Сжать серый рынок: зачем весь мир использует маркировку

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Сжать серый рынок: зачем весь мир использует маркировку

Полиция Лос-Анджелеса/AP

Контрафакт, подделки и контрабанда – глобальная проблема, от которой пока не избавлена ни одна страна мира. Некачественные товары неизвестного происхождения наносят не только экономический ущерб государству и участникам рынка, но и несут существенную угрозу для жизни и здоровья граждан, особенно если речь идет о поддельных лекарствах или продуктах питания. Сложная проблема требует комплексных решений, одним из которых является маркировка – и государства, и бизнес по всему миру рассчитывают, что она позволит сократить объем нелегального оборота до минимума.

Сжать серый рынок: зачем весь мир использует маркировку

Поддельный мир

Согласно докладу Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), опубликованному в 2019 году, оборот контрафактной продукции в мире достигает $500 млрд долларов, что составляет около 3,3% мирового импорта. В Европейском союзе такой показатель достиг $134 млрд, что составляет около 6% импорта. Для сравнения, по данным предыдущего доклада ОЭСР, опубликованного в 2016 году, доля контрафактной продукции в мире составляла $461 млрд, или 2,5% мирового импорта, а в Европейском союзе —$116 млрд, или 5% импорта.

Еще одной организацией, представляющей интерес в вопросах количественной оценки масштабов рынка контрафактной продукции, является Всемирная таможенная организация. В конце 2018 года организация представила отчет о незаконной торговле за 2017 год, включающий раздел, посвященный правам интеллектуальной собственности, охране здоровья и безопасности. В отчете говорится об увеличении количества выявленных контрафактных товаров на исследуемых рынках на 22,7% по сравнению с 2016 годом. Так, в 2017 году было изъято более 368 млн единиц контрафактной продукции.

Всемирная организация здравоохранения еще 5 лет назад назвала производство и продажу фальсифицированной медицинской продукции одной из серьезнейших проблем, стоящих перед глобальным сообществом.

«Этот вопрос затрагивает все страны во всех регионах мира от Северной Америки и Европы до Африки к югу от Сахары, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. То, что раньше считалось проблемой развивающихся стран и стран с низким уровнем дохода, сегодня касается всех. В условиях экспоненциального расширения доступа к сети Интернет лица, занимающиеся изготовлением, распространением и продажей некондиционной и фальсифицированной медицинской продукции, получили доступ к глобальному рынку, включая как отдельных потребителей, так и бизнес-сообщества», — отмечает ВОЗ.

Ситуация с подделкой именно медицинской продукции только обострилась с началом пандемии коронавируса.

Согласно апрельскому отчету Европола, распространение COVID-19 дало преступникам идеальную возможность для сбыта их товаров, так как люди в состоянии паники, страха и тоски проявляют куда большую склонность к скупке сомнительной продукции и лекарств.

Фальсификаторы преимущественно сосредоточились на распространении товаров, предназначенных для борьбы с болезнью: медицинском оборудовании (масках, перчатках, тестах на вирус), санитайзерах, лекарственных средствах (антивирусных препаратах, средствах от артрита и малярии, и так далее), кроме того, некоторые злоумышленники нарастили продажи некачественной еды.

Орудие борьбы

Масштабные операции, периодически проводимые правоохранительными органами, во время которых арестовываются сотни тысяч единиц нелегальной продукции — важный способ борьбы с преступниками, однако подобные точечные удары не способны исправить ситуацию в целом: пока полиция опечатывает один склад с подделками, рядом открывается другой.

Всерьез нарушить или уничтожить преступные цепочки торговли разнообразной продукцией сомнительного качества можно единственным способом – максимально усложнить ее попадание в руки потребителей, а также отслеживать весь легальный товар. И одним из наиболее эффективных методов, позволяющих это сделать, является маркировка. Системы маркировки могут быть разными: частными или государственными, разделяющими товары по разным признакам (например, на органическую и неорганическую продукцию), с использованием передовых технологий для прослеживаемости товарных потоков или без этой составляющей.

Профессор базовой кафедры торговой политики РЭУ им. Г. В. Плеханова Ибрагим Рамазанов уверен в значении маркировки как эффективного инструмента прослеживаемости и обеспечения защиты потребителей от контрафактной продукции, повышения конкурентоспособности добросовестных производителей, усиления регулирования рынка государством и повышения собираемости налогов.

Для России подобная система важна также по причине обеспечения прослеживаемости продукции, находящейся под санкциями.

Противники внедрения маркировки в качестве основных аргументов указывают негативное влияние на деятельность малых предприятий по причине повышения налогового бремени из-за ограничений в использовании специальных налоговых режимов, а также подорожание себестоимости маркируемых товаров. Однако, по мнению Рамазанова, при сбалансированном подходе к проблеме маркировки и прослеживаемости продукции целесообразность ее внедрения существенно перевесит возможные минусы.

«Об этом свидетельствует и мировой опыт применения маркировки для прослеживаемости отдельных видов товаров, перечень которых постоянно будет расширяться. В частности, об этом свидетельствует Евро-директива о прослеживаемости и маркировке лекарственных средств, Директива Евросоюза о табачной продукции (TPD), согласно которой вводится система прослеживания и маркировки табачной продукции с 2019 года», — рассказывает Рамазанов.

Аналогичные программы реализуются относительно различных товаров в США (в частности, маркировка лекарственных средств с 2023 г.), Сингапуре (обязательная маркировка лекарственных средств RFID-метками), Турции (обязательной маркировке подлежат табачные изделия, алкоголь, лекарственные средства), Канаде и др. В Китае внедрение подобной системы носит рекомендательный характер из-за отсутствия поддержки со стороны производителей.

При этом эксперт признает, что говорить об экономической эффективности системы маркировки и прослеживаемости еще рано — все страны находятся в основном на начальной стадии реализации этой системы, и делать какие-то выводы можно будет не раньше, чем через 5 лет.

Российский путь

В России система маркировки и прослеживаемости товаров представлена государственной информационной системой «Честный знак». Концепция – создание в системе цифрового двойника каждого экземпляра продукции и прослеживание информации о нем в системе с возможностью проверки состояния в любой момент времени. Маркироваться будет молочная продукция, одежда (шубы уже «оцифрованы»), обувь, парфюмерная продукция, табачные изделия, лекарства, фотоаппараты, автопокрышки. В рамках эксперимента к этим товарам добавили велосипеды, бутилированную воду. Маркировка представляет собой нанесение специального Data Matrix кода на упаковку и внесение этой единицы товара в базу данных. Цифровой код должен гарантировать подлинность и качество товара.

Начинания в этой области поддерживают и страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС). В ноябре 2019 года совет ЕЭК рассмотрел и одобрил предложения РФ о введении обязательной маркировки средствами идентификации в отношении духов и туалетной воды, шин и пневматических резиновых новых покрышек, фотокамер (кроме кинокамер), фотовспышек и ламп-вспышек, отдельных позиций продукции легкой промышленности. Решение вступает в силу по истечении 30 календарных дней с даты его официального опубликования. Страны сами определят срок введения маркировки на своей территории.

«Ключевой целью системы маркировки объявлено обеспечение прослеживаемости для каждой единицы продукции. Популярность этого вопроса может быть объяснена важностью обеспечения безопасности продукции и защиты интересов потребителей. Насколько нам известно, система в других странах применяется в некоторых категориях потребительских товаров, но маркировка молочных продуктов является первым опытом такого рода для Valio. Компания не сталкивалась с этой задачей на других рынках», — рассказали «Газете.Ru» в пресс-службе ООО «Валио».

Системы маркировки лекарственных препаратов, внедренные несколько лет назад в странах ЕС, уже доказали свою эффективность, полагает генеральный директор завода «Сервье РУС» (фармацевтическая компания «Сервье») Кристоф Влодарчик. По его мнению, в России же создается более сложная, продуманная и действительно уникальная система не только маркировки, но и прослеживаемости, которая имеет ряд преимуществ.

«Во-первых, код маркировки в России защищен от подделки технологией криптозащиты. Во-вторых, российская система построена на детальной системе отчетности в государственную систему мониторинга движения лекарственных препаратов, фиксирующей каждый этап производства и товародвижения, что не дает возможности подделкам появиться на каком-либо из этапов обращения», — рассказал «Газете.Ru» генеральный директор завода «Сервье РУС» (фармацевтическая компания «Сервье») Кристоф Влодарчик.

По его словам, элементы недобросовестной конкуренции могут появляться в той или иной степени в каждой отрасли промышленности, но в фармацевтике даже единичные случаи фальсификата несут прямую угрозу жизни и здоровью пациентов. Поэтому на фармацевтическом рынке эффективная система борьбы с фальсификатом и контрафактом особенно важна и безусловно поддерживается отраслью. Именно поэтому «Сервье» стала одной из первых фармацевтических компаний-производителей, поддержавших эту государственную инициативу в России в рамках пилотного проекта еще в 2017 году.

«При внедрении системы на национальном уровне могут возникать сложности, связанные, например, с различным видением и интересами участников рынка, однако в итоге именно организация маркировки на государственном уровне позволяет выстроить целостную и слаженно работающую систему, что выгодно всем добросовестным игрокам рынка. При этом создание и поддержание работы таких систем, несомненно, требует больших инвестиций и внимания как со стороны государства, так и со стороны участников рынка», — уверен Влодарчик.

Эффективный баланс

Директор по связям с ЕАЭС и защите торговых марок аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России Александр Мироненко говорит, что в качестве близкого примера можно привести систему прослеживаемости товаров, которая с мая прошлого года внедряется в Евросоюзе. Европейский Союз предпринял решительные действия против незаконной торговли, выпустив в 2014 году Директиву о табачных изделиях (Tobacco Products Directive), которая включает в себя положения о прослеживаемости. Эта директива предусматривает создание первой в мире региональной системы прослеживаемости, которая основана на открытых стандартах.

«Мы приветствуем этот шаг и считаем, что это эффективная мера для борьбы с нелегальной торговлей табачной продукцией в ЕС: впервые во всех государствах-членах Евросоюза внедряется многоуровневая система прослеживаемости, основанная на цифровых технологиях. Директива предусматривает, что каждая пачка табачных изделий, произведенная или поступившая на рынок ЕС, должна быть промаркирована соответствующим образом, а информация, связанная с производством и перемещением табачных изделий, затем передается и хранится в независимых хранилищах данных, при этом правоохранительные органы имеют полный доступ к этим данным. Сходство российского подхода состоит в фокусе на передовые цифровые технологии – объективно это совершенно правильный и перспективный подход», — уверен Мироненко.

По его словам, первостепенное значение для решения многогранной и очень сложной проблемы нелегальной торговли табачной продукцией имеет сотрудничество между различными сторонами: правительствами, международными организациями, частным бизнесом, гражданским обществом. Это позволяет объединять ресурсы, знания и опыт и добиваться максимальной эффективности.

Оптимальный вариант – сочетание преимуществ государственной поддержки и частного бизнеса, отмечает Мироненко. Со стороны государства эти преимущества заключаются в широте охвата в масштабе всей страны, системном подходе в части регулирования и внесения соответствующих изменений в действующее законодательство, широких возможностях контроля.

При этом крайне важна обратная связь от участников отрасли. Предложения со стороны тех компаний, которые сами несут убытки от нелегальной торговли, имеют большую ценность в процессе выработки решений. Таким образом, у регулятора появится практическое понимание того, как именно эти меры будут работать после их внедрения, что позволит предотвратить нежелательные последствия и иметь альтернативные решения тех или иных проблем.

«Преимущества частного бизнеса – главным образом, в обеспечении эффективности на стадии разработки самой системы и технической реализации проекта, скорости внедрения. Именно такой формат государственно-частного партнерства и реализуется Центром развития перспективных технологий (ЦРПТ). Мы видим позитивный момент в том, что в наших условиях государство сохранило диалог с бизнесом: такой подход позволил создать систему, которая, с одной стороны, решает поставленные задачи, и, с другой, позволяет бизнесу избегать неоправданных расходов», — уверен Александр Мироненко.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *