Государства не справились: мировая экономика готовится к большому сдвигу

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Государства не справились: мировая экономика готовится к большому сдвигу

Depositphotos

Либеральные экономические теории оказались бессильны перед разразившимся из-за коронавируса мировым экономическим кризисом, и в рамках большого сдвига на первый план вновь выходят консервативные экономические теории, предполагающие усиление роли государства в преодолении нынешних проблем, пишет издание Bloomberg. «Газета.Ru» пообщалась с экономистами и выяснила, окажется ли такой подход действенным на практике или пришло время опробовать что-то принципиально новое.

Государства не справились: мировая экономика готовится к большому сдвигу

Мировой экономический кризис заставил развитые страны отойти от либеральных моделей регулирования экономики и вернуться к вышедшим из моды в 70-е годы прошлого века консервативным практикам, пишет издание Bloomberg.

Автор статьи обращает внимание на то, что одним из главных инструментов поддержки экономик в острый период кризиса стали значительные государственные расходы, и, по сути, только благодаря им кризис во многих странах не оказался еще глубже. Разумеется, такие программы не бесконечны, и когда появляются намеки на то, что скоро такие инструменты будут свернуты, инвесторы начинают серьезно нервничать.

Укрепление роли государства в регулировании экономических процессов — кейнсианский подход, суть которого состоит в том, что

в кризис государство обязано нанять 100 человек, чтобы те пошли копать яму, а потом еще 100, чтобы закопать ее обратно. Это позволяет снизить безработицу, запустить промышленные экскаваторы и самосвалы, нефтехимическую промышленность, которая заправляет их топливом, а в итоге — дать людям заработать деньги, которые они же потратят на покупку товаров, и затраты государства вернутся в виде налогов.

Разумеется, о том, что сама по себе яма никому не нужна, говорить в таком случае не приходится.

«Бюджетные стимулы по сравнению с денежными оказывают большее воздействие, поскольку в этом случае денежные средства можно направлять напрямую домохозяйствам и предприятиям. Кроме того, бюджетные стимулы лучше подходят для оказания адресной помощи тем, кто больше всего в ней нуждается во время кризиса, например безработным», пишет Bloomberg, указывая в то же время на то, что центробанки, изначально созданные в противовес желанию государства собирать больше налогов, могут помочь повысить покупательную способность людей только косвенными методами — через манипулирование ценой заимствования денег (проще говоря — ключевой ставкой).

Подтвердила Bloomberg необходимость усиления роли государства в экономике главный экономист Citigroup Inc. Кэтрин Манн. По ее мнению,

в нынешней кризисной ситуации мировые правительства должны использовать налогово-бюджетную политику не только для достижения краткосрочных целей вроде выведения экономики из депрессивного состояния (как в кейнсианстве), но и для достижения долгосрочных целей (как в неокейнсианстве).

Поможет только война

По просьбе «Газеты.Ru» несколько экономистов рассказали о своем отношении к идее возврата к кейнсианским методам регулирования экономики. Так, руководитель Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович отметил, что в целом такой подход в некотором смысле оказался эффективен в преодолении Великой депрессии — тяжелейшего экономического кризиса, разразившегося в США в 30-е годы прошлого века. Но при этом ученый напомнил, что

выходу из того кризиса усиление государственной роли в экономике помогло лишь косвенно, а основным экономическим стимулом, позволившим США не скатиться в еще более глубокую «депрессию», стала Вторая мировая война.

«Государство пыталось взять на себя роль главного актора и хотело завести экономику через госзаказы. Но если бы не Вторая мировая война, США из той самой депрессии бы так и не вышли. Как ни цинично это звучит, но именно военные заказы помогли стране встать на ноги в тот непростой для нее период», — объясняет Георгий Остапкович.

Вместе с тем ученый высоко оценил ту же программу раздачи денег каждому американскому гражданину, но отметил, что рассматривать это с точки зрения каких-то кейнсианских «побуждений» все же не стоит. Дело в том, что во всех развитых западных странах на это смотрят несколько иначе.

«На Западе те, кто верят в неолиберальную школу, прекрасно понимают, что ни правительство, ни министерство, ни внешнеторговое ведомство, ни центробанк не сеют, не пашут, не строят и не создают никакого реального ВВП, — продолжает Георгий Остапкович. —

Все это делают люди, поэтому помогать в первую очередь нужно им, а уже потом люди сами своей производительностью и своими налогами поднимут экономику и вернут в нее все средства, потраченные на адресную помощь».

В этом смысле, считает эксперт, материальная помощь и инвестиции в человеческий капитал в целом помогают спасти население от депривации, то есть от вынужденного отказа от потребления товаров и услуг. Поэтому нынешний спад ВВП, который в странах Запада по итогам года, скорее всего, будет заметно сильнее, чем у России, там так же быстро отыграют. Напротив, беднеющее население с его низкой производительностью труда неспособно поддержать стремительное восстановление экономики.

Радикальные меры

Впрочем, сторонники некоторых относительно новых экономических течений сейчас задаются вовсе не вопросом, что лучше — следовать монетаризму или возвращать кейнсианство, а считают необходимым в первую очередь разобраться в причинах возникновения самого кризиса.

Так, в беседе с «Газетой.Ru» член Либертарианской партии России политэкономист Артем Северский отметил, что в нынешней ситуации важнее всего понять, что даже самые развитые государства мира оказались неспособны подготовиться к пандемическому кризису (хотя предпосылки были — коронавирусные вспышки 2003 и 2012 годов) и теперь пытаются спасти из «горящей избы» хоть что-то ценное.

«Итогом тотальной неподготовленности стали судорожные меры по обеспечению эпидемиологической безопасности в условиях неопредел–нности риска, и многие государства — Британия здесь наиболее яркий пример — непредсказуемо метались между отсутствием мер и введением жесткой изоляции граждан в домах»,

— объясняет политэкономист.

Что касается экономического спада, он, по мнению Артема Северского, тоже был неотвратим, и в данный момент стоит сконцентрироваться на том, как человечеству быстрее и наименее болезненно избавиться от его последствий.

«К счастью, государства уже сейчас пошли на ослабление ранее созданных препон в разработке и регистрации препаратов, очень важно эти достижения закрепить и расширить, — сказал Артем Северский. — Бороться с болезнями, в конечном счете, мы можем только разработкой лекарств, но за последние десятилетия она была запретительно осложнена всё накапливающимися директивами и требованиями».

Но если роль государства в экономике будет усиливаться дальше, человечеству это только навредит, считает собеседник «Газеты.Ru», и даже нынешняя пандемия уже показала, к чему приводят подобные кейнсианские методы.

«Как реализация такой политики выглядит в нынешних условиях, мы уже видели — государства выдают гражданам ваучеры на посещение ресторанов, те граждане, которые решают, что это стоит риска, направляются заражаться и подогревают вторую волну эпидемии»,

— говорит Артем Северский.

Экономическое развитие по сути характеризуется полной неясностью целей и необходимостью экспериментально решать задачи на острие сразу всех возможных сфер человеческого благополучия, соизмеряя вклад в каждый проект с постоянно изменяющимися потребностями людей. И в этом смысле государства — плохие управленцы, не приспособленные к предвосхищению рисков и управлению большими и сложными процессами, заключил собеседник «Газеты.Ru».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *