По следам «Югры»: юристы поддержали Россельхозбанк в споре с АСВ

Прослушать новость

Остановить прослушивание

По следам «Югры»: юристы поддержали Россельхозбанк в споре с АСВ

Depositphotos

В Арбитражном суде Москвы 28 октября состоится рассмотрение нескольких ходатайств Россельхозбанка об отмене обеспечительных мер, принятых по заявлениям Агентства по страхованию вкладов (АСВ) в качестве конкурсного управляющего банка «Югра». Представители госбанка полагают, что в результате указанных мер задолго до рассмотрения заявлений о взыскании убытков фактически блокируется деятельность заемщиков РСХБ. Юристы, опрошенные «Газетой.Ru», разделяют эту точку зрения.

По следам «Югры»: юристы поддержали Россельхозбанк в споре с АСВ

Рассмотрение дела в столичном арбитраже, связанное с банком «Югра», началось еще в августе 2017 года. За это время, согласно данным из судебной картотеки, оно обросло десятками участников, отклоненных и удовлетворенных жалоб, ходатайств и заявлений. В ходатайстве Россельхозбанка (РСХБ), которое будет рассматриваться 28 октября, речь идет об отмене обеспечительных мер, принятых по заявлениям АСВ о взыскании убытков, причиненных «Югре» действиями бенефициара Алексея Хотина и менеджмента банка, а также организациями, которые агентство считает выгодоприобретателями от действий ранее контролировавших «Югру» лиц.

Лицензия «Югры» была отозвана в 2017 году, а процедура банкротства финансовой организации длится с 2018 года – и до ее завершения еще очень далеко. АСВ продлило прием заявлений о выплате компенсаций по вкладам до 24 января 2021 года, а в начале октября в Арбитражный суд Москвы агентство подало заявление о взыскании с бывших владельцев и менеджеров «Югры» еще $146 млн. Ранее АСВ уже неоднократно сообщало об исках к бывшим контролирующим лицам «Югры».

Практически весь кредитный портфель банка (98% кредитов в общей сложности примерно на 240 млрд рублей) представлял собой ссуды компаниям в сфере недвижимости и нефтедобычи, связанным с Алексеем Хотиным, заявляла представитель АСВ Юлия Медведева.

По ее словам, бизнес приобретался за счет денег, полученных в разных банках, и там закладывался в обеспечение долга, затем кредиты гасились деньгами вкладчиков, выведенными из «Югры». В результате сложилась ситуация, поясняла Медведева, при которой у банка не оказалось прав собственности на большую часть проектов, связанных с Хотиным.

Самого экс-бенефициара «Югры» Мосгорсуд 13 октября отпустил из-под домашнего ареста, заменив меру пресечения на запрет определенных действий до 15 января 2021 года.

Также меру пресечения суд изменил другим фигурантам уголовного дела — бывшему президенту «Югры» Алексею Нефедову и бывшему председателю правления банка Дмитрию Шиляеву.

В ходатайстве Россельхозбанка говорится как раз об организациях, которые АСВ рассматривает в качестве выгодоприобретателей от действий ранее контролировавших «Югру» лиц. Согласно документу, агентство обратилось в столичный арбитраж с заявлением о взыскании убытков, причиненных «Югре» контролирующими лицами должника, в том числе НК «Дулисьма» в размере более 21,5 млрд рублей.

Убытки, по мнению АСВ, были причинены выдачей в 2013-2016 годах 12 кредитов и неисполнением обязательств по ним. В июле 2020 года суд по ходатайству АСВ запретил нефтяной компании распоряжаться деньгами и иным имуществом на указанную сумму до вступления в законную силу судебного акта по результатам рассмотрения заявления конкурсного управляющего «Югры» о взыскании убытков. Россельхозбанк является крупнейшим кредитором НК «Дулисьма» — по состоянию на 1 августа банк предоставил заемщику более 80 млрд рублей, говорится в ходатайстве финансовой организации.

«Невозможность для ответчика погашать текущие требования, необходимые для продолжения осуществления хозяйственной деятельности, с большой долей вероятности причинит ответчику значительные убытки, чреватые банкротством компании, в чем АСВ не может быть заинтересовано, действуй оно добросовестно (ст. 10 ГК РФ), в том числе в связи с тем, что требования АСВ будут уступать в приоритете по отношению ко многим другим требованиям (требования по заработной плате, по уплате обязательных платежей, залоговые требования)», — отмечают представители Россельхозбанка в документе, направленном в суд.

В аналогичной ситуации оказались и другие крупные государственные банки — Газпромбанк, ВТБ и ТРАСТ, выступающие кредиторами организаций, чьи активы и операционная деятельность заморожены в рамках дела о банкротстве «Югры». Финансовые организации вынуждены наращивать резервы по «плохим кредитам», ставшим таковыми в результате реализации обеспечительных мер по требованию АСВ, и это не может не вызывать беспокойство.

Юристы, опрошенные «Газетой.Ru», считают позицию АСВ по данному вопросу не вполне справедливой, и склонны согласиться с доводами Россельхозбанка.

«Действия АСВ, конечно, логичны, ведь Агентство предпринимает все возможные действия с целью наполнения конкурсной массы. Вместе с тем, при принятии обеспечительных мер необходимо соблюдать баланс интересов участников гражданских правоотношений. В особенности это важно в ситуации, когда запреты и ограничения касаются третьих лиц. Недопустимы ограничения, фактически блокирующие хозяйственную деятельность. Принятие подобных мер – это явный перекос, дисбаланс в пользу одного из кредиторов, который, в итоге, может навредить другим кредиторам. В такой ситуации отмена или замена мер – обоснованный шаг, с ним трудно не согласиться», — говорит партнер BGP Litigation Александр Ванеев.

Управляющий партнер Saveliev, Batanov & Partners Сергей Савельев также считает, что в сложившейся ситуации правота на стороне Россельхозбанка.

«Если я правильно понимаю, компании, в отношении которых наложены обеспечительные меры, заморозка их активов и счетов приведет к вынужденным неплатежам: они не смогут работать и исполнять свои обязательства, и именно эти меры приведут к возникновению у них финансовых затруднений, банкротству и прочее. И это совершенно неправильно. Конечно, у АСВ есть право требовать принятия таких мер, но эти меры необоснованны. Здесь должен быть баланс интересов, а в данном случае он сильно нарушается не в пользу этих компаний. Эти меры могут стать причиной банкротства компаний и их технической неспособности исполнить обязательства перед основными кредиторами. Первоочередная проблема – это блокировка счетов, то есть этим компаниям блокируют работу. Это недопустимо, поэтому я надеюсь, что суд отменит свои же меры», — отметил он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *