Угроза для авианосцев: как «Циркон» изменит расклад сил на море

Прослушать новость

Остановить прослушивание

Угроза для авианосцев: как «Циркон» изменит расклад сил на море

Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

Как стало известно, до конца года будет выполнено еще три тестовых запуска гиперзвуковой ракеты «Циркон» с борта фрегата «Адмирал Горшков». В ходе стрельб будет отработано поражение морской цели типа «авианосец». С особенностями боевого применения «Цирконов» разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Угроза для авианосцев: как «Циркон» изменит расклад сил на море

Все три пуска, по сообщениям СМИ, пройдут с реальным поражением морских или наземных мишеней, имитирующих авианосцы и стратегические объекты противника. Ближайшая из стрельб состоится в конце октября — начале ноября.

Гиперзвуковые ракеты «Циркон» рассматриваются как одно из перспективных средств борьбы с авианосными ударными группами (АУГ). И это не удивительно.

Современные авианосцы — главная ударная сила военно-морского флота на морях и океанах и их ввод в сражение зачастую решает исход вооруженного противоборства в целом.

Во всех локальных войнах последних десятилетий авианосцы зарекомендовали себя как очень эффективное средство ведения боевых действий. Вместе с тем авианосцы — очень дорогие корабли в постройке и эксплуатации. Стоимость современного атомного ударного авианосца уже достигает $13-14 млрд. Это, между прочим, 20% бюджета Вооруженных сил РФ. Сейчас всего лишь девять стран в мире имеют в своих флотах такие корабли.

К примеру, в составе ВМС Соединенных Штатов в настоящее время находится 11 атомных ударных авианосцев. Десять типа «Нимиц» — «Нимиц» (CVN-68), «Дуайт. Д. Эйзенхауэр» (CVN-69), «Карл Винсон» (CVN-70), «Теодор Рузвельт» (CVN-71), «Авраам Линкольн» (CVN-72), «Джордж Вашингтон» (CVN-73), «Джон К. Стеннис» (CVN-74), «Гарри С. Трумэн» (CVN-75), «Рональд Рейган» (CVN-76), «Джордж Г. У. Буш» (CVN-77) и один типа «Джеральд Р. Форд» – «Джеральд Р. Форд» (CVN-78).

Авианосцы ВМС США действуют в составе авианосной ударной группы (один авианосец и корабли сопровождения — так называемая боевая группа) либо авианосного ударного соединения (несколько авианосцев и корабли сопровождения). При этом ударные авианосцы являются ядром группы. В составе палубной авиации США сегодня 67 эскадрилий и 731 самолет.

В распоряжении у Китая пока два авианосца — «Ляонин» (проект 001) и «Шаньдун» (проект 001А). В 2018 году Китай приступил к строительству авианосцев по проекту 003.

Как ранее писала «Газета.Ru», китайцы ставят перед собой задачу иметь в боевом составе ВМФ НОАК к 2035 году шесть авианосцев. В КНР уже построили вторую верфь для сооружения кораблей этого типа.

В ВМС Великобритании всего два авианосца — HMS «Queen Elisabeth» и HMS «Prince of Wales».

Франция располагает только одним кораблем такого типа — авианосцем «Шарль де Голль» (R91). Это первый французский надводный боевой корабль с атомной силовой установкой, флагман французского военно-морского флота.

В составе ВМС Италии два легких авианосца — «Кавур» (C550, Cavour, ex-Andrea Doria) и «Джузеппе Гарибальди» (C551, Giuseppe Garibaldi).

ВМС Индии располагает одним авианесущим крейсером проекта 1143 — INS «Викрамадитья» (R33), второй корабль (INS «Викрант», R44) спущен на воду и находится в стадии достройки.

В ВМС Испании к авианосцам можно отнести «Juan Carlos I» (L61), хотя, скорее всего, это все-таки универсальный десантный корабль.

В ВМФ России всего один тяжелый авианесущий крейсер — «Адмирал флота Советского Союза Николай Кузнецов». В настоящее время он находится на ремонте.

И, наконец, в составе ВМС Таиланда есть авианосец «Чакри Нарубет». Он является самым маленьким среди современных авианосцев.

Как известно, одной из главных, можно сказать, первостепенных задач отечественного ВМФ, начиная с послевоенных времен, является борьба с авианосными ударными (многоцелевыми) группами вероятного противника, которые представляют значительную угрозу важным объектам государства и Вооруженных сил, расположенным у береговой черты. Эти вопросы в нашем ВМФ традиционно возлагались (и возлагаются в настоящее время) на корабли, подводные лодки и морскую ракетоносную авиацию.

Планировалось, что в первую очередь авианосцы вероятного противника будут поражать подводные лодки проекта 949А (с противокорабельными ракетами типа П-700 «Гранит») и дальние бомбардировщики типа Ту-22М3 с противокорабельными ракетами типа Х-22 (Ту-22М3М с ракетами Х-32).

Однако многие отечественные эксперты считают, что радиус действия имеющихся в распоряжении отечественных средств поражения не позволяет даже выйти надводным кораблям, подводным лодкам и авиации на рубеж пуска противокорабельных крылатых ракет (ПКР).

Даже в случае большой удачи и осуществления пуска ПКР по авианосцу, корабли прикрытия из состава боевой группы вероятного противника с легкостью уничтожат все атакующие ПКР типа Х-22/32 и П-700.

С принятием на вооружение, развертыванием серийного производства гиперзвуковых противокорабельных ракет «Циркон» и последующим оснащением изделиями этого типа кораблей и подводных лодок современного российского ВМФ такая проблема во многом будет решена.

По некоторым данным, дальность стрельбы этой ракеты может достигать 1000 км. Это уже само по себе сильно ограничивает возможности гипотетического противника по организации эффективной противоракетной/противовоздушной обороны отряда боевых кораблей (АУГ, АМГ).

Далее, очень сильно в пользу российского флота в этом случае будет сказываться чрезвычайно высокая маршевая скорость ракеты «Циркон» (более 8М) в сочетании с ее очень малой эффективной отражающей поверхностью.

К примеру, сегодня самая перспективная зенитная управляемая ракета, поступающая на оснащение крейсеров и эсминцев УРО ВМС США типа «Тикондерога» и «Арли Берк» — SM-6 Block I/IA Dual I.

Она предназначена для поражения пилотируемых и беспилотных летательных аппаратов, сверхзвуковых низколетящих крылатых ракет, боевых блоков баллистических ракет на конечных участках траектории. О возможности уничтожения гиперзвуковых крылатых ракет (да еще маневрирующих в ходе полета, а такая возможность у «Циркона», надо полагать, есть) предприятие-изготовитель (корпорация Raytheon) умалчивает.

Помимо всего прочего, при такой высокой маршевой скорости полета (М – 8 и более) перспективных российских ПКР работное время (т. е. время от момента обнаружения цели до момента пуска ЗУР/ПР) зенитных/противоракетных систем вероятного противника сводится практически к нулю. Иными словами, не успел обнаружить, как уже получил ракету в борт.

Поэтому наличие гиперзвуковых крылатых ракет в арсенале отечественного флота (которые по своей эффективности приравниваются к тактическому ядерному оружию) радикально меняет соотношение сил на морях и океанах. Какого-либо эффективного средства борьбы с отечественными ГЗКР у вероятного противника пока нет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *