«Переговорный элемент»: как найденный Турцией газ повлияет на рынок

«Переговорный элемент»: как найденный Турцией газ повлияет на рынок

Strait Talk/YouTube

Турция обнаружила газовые месторождения в Черном море. Громкое объявление подкрепляет растущие амбиции страны как нового газового хаба и может помочь оказывать дополнительное давление на поставщиков, считают эксперты. «Газета.Ru» разбиралась, как найденные месторождения повлияют на газовый рынок и поставки из России.

«Переговорный элемент»: как найденный Турцией газ повлияет на рынок

Турция обнаружила в Черном море месторождения природного газа, рассказали два осведомленных источника агентству Bloomberg. Более подробной информации о них и их размере пока нет. О том, что турецкое буровое судно «Фатих» могло обнаружить до двух месторождений, также пишет «РИА Новости» со ссылкой на местный телеканал Habertürk.

Официального подтверждения информации со стороны Анкары пока нет, но президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пообещал объявить в пятницу «хорошие новости», которые откроют новую эру для страны. Он также заявил о намерениях продолжить поиск энергоресурсов в водах Средиземного моря, что вызвало разногласия с Европейским союзом.

Кто ищет – тот найдет

Опрошенные «Газетой.Ru» аналитики подчеркивают, что информации о найденном в Черном море месторождении пока нет. Пока неясно, насколько оно велико и будет ли его разработка экономически выгодной, отмечает аналитик международного ценового агентства Argus Элени Каризи. Например, решений по разработке обнаруженного в 2012 году в Черном море недалеко от побережья Румынии месторождения «Нептун» с потенциальными запасами в 42–84 млрд кубометров по прежнему не ожидается, напоминает она. Румынская OMV Petrom решила не принимать окончательного инвестиционного решения (FID) в этом году, а другой акционер — ExxonMobil -— стремится продать свою долю. Другие страны, граничащие с Черным морем, не добились больших успехов в собственных глубоководных исследованиях, включая Украину и Болгарию, отмечает Каризи.

«Это все так выглядит пока подозрительно, потому что Турция очень хотела сделать это открытие — и вот сделала, — заметил директор Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов. — В свое время Туркмения очень любила совершать такие открытия, был такой период, когда очень нужно было показать рост запасов и там каждый день открывали по каком-то огромному месторождению», — напомнил он. При этом, как показывает опыт Израиля с газовым месторождением «Левиафан», от первых открытий до поставок на рынок пройдет не меньше 10 лет, подчеркнул эксперт. Он развивается, акционеры меняются, появляются новые участники, но серьезных изменений нет.

«Пока, особенно в условиях нынешних цен сказать, что кто-то будет серьезно вкладываться в новые проекты — вещь спорная», — также заметил Симонов,

Аргумент в игре

Турция пытается показать себя как крупную силу, серьезного игрока на шельфе Черного и Средиземного морей с потенциалом геологоразведки и шельфовых работ, который можно использовать и в разборках вокруг кипрских месторождений, считает Симонов.

«Как показывает опыт Израиля, пройдет не один год, чтобы всерьез говорить, что этот газ попадет на рынок, — говорит он. — Сегодня это скорее часть геополитической игры, не более того».

В то, что найденное месторождение не грозит рынку существенным переделом, по крайней мере в ближайшей перспективе, верят и другие опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.

Турция всегда отличалась амбициями в части реализации нефтегазовых проектов, говорит доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС Тамара Сафонова. Тем не менее, с учётом существующего профицита ресурсов нефти и газа в мире, потери потенциала ряда месторождений из-за необходимости сокращения добычи или консервации, результатов экономической рецессии в текущем году, вряд ли стоит ожидать революционных изменений на мировом газовом рынке в результате анонсирования нового месторождения, отметила она.

Добыча природного газа на морских месторождениях в Черном море — очень отдаленная перспектива для Турции даже в благоприятных геологических и финансовых условиях, также считает директор Центра экономической экспертизы Института государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ Марсель Салихов. Наиболее перспективными с точки зрения будущей разработки являются наземные газоконденсатные месторождения на севере страны (бассейн Trace), а не морские месторождения, пояснил он.

В целом, Турция очень зависит от импорта энергоресурсов, в настоящее время менее 1% потребностей Турции в газе обеспечивается за счет собственного производства, напоминает Салихов. Поэтому в последние годы в стране предпринимались активные усилия по коммерциализации запасов сланцевого газа.

Как это влияет на Россию

Как отмечает Константин Симонов из ФНЭБ, Турция — достаточно диверсифицированная страна по поставкам, что там и несколько терминалов СПГ, и трубопроводные поставки – Россия, Азербайджан, Иран. Сейчас Турция пользуется и проседанием спроса на газ, и расширившимися возможностями по получению СПГ по более комфортным ценам, суммарно все это оказывает серьезное давление и на Россию.

«Предстоят очень непростые переговоры по оплате долга (имеется ввиду долг страны перед «Газпромом» по контактам «бери-или-плати»), решается вопрос по второй нитке «Турецкого потока», где Россия рассчитывает на Турцию как на транзитную сторону, теперь есть и еще один аргумент — что в перспективе будет свой газ», — говорит Симонов. — И хотя вскоре поставок турецкого газа на рынок не произойдет, страна сможет показать, в том числе, России, что и без российского газа может быть серьезным игроком в регионе».

Сейчас это громкое объявление об открытиях, во-первых, подкрепляет растущие амбиции Турции как нового газового хаба, что страна активно пропагандирует, во-вторых может помочь оказывать дополнительное давление на поставщиков, между которыми Турция пытается разыграть конкуренцию,

считает эксперт.

Импорт российского газа Турцией в прошлом году резко упал до самого низкого уровня, по крайней мере, с 2005 года, напоминает аналитик международного ценового агентства Argus Элени Каризи. По данным Argus, российские поставки резко упали до 15,2 млрд кубометров в 2019 году с 23,6 млрд кубометров годом ранее. В 2017 году они достигали рекордных 28,7 млрд кубометров, когда совокупное потребление страны достигло 55,2 млрд кубометров. В 2019 году суммарные поставки газа, включая поставки по трубопроводам и СПГ, составили 45,2 млрд кубометров по сравнению с 50,3 млрд кубометрами годом ранее. Потребление газа в Турции снизилось в прошлом году на фоне более слабого спроса из-за экономического спада, поразившего страну после начавшегося в августе 2018 года валютного кризиса и увеличения производства возобновляемых источников энергии, пояснила Каризи.

В 2020 году сокращение поставок российского газа в Турцию продолжилось – за первые пять месяцев экспорт снизился более чем на 50%, говорит Марсель Салихов. Сейчас замещение российского газа происходит за счет увеличения поставок из Азербайджана и СПГ из разных источников, а не собственного производства. Основным негативным фактором для российских поставок является более высокий уровень цен по сравнению с конкурирующими источниками.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *