Налоговая перезагрузка: стратегия развития страны и восстановление справедливости

Налоговая перезагрузка: стратегия развития страны и восстановление справедливости

Depositphotos

С начала пандемии коронавируса российские власти приняли целый ряд мер, которые позволили помочь населению и бизнесу пережить трудные времена, а также удержали экономику страны от краха, предотвратив ее резкий спад. Впрочем, не стало удивлением и то, что все эти дополнительные расходы стали причиной бюджетного дефицита. В этом контексте правительство объявило о планах налоговой балансировки. Как объяснил премьер Михаил Мишустин: «Мы считаем, что в ситуации, когда трудно, все должны принимать участие в решении проблем, стоящих перед страной, перед людьми. Это наша осознанная политика».

Налоговая перезагрузка: стратегия развития страны и восстановление справедливости

«Весь комплекс мер, которые мы проводили во время борьбы с коронавирусом и экономическим кризисом себя оправдал. Теперь мы должны перейти к решению новых задач, и во главу угла по-прежнему ставится безусловное выполнение всех социальных обязательств государства перед людьми», — констатировал Михаил Мишустин.

Вместе с тем, как отмечает RT, на фоне введения карантинных ограничений с апреля по июнь ВВП России сократился сразу на 8%, а по итогам всего года снижение может составить порядка 4%.

«Вопреки негативным прогнозам, в России спад оказался не таким глубоким, как во многих странах мира, а процессы восстановления идут даже более динамично. Прежде всего благодаря своевременным решениям президента и действиям правительства, — подчеркивал Мишустин. — Теперь мы должны перейти к решению новых задач, и во главу угла по-прежнему ставится безусловное выполнение всех социальных обязательств государства перед людьми».

Наблюдатели отмечают, что предлагаемые кабмином меры составляют единую стратегию по повышению стабильности и восстановлению справедливости в стране.

Выравнивание налоговой нагрузки

Следует сразу признать. Да. Для определённой категории налогоплательщиков налоговая нагрузка, действительно, повышается. Но о ком идет речь? Об обеспеченных людях с высокими доходами, а иногда и с офшорными счётами. А также — для добывающих компаний, извлекающих природную ренту.

За счет неоправданно низкой налоговой нагрузки — даже по сравнению с другими отраслями и другими странами — у таких компаний сейчас скапливаются сверх-прибыли на счетах, которые направляются вовсе не на инвестиции и развитие, а на дивиденды, идущие главным образом на офшорные счета.

Таким образом бенефициарами природных ресурсов РФ до сих пор становились немногие богатые люди и другие низконалоговые государства, которые далеко не всегда ценят Россию по достоинству.

Теперь же эти деньги пойдут на повышение общей стабильности российской экономики.

Речь не только о социальных расходах, а ещё и о поддержке другого бизнеса – пострадавшего от последствий пандемии и при этом не накопившего «жирка» за счет низких налогов.

И, кстати, кто, как ни инвесторы, в том числе иностранные, заинтересованы в стабильном и справедливом развитии страны? Ведь только в таких условиях можно делать долгосрочные инвестиции.

Снижение налогов

Дело даже не в повышении налоговой нагрузки. На самом деле правительство приняло и ряд решений по снижению налогов. И именно для той категории, которая особенно остро нуждается в средствах для развития — малый и средний бизнес или, например, IT-бизнес.

Выпадающие доходы от этих решений превышают 1 трлн рублей в год — больше, чем правительство получит от повышения налогов.

Так что с учетом всех решений общая налоговая нагрузка на экономику не повышается, в снижается. Ну, и, конечно, выигрывают от этого простые люди.

Таким образом, речь идёт о революционном для российского бюджета моменте.

Моменте, когда через налоговую реформу государство оставляет больше средств не тем, у кого больше лоббистких возможностей, а тем, кто в них больше нуждается: гражданам, малому и среднему бизнесу, несырьевым отраслям. Лишь такой подход может не только удовлетворить запрос на справедливость в российском обществе, но и привести к необходимому экономическому росту.

Решения по повышению налогов

Повышающий коэффициент 3,5 по НДПИ при добыче полезных ископаемых

Во всех странах мира при добыче полезных ископаемых недр пользователи уплачивают государству горную ренту в виде роялти, привязанного к цене на ресурсы.

При этом для российских компаний, добывающих твердые полезные ископаемые, в том числе руду, химическое сырье, налоговое законодательство было неожиданно сверх либерально.

Уплачивается горная рента от себестоимости затрат на добычу, что в разы, а в некоторых случаях и в десятки раз меньше, чем справедливая рыночная цена на такие природные ресурсы.

Для сравнения: эффективная ставка НДПИ в России по нефти составляет от 40 до 50%, по газу – 15%, драгкамням – 8%, по драгметаллам – около 6%, а по твердым полезным ископаемым всего 0,5 – 0,6% (!) от получаемой выручки. Соответствующие ставки в других странах варьируются от 2% до 6%. Новый уровень позволит хотя бы приблизиться к уровню горной ренты в мировой практике.

Недра принадлежат народу – и те, кто эксплуатирует, должен платить больше налогов. Так принято во всем мире.

Отмена льготы по НДПИ для выработанных месторождений (коэффициент Кв)

При общей достаточно высокой нагрузке по НДПИ льгот нефтяникам за прошлые годы надавали так много, что вся система стала напоминать лоскутное одеяло: льготы на все случаи жизни, в ряде случаев некоторые социально не ответственные компании много лет могли, вообще, не платить никаких налогов.

И хотя Минфин делал попытки перевести систему на Налог на добавленный доход (НДД), старая система пока сохраняется.

Редко, но встречаются у частников и откровенно вопиющие случаи, когда рентабельное месторождение с огромными запасами попадает под налогообложение как старое выработанное. Это приводит к огромным потерям для государства, речь идет о сотнях миллиардов рублей.

При этом решить проблему может гибкий НДД, так полюбившийся нефтянникам – он может снизить нагрузку адресно для действительно старых нерентабельных месторождений.

Корректировка параметров режима НДД

Налог на добавленный доход должен заменить старую систему, но пока он вводился как экспериментальный режим для пилотных месторождений. Параметры нового режима – результат компромисса нефтянных лоббистов и Минфина. По замыслу, бюджет должен был ни проиграть, ни выиграть от новых правил игры (как и нефтянники).

Сейчас идет донастройка режима, через корректировку одного из параметров, что должно принести бюджету дополнительно 97,3 млрд рублей только в 2021 году.

Кто-то скажет: а, может, в кризис оставить частные нефтекомпании в покоя с их сверхприбылями? Чтобы они их направили на собственное восстановление и развитие, а не на пополнение бюджета? Есть и такая точка зрения.

Но объективная реальность — и речь тут даже не о нефтянке — состоит в том, что бизнес сейчас, особенно крупный бизнес, предпочитает направлять деньги не на развитие, а на дивиденды. Дивиденды растут в геометрической прогрессии – в 2019 году, например, прирост составил 67%. А самая крупная часть этих дивидендов зачастую идет, если говорить откровенно, на счета офшорных компаний, которыми владеют собственники-акционеры этих компаний.

И в этих условиях лозунг «оставим деньги на развитие» по факту звучит как «пускай эти деньги уйдут в офшоры». И оставляя им эти деньги, мы, на самом деле, обеспечиваем повышенную доходность для акционеров этих бизнесов.

И теперь, кстати, об офшорах.

Пересмотр ряда Соглашений об избежании двойного налогообложения и повышение налога с дивидендов по таким Соглашениям

Данными соглашениями предусматривается пониженная ставка налога на дивиденды в адрес резидентов этих юрисдикций – 5%, хотя та же ставка налога внутри России составляет 13%, а общая ставка по дивидендам для иностранных лиц – 15%. Инструмент применяется как способ стимулирования международных инвестиций. Проблема в том, что на практике эта льгота уже давно стала частью офшорной схемы по занижению налоговой базы в России.

Льгота применяется не реальными иностранными инвесторами, а российскими же бизнесменами, которые вкладывают в Россию не напрямую, а через подставные фирмы в низконалоговых юрисдикциях. Стоит вспомнить хотя бы, что Кипр, традиционно, был самым большим инвестором в российскую экономику. При этом в России уже созданы условия для перевода таких офшорных холдингов в Россию – в Специальные административные районы (САР) во Владивостоке и Калининграде.

Повышение НДФЛ до 15% на доходы больше 5 миллионов в год

По сути введен элемент прогрессивного налогообложения, что отчасти являлось запросом со стороны населения, потому что в этом видят справедливость. И это, кстати, затронуло лишь незначительную часть населения с высокими доходами.

Дополнительные доходы от этой меры в размере 190 млрд рублей будут целевым образом направлены на лечение детей с тяжелыми, редкими заболеваниями, на закупку дорогостоящих лекарств, техники и средств реабилитации, на проведение высокотехнологичных операций.

Повышение акциза на табачную продукцию на 20%

Текущая версия Налогового кодекса уже предусматривает, что в 2021 году ставки акцизов на табачную продукцию должны вырасти на 4% – до 2045 руб, ставка акциза на электронные сигареты и вейпы – до 52 руб. за штуку. В предложенных Минфином ставки акцизов составят 2359 руб. и 60 руб. соответственно. Эта мера сопряжена только с одним риском, к которому сейчас апеллируют табачники – рост контрафактной продукции. Они предлагают увеличить акциз не более, чем в два раза. При этом компании называют такие точные, по процентов, изменения объема контрафактной продукции, что создается ощущения – в своих бухгалтериях они ведут точный учет, какой контрафакт и откуда будет завезен. Вообще-то, для борьбы с этой проблемой у нас уже есть инструмент – обязательная маркировка товаров, в том числе табачной продукции.

Решения по снижению налогов

Основной бенефициар снижения налогов – малый и средний бизнес, особенно пострадавший в период распространения короновирусной инфекции. Так, только за счет снижения страховых взносов, отсрочки и списания налогов и страховых взносов бюджет потерял порядка одного триллиона рублей.

Снижение страховых взносов для малого и среднего бизнеса

Снижение страховых взносов принималось как часть анти-кризисной программы по поддержке экономики в условиях введения ограничительных мер весной этого года. При этом действие этой льготы станет бессрочным и продолжится после кризиса. Устойчивое развитие малого и среднего бизнеса – одна из ключевых целей экономической политики, направленная на повышение доходов граждан, на создание самодостаточного среднего класса в России, на диверсификацию экономики и повышение конкуренции.

И если раньше нацпроект по развитию МСП содержал мероприятия не-фискального характера (льготные кредиты, технопарки), что вызывало много вопросов у бизнеса (льготы трудно получить, технопарки будут нескоро), то теперь государство впервые стимулирует бизнес через снижение фискальной нагрузки. То есть оставляет МСП заработанное им – самая быстрая и эффективная мера, на которую долго не решались.

Ведь именно высокие налоги на труд указывались бизнесом как один из главных негативных факторов для развития и как фактор ухода в тень.

Фактическое введение инвестиционной льготы

Юридическая возможность предоставлять инвестиционную льготу для бизнеса у регионов существовала давно, однако фактически эта мера не действовала, поскольку в региональных бюджетах не было на это денег. Теперь же благодаря со-финансированию со стороны федерального бюджета компании получили право уменьшать налог на прибыль на величину затрат на создание или модернизацию производственного оборудования.

По сути, это помощь в обновлении основных фондов. Без этого невозможно ни повышение производительности труда, ни рост прибыли, ни рост зарплат.

Льготы для IT-бизнеса

Были приняты беспрецедентные меры по налоговой поддержке IT-компаний в виде снижения ставки по налогу на прибыль с 20% до 3%. Развитие IT-отрасли является мировым трендам, поскольку именно эта отрасль может повысить эффективность и снизить издержки во всей экономики. Таким образом, поддерживая IT-компании, государство рассчитывает на большие мультипликативные эффекты.

Во многом повышение налогов обусловлено беспрецедентными мерами поддержки в результате введения ограничительных мер при распространении короновирусной инфекции. Большая часть этих мер была анонсирована в рамках антикризисных пакетов весной и летом этого года.

Каким образом можно было профинансировать эти расходы

Заимствования

Они и так уже увеличиваются. В 2020 году уже составят 4-4,5 трлн рублей — объем беспрецедентный, вдвое превысит уровень прошлого года. И это еще при том, что для страны практически закрыты внешние рынки и размещать долговые бумаги приходится исключительно за счет внутренних инвесторов. В течение следующей трехлетки госдолг также будет значительно увеличиваться.

Средства ФНБ

Их уже начали использовать – на покрытие дефицита в 2020 году планируется потратить из ФНБ порядка 350 млрд. Потратить же весь ФНБ при условии растущих рисков – не дальновидное решение. А если вторая волна пандемии и экономика опять замрет? Не говоря уже о других черных лебедях.

Россия и так отошла от бюджетного правила, не сократив бюджетные расходы (как обычно делается в кризис), а, наоборот, их увеличив. Чтобы сохранить стабильность системы, обеспечить социальные обязательства

Оптимизация

В следующем году средства также будут мобилизованы и за счет сокращения расходов. На 10% урезаны все расходы, не связанные с социальными обязательствами, на 5% – госпрограмма вооружений. Отменяется также индексация зарплат госслужащих. В 2021 году все это даст более 900 миллиардов рублей.

Перекошенный бюджет

Однако в сложившихся условиях даже всех этих мер недостаточно и без повышения налоговой нагрузки было не обойтись. Другое дело, что в данном случае это не только вынужденная мера, но и давно назревшее решение.

По сути правительство воспользовалось моментом, чтобы «выправить» перекошенный бюджет.

Хорошо известно, что одна из проблем нашей экономики – неравномерное распределение капитала: в одних отраслях накапливаются излишки денежных средств, которые направляют на дивиденды, потому что в этих отраслях нет необходимости в инвестициях в таком объеме, другие отрасли, наоборот, недоинвестированы и нуждаются в капитале.

Перетока капитала не происходит – капитал, как уже было сказано, выводится за рубеж. Отсюда низкие темпы роста инвестиций.

А в том случае, если эти излишки будут изъяты в бюджет, они вернется в экономику, бизнесу, просто это бизнес из других, несырьевых отраслей. Предприятия их получат не только через компенсацию выпадающих доходов от налоговых льгот, но и через прямые меры поддержки: от льготных кредитов и гарантий по ним, до субсидий и других мероприятий Общенационального плана по восстановлению экономики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *