«Грязные, суровые, противные»: Владимир Вдовиченков о ностальгии по 90-м

Эксклюзив

«Грязные, суровые, противные»: Владимир Вдовиченков о ностальгии по 90-м

Кадр из фильма «Батя» (2021)

Кадр из фильма «Батя» (2021)

«Централ Партнершип»

В комедии «Батя» Владимир Вдовиченков сыграл карикатурного отца начала 90-х. Он учит сына считать по датам на кладбищенских памятниках, моет ему рот с мылом за дурные слова и учит распознавать «право» и «лево», делая на руке «крапивку». Премьера фильма состоится 23 февраля в кинотеатрах. В интервью «Газете.Ru» Вдовиченков раскрыл сущность простого отца советской закалки, рассказал о съемках с супругой Еленой Лядовой и выразил отношение к «закону Димы Яковлева».

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

«Грязные, суровые, противные»: Владимир Вдовиченков о ностальгии по 90-м

— Батя как персонаж — кто он такой, где и с кем живет, какими принципами руководствуется в жизни?

— Батя — это собирательный образ отца, который живет в лихие 90-ые, стабильно работает на заводе и думает, что так и будет всю жизнь. Когда в одночасье заводы позакрывались, а людей посокращали, он пытается подработать, где придется. Перевозит какой-то груз, вовлекается в МММ, занимается куплей-продажей валюты на рынке. Может пару коробок «Сникерсов» или «Марсов» куда-нибудь в регионы свозить под реализацию в палатки. В общем, он так живет.

— При подготовке к роли вы использовали какие-то истории из своей жизни?

— Предложение сыграть такого батю я воспринял как уникальную возможность почувствовать себя на месте отца того времени. Мы помним наше детство со стороны ребенка, когда многое казалось непонятным, несправедливым или глупым. Когда ребята дали мне возможность посмотреть на ситуацию со стороны родителей, я воспринял эту идею с азартом и юмором. В этом малыше я попытался увидеть себя в детстве и сыграть какие-то не самые приятные ситуации для ребенка, но очень смешные для отца. В общем, немножко с элементами стеба. Но главное, что на самом деле это все окрашено жизнью, любовью к ребенку, теплотой и добротой.

— В трейлере показано много методов воспитания Батей ребенка, которые выглядят жестокими. Все ли они правильны, на ваш взгляд? Смогли бы вы использовать их для воспитания собственных детей?

— Я все-таки не батя из этого кино. Мне кажется, я более открыт и толерантен к детям. Я никогда не обижу ребенка, никогда грубого слова не скажу. Я очень люблю детей и считаю себя позитивным человеком в отличие от дядьки, которого я играл. У него главный девиз — «Жизнь — сложная штука, и меня сюда никто, в общем, не приглашал». Наверное, это совсем не я. Но таких людей я видел.

На батю нельзя обижаться за то, что он иногда бывает странным придурком, потому что он сам по себе такой. Он, по большому счету, внутри еще ребенок. Но есть другие ситуации, когда ребенок приболел — и отец не спит сутками, помогает, переживает, успокаивает. Рядом сидит. Столько в жизни ситуаций было и у меня, и, наверняка, у вас, когда теплее и ближе родителей никого нет.

«Грязные, суровые, противные»: Владимир Вдовиченков о ностальгии по 90-м

Кадр из фильма «Батя» (2021)

Кадр из фильма «Батя» (2021)

«Централ Партнершип»

— Для стендап-комика Стаса Старовойтова роль повзрослевшего сына вашего персонажа стала дебютной. Как вы оцените его первый актерский опыт в полнометражном фильме?

— Ну, во-первых, он не совсем парень с улицы, а человек со сцены, который умеет контактировать и на съемочной площадке, и со зрителем. Во-вторых, я не заметил, что это был дебют — Стас очень убедительно и хорошо играет.

— Также известно, что фильм изначально планировался как шортком с эпизодами по паре минут. Не знаете ли вы, почему создатели комедии решили перенести ее в полный метр?

— Сейчас многие так поступают — нельзя сразу сказать, что это наверняка будет только фильм. Потом из отснятого материала делают сериал, видеонарезку для интернета и прочее. Я вот сейчас закончил сниматься в фильме у Алексея Сидорова «Чемпион мира» про Анатолия Карпова — мы тоже снимали полный метр и сразу же готовили материалы для сериала. И потом будут какие-то интернет-версии. Поэтому мне кажется, что это нормальный опыт.

— Фильм «Батя» посвящен взаимоотношениям родителей и детей. Девять лет назад был принят «Закон Димы Яковлева», который запрещает усыновление детей гражданами США. А как известно, в России непростая статистика по детским домам. Как вы относитесь к этому закону?

— Я считаю бесчеловечным закон, который запрещает ребенку из детского дома уехать в другую страну к людям, которые, к сожалению, не могут иметь детей, но очень хотят сделать ребенка счастливым. На самом деле, при должном контроле и каких-то юридических инстанциях это должно быть возможно. Это бессовестная и просто какая-то популистская болтовня: «Ах, вы так, а мы вам за это детей наших не дадим. Пускай они у нас лучше потом пропадут здесь, сопьются, скурятся, сколются, останутся без ничего». Ну разве это не глупость? Поэтому, конечно, я вообще против всех этих законов, которые вдруг появляются в отместку кому-то за что-то. Это всегда неправомерно, не имеет под собой никакого человеческого обоснования. Это политика, ничего с этим не сделаешь. О людях никто в этот момент не думает, поверьте.

«Грязные, суровые, противные»: Владимир Вдовиченков о ностальгии по 90-м

Кадр из фильма «Батя» (2021)

Кадр из фильма «Батя» (2021)

«Централ Партнершип»

— В фильме с вами сыграла ваша жена Елена Лядова. Насколько сложно абстрагироваться от личных взаимоотношений и воспринимать супругу исключительно как коллегу?

— Сниматься с женой сложно, потому что, во-первых, она у меня очень требовательная. Она очень хорошая актриса с полным погружением в работу. Во-вторых, есть момент какого-то актерского эгоизма. Когда ты на площадке, ты занимаешься только собой. А у тебя, допустим, сцена, где нужно скандалить, ругаться, кричать на жену, обижать ее. И ты волей-неволей вынужден это делать с близким человеком. Хоть мы и понимаем, что это всего лишь игра, мы все равно по-настоящему включаемся в процесс. И не хочется потом ассоциировать экранный скандал с женой. В этом и есть определенная сложность.

— В прошлом году в интервью Светлане Бондарчук вы с Еленой говорили, что больше не будете сниматься вместе. Это было уже после съемок в этом фильме?

— Да, это было после «Бати». Мы действительно не то, чтобы не хотим… Знаете, есть какая-то определенная ценность в том, чтобы видеть и разменивать супругов в одном фильме. Пары снимаются нечасто и идут на это ради какой-то хорошей роли в интересном проекте. Если будет какой-то действительно важный проект, в котором, по мнению режиссера, сможем сыграть только Елена и я, конечно же, мы не откажемся.

— В последнее время в массовой российской культуре наблюдается ностальгия по 90-м годам. Почему это кажется душевным и вызывает некую ностальгию и тоску даже у людей, которые тогда еще не родились? Неужели это было такое хорошее время?£

— Мы всегда с теплом относимся к нашему детству, юности, молодости. Оглядываясь назад, кажется, что и деревья были выше, и трава зеленее, и свободы было больше. Своя молодость, первые впечатления, влюбленность — вот что мы любим, а не 90-е. Сами 90-е были грязные, суровые, неприятные, противные, безыдейные, безвластные. Никакие. И не дай бог, что они наступят еще раз. Недавно читал журнал Esquire, и там было озвучено хорошее мнение, о том, что 90-е годы были каким-то изломом, стартом чего-то нового.

«Грязные, суровые, противные»: Владимир Вдовиченков о ностальгии по 90-м

Кадр из фильма «Батя» (2021)

Кадр из фильма «Батя» (2021)

«Централ Партнершип»

С приходом 2000-х, 2010-х наступила эпоха просто тупо денег. В 2000-е годы деньги полились какой-то рекой, нефть стала дорожать, сразу появились олигархи, богачи, и люди были заняты только зарабатыванием денег. А когда сейчас вдруг эта волна спала, и вроде уже и деньги радости не приносят, а ничего другого не осталось. И сейчас какое-то такое полубезвременье, что ли. Мы опять хотим чего-то нового — бунта, старта, как в 90-ые. Чтобы жизнь кардинально изменилась на 180 градусов.

— Как вы думаете, произойдет ли в ближайшем будущем этот новый старт?

— Я думаю, что конечно. Наша жизнь развивается волнообразно, и не я это придумал. Есть волна роста, есть какого-то спада. Мне кажется, что как только после пандемии прояснится какое-то четкое направление, будут еще больше развиваться технологии, начнется новый расцвет музыкальной культуры и, может быть, кинематографической.

— Фильм «Батя» — это отчасти взгляд в прошлое. Вам в этом году исполняется 50 лет. Довольны ли вы тем, как складываются ваша жизнь и карьера?

— Нет, конечно, недоволен, — что глупо проморгал какие-то годы, не оказался, наверное, в нужное время в нужном месте. Конечно, хотелось бы большего. А с другой стороны, если по факту разложить, я самый счастливый человек на свете. Все у меня есть — и работа, и прекрасная семья, и цели, и здоровье, и силы. Я даже боюсь подводить итоги. Вы спрашиваете, а у меня аж мурашки по коже. Думаю: никаких итогов, никаких рубежей, все это фигня. Надо не оглядываться.

«Грязные, суровые, противные»: Владимир Вдовиченков о ностальгии по 90-м

Кадр из фильма «Батя» (2021)

Кадр из фильма «Батя» (2021)

«Централ Партнершип»

— Какие у вас ближайшие карьерные планы?

— Вот начал сниматься в небольшой, но интересной и важной роли в фильме «Декабрь» Клима Шипенко. Мне интересно опять поработать с Климом после «Салюта-7». Он очень хороший режиссер и прекрасный человек. Сейчас закончились съемки «Чемпиона мира», начинается период озвучания. Выйдет, наверное, в этом году. Надеюсь на какую-нибудь театральную премьеру, потому что нашему прекрасному и любимому Вахтанговскому театру в этом году исполняется 100 лет. У руководства уже есть планы поставить спектакль «Война и мир». Худрук у нас пока в Литве в связи с пандемией. Скоро вернется, и будем работать. Я думаю, что будет насыщенный театральный сезон. Ну и так каких-то предложений много. Рассматриваю, читаю.

— Недавно не стало вашего коллеги по театру Василия Ланового. Расскажите, пожалуйста, о вашем опыте взаимодействия с этим великим актером.

— Вы знаете, довольно-таки интересная история. Я проработал в театре Вахтангова 18 лет, но ни разу не играл с Василием Семеновичем Лановым. Скажу больше — я даже ни разу не сидел с ним в одной компании. Я совершенно его не знаю. Но очень важное «но»: я этому даже рад, признаюсь честно. Потому что после просмотра фильмов «Офицеры» и «Алые паруса» для меня в детстве открылся какой-то новый удивительный мир. Ушла эпоха. Ушел, наверное, последний из могикан нашего Вахтанговского театра. Не стало Ульянова, Яковлева, Этуша, не стало Ланового. Остались у нас только барышни прекрасные.

«Грязные, суровые, противные»: Владимир Вдовиченков о ностальгии по 90-м

Кадр из фильма «Батя» (2021)

Кадр из фильма «Батя» (2021)

«Централ Партнершип»

— Безусловно, поколение Ланового — это великое поколение актеров. А если говорить даже не о вашем поколении, которое уже все доказало, а поколении, например, Ивана Янковского…

— Я работал и с Ваней Янковским, и с Сашей Петровым, и с молодыми начинающими актрисами. Они прекрасны и будут еще на две головы круче нас и наших дедов. Они обучены, они мобильны, они знают себе цену, они уже личности, которые могут что-то сказать. И это круто. Даже я с восхищением смотрю на них и думаю: «Вот, блин, какие молодцы. Вот это да! Не пропадет наше кино».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *