по тысяче и больше возов; везли нам, чего только душа хотела, говорит один из тушинских поляков; наскучило жить в землянках, начали брать из ближних деревень избы и ставить их в обозе, у иного было две и три избы, а в землянках устроили погреба. Среди стана построили хоромы царю и царице, было им где поместиться просторно, и стан Тушинский превратился в город», — указывал историк Сергей Соловьев.

Понимая, что оно само не в состоянии справиться с Лжедмитрием II, правительство царя Василия обратилось за помощью к шведам. Швеция выделила Шуйскому пятитысячный корпус в обмен на город Корелу с уездом. Используя нападение на польских интервентов внутри России как повод, король Сигизмунд II находившийся в состоянии войны со Швецией, объявил России войну и осадил Смоленск. Обитателям лагеря в Тушино было приказано соединиться с основными силами поляков. Войска самозванца начали рассыпаться. Поняв, что более он не сможет угрожать Москве, Лжедмитрий II отправился в Калугу.

Летом 1610 года соратники самозванца — касимовский хан Уруз-Мухаммед и начальник стражи «царя», крещеный татарин Петр Урусов — сговорились с целью убить Лжедмитрия II. Однако их намерения были раскрыты.

«После неудачной попытки взять Москву летом 1610 года самозванец отступил к Калуге и стал готовиться к новому походу. Но сын Ураз-Мухаммеда донес Лжедмитрию, что отец собирается прикончить самозванца. И Лжедмитрий решил опередить касимовского царя. Во время охоты за Окой он напал на ничего не подозревавшего Ураз-Мухаммеда и убил его. Тело бросил в воду. Чтобы скрыть убийство, Лжедмитрий поскакал к своей свите, крича, что хан намеревался убить его, но он — Лжедмитрий — чудом спасся», — отмечал очевидец событий германец Конрад Буссов, находившийся в то время при самозванце.

Только Урусов осмелился назвать случившееся убийством, за что был посажен в тюрьму.

После освобождения при заступничестве Мнишек он вновь стал самым доверенным лицом Лжедмитрия II и решил отомстить ему за свое унижение и убийство касимовского царя. Свой замысел Урусов привел в исполнение 21 декабря 1610 года во время конной прогулки.

Вот как описал убийство Лжедмитрия II его сподвижник поляк Иосиф Будило: «Когда однажды царь по обычаю выехал из Калуги и при нем кроме Урусова и татар не было никого, — было только несколько бояр, которые стояли у него у саней — то Урусов, прискакав к саням на коне, рассек царя саблей, а младший брат его отсек царю руку. Русских они оставили в покое; те, отскочив в сторону, просили помиловать их. Другие татары сорвали с царя одежду и бросили его нагого. Потом уже приехали в орду посланные от царицы, отыскали тело и там же похоронили».

А так рассказал об убийстве самозванца Буссов: «В это утро он поехал на санях на прогулку, взяв с собой по обыкновению шута Петра Кошелева, двух слуг и татарского князя с 20 другими татарами. Когда же Дмитрий отъехал в поле на расстояние в четверть путевой мили, открылся тайник, в котором долго была заключена злоба татар на Дмитрия. Князь Петр Урусов подъехал, как только мог ближе к саням Дмитрия, стал льстить ему и так смиренно говорить с ним, что Дмитрий не смог заподозрить ничего дурного. Князь же, очень ловко приготовившись к нападению, выстрелил в сидевшего в санях Дмитрия. Затем, выхватив саблю, снес ему голову и сказал:

«Я научу тебя, как топить в реке татарских царей и бросать в тюрьму татарских князей, ничтожный обманщик и плут.

Мы преданно тебе служили, а теперь я возложил на тебя ту самую последнюю корону, которая тебе подобает».

Через месяц у Марины Мнишек родился сын Иван Дмитриевич.

Весной 1611 года в Ивангороде объявился Лжедмитрий III, а осенью в Астрахани — Лжедмитрий IV.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *