Упразднили с потерями: Минкавказа не вернуло 3 млрд рублей

/>

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Упразднили с потерями: Минкавказа не вернуло 3 млрд рублей

Артем Коротаев/ТАСС

Упраздненное Министерство по делам Северного Кавказа унесло с собой 3 млрд рублей. При этом ряд социально-экономических объектов так и не был достроен, деньги в бюджет не вернулись, заявила Счетная палата. Самые большие долги остались за республиками Южная Осетия и Абхазия. Невозврат средств — это следствие коррупции и низкого качества госуправления, отмечают эксперты.

Упразднили с потерями: Минкавказа не вернуло 3 млрд рублей

Задолженность Министерства по делам Северного Кавказа ко времени его ликвидации составила 3 млрд рублей. Об этом во вторник, 3 ноября, сообщила Счетная палата РФ.

Минкавказа было упразднено указом президента 21 января этого года — его функции передали Минэкономразвития. Процедуры, связанные с ликвидацией министерства, проверили аудиторы Счетной палаты и выявили массу нарушений «при формировании ликвидационной бюджетной сметы».

На ликвидацию министерства государству пришлось выделить 308 млн рублей. Кассовое исполнение сметы прошло в оперативном режиме и составило 74,2%.

Основная сумма кассовых расходов пришлась на фонд оплаты труда (141 млн руб.). Из них 49 млн потратили на компенсации членам ликвидационной комиссии в размере четырех месячных окладов каждому.

Кроме того, отсутствовал «обоснованный расчет плановых сметных показателей на общую сумму 167,6 млн рублей». В результате в смете были предусмотрены средства на закупки, на мероприятия по информатизации, которые не соответствуют плану-графику закупок и ранее не были запланированы, говорится в отчете СП.

Необоснованно списали имущество

Проверка также выявила нарушения при списании имущества, принадлежащего Минэкономразвития, но которое находилось в распоряжении Минкавказа.

«В частности, установлено, что основные средства были списаны без оправдательных документов и согласования собственника. В результате есть риск утраты 487 единиц движимого имущества на общую сумму 3 млн рублей», — отмечено аудиторами Счетной палаты.

«В настоящее время имущество фактически является «бесхозным». Счетная палата неоднократно информировала Минэкономразвития о сложившейся ситуации», — подчеркнула аудитор СП Светлана Орлова.

Председатель ликвидационной комиссии Минкавказа Олег Хацаев, присутствовавший на коллегии Счетной Палаты, согласился с выводами аудиторов.

Но несколько сотен миллионов рублей, потраченных на ликвидацию, это копейки по сравнению с теми расходами, которые были произведены Минкавказом на объектах, которые так и не были достроены или реконструированы.

По подсчетам СП, выполнение госпрограммы по развитию Северо-кавказского федерального округа составило всего 7,2% от запланированных и утвержденных правительством заданий. На момент ликвидации чиновники министерства распоряжались 24,7 млрд рублей, предназначенными для развития Северного Кавказа.

По ряду мероприятий не заключены соглашения с регионами о предоставлении межбюджетных трансфертов на 2020 год. Также отмечаются крайне низкие темпы выполнения строительных работ на объектах в 2020 году.

«Естественно, все это создает риски несвоевременной сдачи объектов в эксплуатацию и образования неиспользованных средств федерального бюджета на конец финансового года», — отметила аудитор Орлова.

Работа за границей

Зато чиновники Минкавказа активно включились в реализацию госпрограммы «Внешнеполитическая деятельность». На нее было израсходовано 1,8 млрд рублей.

Порядка 80% имеющейся задолженности министерства составляют долги Южной Осетии и Абхазии. Эти долги «подлежат списанию» при предоставлении отчетности о выполненных работах.

Самая яркая часть расследования аудиторов касается федерального государственного учреждения «Южная дирекция реализации программ и проектов». В 2014 году ФГУ «Южная дирекция» перешла в подчинение Минкавказа от другого упраздненного министерства — Минрегиона. Задолженность «Южной дирекции», по данным СП, составила 590 млн рублей. Поставщики и исполнители работ, взявшие у ФГУ господряд, своевременно не рассчитались с ним.

Впрочем, кое-какие долги вернуть удалось.

В январе-июле 2020 года задолженность была уменьшена на 0,8% в основном за счет возврата в бюджет остатков субсидий, субвенций и иных межбюджетных трансфертов, выданных ранее Республике Дагестан.

А также командировочных средств по нереализованным мероприятиям.

Строительные скрепы: взятки и откаты

К 2020 году некоторые компании, участвующие в реализации госпроектов, сами стали банкротами. С них, скорее всего, уже взять ничего не получится.

«Неудовлетворительное финансовое состояние хозяйствующих субъектов-банкротов, а также длительность проведения процедур банкротства создают риск, что имеющаяся задолженность не будет взыскана в полном объеме и возникнет задолженность, безнадежная к взысканию», — считают в СП.

Как вела хозяйственную деятельность ФГУ «Южная дирекция», свидетельствуют материалы суда (уголовное дело было составлено также по итогам проверки Счетной палаты). В 2017 году суд приговорил трех сотрудников этого ФГУ на срок от полутора до девяти лет лишения свободы. За взяточничество и растрату госсредств при проведении восстановительных работ в Южной Осетии. Один из фигурантов получил взятку в 45 млн рублей (при смете работ в 882 млн рублей) от потенциального подрядчика за допуск к масштабным госпроектам.

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», указывают на несовершенство механизма частно-государственного партнерства. Ведущий аналитик инвесткомпании «Арикапитал» Сергей Суверов считает, что государственные деньги тратятся неэффективно, потому что за ними нет полноценного общественного контроля.

«И, конечно, низкое качество госуправления, особенно на региональном уровне. Достаточно вспомнить, как велось строительство олимпийских объектов в Сочи. Даже при жестком контроле за стройками на самом верху спортивные сооружения сдавались с большими задержками и по завышенным сметам», — заключает эксперт.

Член экспертного совета по эффективности управления и производительности труда при комитете Госдумы РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Николай Калмыков согласен с тем, что одна из проблем — отсутствие прозрачной системы распределения госзаказов.

Кроме того, необходимо «поднять статус экспертизы при оценке госпрограмм». «Иными словами, экспертное заключение необходимо рассматривать не просто как умный совет, а как материалы, по которым органы государственной власти должны реагировать и официально пояснять те моменты, которые вызывают вопросы у экспертов. Лучше потратить 100-500 тыс. руб. на внешнего независимого эксперта, чем потом потерять сотни миллионов», — говорит Калмыков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *