«Готовность умереть»: как матросы Кронштадта восстали против большевиков

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Готовность умереть»: как матросы Кронштадта восстали против большевиков

Подавление Кронштадтского мятежа большевиками, 1921 год

Подавление Кронштадтского мятежа большевиками, 1921 год

РИА «Новости»

1 марта 1921 года началось восстание в Кронштадте. Тысячи моряков выступили против диктатуры большевиков под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!». После попыток запугать матросов серьезными последствиями Совнарком распорядился провести силовую операцию. Взять Кронштадт штурмом Красной армии удалось со второй попытки. Власть отомстила восставшим матросам арестами и расстрелами.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

«Готовность умереть»: как матросы Кронштадта восстали против большевиков

После эвакуации белых сил под командованием Петра Врангеля из Крыма в 1920 году и локализации очагов Гражданской войны перед большевистским руководством встала задача сокращения численности Красной армии. Одни из самых надежных ее военнослужащих – балтийские матросы – впервые за долгие месяцы получили возможность приехать на побывку к своим семьям. В Кронштадт устремились с фронта десятки тысяч опытных, смелых, закаленных в сражениях бойцов. Реалии советской власти в центральной части страны, между тем, их сильно разочаровали. Родственники рассказывали матросам об ужасах военного коммунизма.

Тяжелейшая ситуация в экономике, разрушительные последствия войны привели к недовольству рабочих и крестьян – они в целом по-прежнему поддерживали власть Советов, но выступали против диктатуры одной партии – РКП(б). Не хватало продовольствия, многие заводы и фабрики закрывались из-за нехватки топлива и сырья, рабочие оказывались на улице. В конце 1920 – начале 1921 года вооруженные крестьянские восстания охватили Западную Сибирь, Тамбовскую и Воронежскую губернии, Среднее Поволжье, Дон, Кубань, Украину, Среднюю Азию.

Неспокойно становилось и в городах, особенно в промышленных центрах.

Сокращались нормы выдачи хлеба рабочим, отменялись пайки, обострялся топливный кризис. Из-за проблем с продовольствием расцветала контрабанда, бороться с которой пытались заградительные отряды. 11 февраля 1921 года в Петрограде узнали о закрытии в срок до 1 марта 93 городских предприятий, в том числе Путиловского завода. Рабочих мест одновременно лишались около 27 тыс. человек. Аналогичные меры принимались в Москве. Все это еще сильнее накалило атмосферу.

24 февраля 1921-го в Петрограде начались забастовки и митинги рабочих с политическими и экономическими требованиями. Петроградский комитет РКП(б) расценил волнения на заводах и фабриках как мятеж и ввел в городе военного положение, арестовав рабочих активистов. События в Петрограде заинтересовали активных участников недавних революционных событий – балтийских матросов. Среди этих людей, когда-то названных Львом Троцким «красой и гордостью русской революции», оставалось все меньше сторонников большевиков, вместе с тем росла популярность левых эсеров и анархистов.

Кронштадтцы отправили своих представителей в Петроград для сбора информации о происходящем. Вернувшись на остров Котлин, матросы рассказали о бунтующих фабриках, окруженных вооруженными красноармейцами. 28 февраля состоялось экстренное собрание команд линкоров «Севастополь» и «Петропавловск», скованных льдами Финского залива. По итогам была принята резолюция с требованиями провести перевыборы Советов, упразднить комиссаров, предоставить свободу деятельности левым партиям, разрешить свободную торговлю – в сущности, кронштадтцы призвали советское правительство соблюдать права и свободы, провозглашенные в октябре 1917 года. Текст документа вынесли на обсуждение представителей всех кораблей и военных частей Балтийского флота. Матросы не призывали к свержению Совнаркома, а высказались за многопартийную систему. Власти в Москве, однако, заподозрили кронштадтцев в намерении свергнуть режим.

1 марта 1921 года на Якорной площади Кронштадта состоялся 15-тысячный митинг под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!».

Было решено поддержать рабочих Петрограда и потребовать освобождения из заключения членов социалистических партий, разрешения крестьянам свободно пользоваться своей землей и распоряжаться продуктами своего хозяйства. Успокоить митингующих попытался председатель ВЦИК Михаил Калинин: в отличие от председателя Петросовета Григория Зиновьева, он не побоялся прибыть на Котлин и выступить перед матросами. Впрочем, те не стали слушать «всероссийского старосту» и оборвали его речь улюлюканьем и выкриками.

«Мы сами знаем, что нам надо. А ты, старик, возвращайся к своей жене», — объявили Калинину.

Перед отъездом из крепости глава советского государства распорядился сосредоточить оставшиеся надежные части в наиболее важных пунктах, пообещав местным большевикам сразу по прибытии в Петроград приложить усилия для «применения репрессивных мер извне».

После митинга состоялось заседание партийного комитета Кронштадта, на котором обсуждался вопрос вооруженного подавления назревавшего восстания. Необходимых для этого надежных частей у коммунистов не нашлось. Не получилось и арестовать наиболее активных «зачинщиков».

2 марта 1921-го в Доме просвещения (бывшее Инженерное училище) в Кронштадте собрались представители, выбранные на делегатское собрание. Его открыл писарь с «Петропавловска» Степан Петриченко. Всеобщее возмущение вызвали слова председателя Кронштадтского совета о том, что коммунисты добровольно от власти не откажутся, а попытки разоружить их приведут к тому, что «будет кровь». Предупреждение поддержал комиссар Балтфлота.

В разгар собрания получили распространение слухи о подготовке коммунистов крепости к сопротивлению сторонникам принятой резолюции.

Сообщалось о 15 грузовиках с людьми, вооруженными винтовками и пулеметами. Скорее всего, матросы приняли за карательный отряд эвакуацию с Котлина Высшей партийной школы и состоявших при ней чекистов. Тем не менее, для поддержания порядка в Кронштадте было решено срочно создать Временный революционный комитет (ВРК) во главе с Петриченко.

Развитие конфликта сопровождалось большим потоком дезинформации. Уже 2 марта английская печать писала о бомбардировке Петрограда кронштадтским флотом и о боях на улицах Москвы, бегстве Владимира Ленина и Льва Троцкого в Крым. Заведомую ложь о происходящем тиражировало и советское правительство, рассмотревшее в сложившейся ситуации след белых генералов. Их якобы определяющую роль в восстании назвал «вполне доказанной» Ленин.

«Совершенно ясно, что тут работа эсеров и заграничных белогвардейцев, и вместе с тем движение это свелось к мелкобуржуазной контрреволюции, к мелкобуржуазной анархической стихии. Это уже нечто новое. Это обстоятельство, поставленное в связь со всеми кризисами, надо очень внимательно политически учесть и очень обстоятельно разобрать», — отметил председатель Совнаркома в отчете о политической деятельности ЦК РКП(б) 8 марта 1921 года.

Эта гипотеза была построена на связи восстания всего с одним бывшим генералом Русской императорской армии – Александром Козловским, который перешел на службу к красным и командовал артиллерией Кронштадта. Большевики объявили Козловского вдохновителем и «главарем мятежа», хотя в реальности его деятельность не выходила за пределы прежних функций – руководителем восстания был матрос Петриченко и его товарищи по ВРК.

«Коммунисты использовали мою фамилию, чтобы представить восстание в Кронштадте в свете белогвардейского заговора только потому, что я был единственный генерал, находившийся в крепости», — говорил Козловский впоследствии.

Для подавления восстания Реввоенсовет приказал восстановить 7-ю армию под командованием Михаила Тухачевского.

Операцию требовалось провести без отлагательств – вскоре ожидалось вскрытие льда Финского залива, что значительно осложнило бы войскам доступ к острову Котлин. 4 марта матросам был выдвинут ультиматум: Троцкий потребовал «немедленной и безоговорочной капитуляции». Первая попытка штурма Кронштадта была предпринята 7-8 марта и окончилась неудачей. 16 марта начался второй штурм, которым руководил лично Троцкий. Тухачевский приказал стрелять снарядами с «удушающими газами». К 18 марта 1921 года красноармейцам удалось взять крепость. Выступление моряков Кронштадта было полностью подавлено войсками. 8 тыс. кронштадтцев, в том числе бывший генерал Козловский и матрос Петриченко, бежали в Финляндию. Против оставшихся начались репрессии: более 2,1 тыс. человек были расстреляны, около 6,5 тыс. – приговорены к различным срокам заключения.

«В истории с Кронштадтом необходимо отметить ряд существенно новых моментов, — уточнял историк Андрей Сахаров. — Во-первых, против большевиков выступили матросы Балтийского флота и гарнизона крепости, которая всегда, даже в труднейшие для большевиков дни, оставалась их надежным бастионом. Во-вторых, поразительное единодушие в рядах восставших, упорство, озлобление и отчаяние, с которым они сражались против большевиков, их готовность умереть, ни на йоту не уступить в своих требованиях. В-третьих, участники мятежа выдвинули такие лозунги: свободные выборы, свобода всем социалистическим партиям, устранение большевистской диктатуры в Советах, свобода слова, печати, собраний, отмена всех мер военно-коммунистического характера, введение рынка и т. п.».

10 января 1994 года президент России Борис Ельцин реабилитировал участников Кронштадтского восстания.

«Готовность умереть»: как матросы Кронштадта восстали против большевиков

Подавление Кронштадтского мятежа большевиками, 1921 год

Подавление Кронштадтского мятежа большевиками, 1921 год

РИА «Новости»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *