«Минимум прибыли для бюджета»: что творится в госкомпаниях

Эксклюзив

Прослушать новость

Остановить прослушивание

«Минимум прибыли для бюджета»: что творится в госкомпаниях

Марина Лысцева/ТАСС

Госкомпании перечисляют в бюджет минимум чистой прибыли и не имеют стратегии развития, пришла к выводу Счетная палата РФ. Программа по разгосударствлению российской экономики переносится из года в год и не будет выполнена к 2024 году. И на это есть свои причины — чиновники не заинтересованы в приватизации госсобственности, отмечают эксперты.

«Минимум прибыли для бюджета»: что творится в госкомпаниях

Счетная палата РФ выявила, что госкомпании перечисляют в бюджет минимум чистой прибыли и не имеют стратегии своего развития. Это следует из результатов проводившейся в 2017-2019 годах проверки эффективности управления государственным имуществом чиновниками из министерств и ведомств.

«В анализируемом периоде федеральными органами исполнительной власти, как правило, принимались решения о перечислении в бюджет минимально возможного размера чистой прибыли госкомпаний», — говорится в отчете аудиторов (документ имеется в распоряжении «Газеты.Ru»).

При этом некоторые ФГУП (федеральные государственные унитарные предприятия) и АО (акционерные общества) даже не имели «утвержденных программ деятельности».

Это означает, что госкомпаниям разрешали работать так, как получится, а чистую прибыль в бюджет направлять в минимальном размере.

На этом преимущества в статусе госкомпании не заканчиваются.

Работают на покрытие своих убытков

В тех случаях, когда распорядителем имущества от лица государства является не министерство, а госкорпорация, то чистая прибыль компании не зачисляется в федеральный бюджет, а поступает в доход госкорпорации.

«При этом госкорпорации не ограничены в определении размера части чистой прибыли, подлежащей перечислению корпорации, и могут принять решение о направлении всей прибыли, например, на покрытие убытков предыдущих лет», — говорится в отчете аудиторов.

По состоянию на 1 января 2019 года, в России было зарегистрировано 435 госпредприятий и 819 акционерных обществ с государственным участием.

Но сколько их на самом деле, точно неизвестно.

«Анализ указанной формы отчетности за 2018 год показал риски отсутствия достоверной информации о количестве организаций с государственным участием… Государственные информационные ресурсы содержат сведения не соответствующие друг другу и официальной статистической информации», — говорится в отчете Счетной палаты РФ.

Не всегда даже понятно, почему некоторые госпредприятия закреплены за министерствами, которые не являются для них профильными. Удивило проверяющих Минобрнауки.

«Например, Минобрнауки РФ представило сведения о 166 подведомственных ФГУП, из которых 114 являются сельхозпредприятиями», — отмечается в отчете СП.

Отсутствие достоверной информации о количестве госкомпаний очень выгодно чиновникам, на которых возложена задача по разгосударствлению экономики, то есть, по выходу из капитала компаний через процедуру приватизации. Дело в том, что политическое руководство страны еще со времени развала СССР и образования Российской Федерации поставило задачу провести максимальную приватизацию госсобственности, передать ее в частные руки. Считается, что частник эффективнее управляет собственностью, может нарастить прибыль и больше доходов принести в бюджет.

Полный отказ от ФГУПов, их ликвидация планировалась еще к 2018 году, но это не было реализовано. Их объединяли, разъединяли или они сами становились банкротами. Но в итоге ФГУПы по-прежнему составляют значительную часть российской экономики.

По данными Федеральной налоговой службы, из единого госреестра юридических лиц в период 2017-2019 годов исключены 460 ФГУП, из которых 233 предприятия (50,7%) — по причинам неудовлетворительного финансового состояния. Например, банкротства или отсутствия какой-либо деятельности. И еще 103 предприятия (22,4%) было присоединено к другим ФГУП.

Как отмечают аудиторы СП, в основных направлениях деятельности правительства до 2024 года предусмотрено сокращение количества организаций с госучастием на 10% каждый год. Но если ликвидация ФГУПов продолжится такими темпами, то сохраняются «предпосылки к дальнейшему существованию ФГУП и после 2024 года».

В вялотекущем режиме идет и приватизация акционерных обществ. По состоянию на 6 декабря 2019 года приватизировано 256 пакетов акций, что составило 52,6% от 487 запланированных, говорится в отчете СП.

Госкомпании — это навсегда

Власти пытаются сократить долю государства в экономике еще с 90-х годов прошлого века, но практически мало что изменилось, отмечает руководитель Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. В ликвидации госкомпаний нет заинтересованности у влиятельного класса чиновников.

«Значимость чиновника, его вес в административной системе измеряется деньгами, которыми он располагает, и активами под его управлением. Госпредприятия, все эти ГУПы, ФГУПы, МУПы и казенные учреждения — это и актив и деньги одновременно»,

— говорит Николаев, добавляя, что никто добровольно не откажется от такого лакомого куска.

Несмотря на то, что правительство периодически обновляет планы по приватизации госимущества, декларируются задачи о выходе государства из бизнеса, чиновники всегда находят причины, чтобы не передавать госсобственность в частные руки. Под предлогом низкой ликвидности или незаменимости госпредприятий в некоторых отраслях экономики.

«ФГУПы — это нередко и запасной аэродром на случай увольнения с госслужбы. И разновидность аутсорсинга после очередного сокращения госаппарата. Сокращенных чиновников переводят в ФГУП и они там продолжают выполнять прежний функционал. В общем, у кураторов, засевших в министерствах, всегда есть личный мотив оставить все как есть», — добавляет эксперт.

Живучесть госкомпаний объясняется еще тем, что чиновнику, куратору этих структур, удобнее управлять бизнесом.

«Чиновнику так проще. Так удобнее. Отдал распоряжение — и работа началась. Но в отсутствии конкурентной среды товары и услуги, произведенные ФГУПами, всегда выходят для потребителей дороже. Госкомпании вне рыночных условий сами начинают диктовать цены», — говорит Николаев.

Иррациональная задержка в приватизации госсектора объясняется также стремлением государства сохранить контроль над стратегическими крупными активами, а также отсутствием острой фискальной необходимости в приватизации, отмечает инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов.

«У правительства относительно низкий госдолг и небольшой дефицит бюджета», — говорит Суверов.

Он считает, что ставка на госкапитализм – «это осознанный стратегический выбор нынешнего руководства России». Власти убеждены, что при помощи госкомпаний можно эффективнее реализовать затратные инвестиционные проекты, стройки века, легче собирать налоги, к тому же госкомпаниями действительно не так хлопотно управлять, как частными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *